Что мне делать как мне делать быть в толпе вороной белой

Искренние, открытые, непонятные. О белых воронах

Каково быть белой вороной среди прочих? Почему мы чувствуем себя лучше и свободнее среди тех, кого называют чудаками и даже ненормальными? На примере фильма «Зачарованная» обсуждаем эту тему с психологом Светланой Шарко.

1576644 five

Маргарита Кичерова: В фильме говорится о девушке — белой вороне, и в нашем обществе часто встречаются такие — с нестандартным мышлением, общество часто считает их чудаками или даже ненормальными. Действительно ли белая ворона ненормальная?

— Часть таких людей и правда не в себе. Если у человека некое нарушение личности, то оно может выражаться в его инаковости, которую сложно принять. Такие городские сумасшедшие. Но есть другие вовсе не потому, что с ними что-то не так, они просто другие.

— Вот давайте поговорим об этих самых просто других.

— Если говорим о нашей Зачарованной — она прекрасная, умеет любить искренне и доверчиво. Немного похожа на дитя в своей открытости, даже у того, кто ее приютил в Нью-Йорке, возникает ощущение, что у неё «что-то не так с головой». А потом он понимает, что она может видеть прекрасное в мире.

— А что он заметил в ней особенное? Почему он решил, что она сумасшедшая?

— Она доверяла ему, что тоже очень странно.

— У неё все люди хорошие…

— Она откликалась на заботу и вообще была открытой. У неё горячая душа, поэтому она его страшно удивляла.

— А что делать таким чутким и ранимым людям? Их часто не принимают. А измениться — значит, стать такими, как все.

— Им вообще непросто в этой жизни. У них идет выбор: нарастить умение взаимодействовать с миром, но при этом не превратиться в «черную ворону».

— Нарастить панцирь и в то же время сохранить себя?

— Я не сказала «нарастить панцирь». Скорее умение принимать этот мир, контактировать с ним. Героиня не просто доверчивый ребенок или городская сумасшедшая — она искренне верит, что эта открытость помогает ей. В фильме говорится: если ты такая, как есть, имей храбрость принимать себя.

— Достойно стать лозунгом.

— Общество часто с раннего детства говорит, что вот это плохо, опасно, в парке петь и танцевать нельзя — на тебя будут смотреть странно. Но когда она поет — создается ощущение, что рядом с такими очень искренними людьми ты становишься лучше.

— Но часто белые вороны могут быть испуганными, проявляя индивидуальность, пытаются куда-то ее задвинуть.

— Это не закрытые люди в футляре, и главный герой видел, что героиня делает какие-то странные вещи, но при этом почему-то ему тепло, когда он смотрит на неё. А его дочь изначально как всякое дитя видит правду, теплоту, откликается на неё. Даже его невеста, такая вроде женщина с оскалом, потом тоже превращается в ту, какая она есть. Хватает его и целует сама. Рядом с такими белыми воронами мы позволяем себе большее. Хотя в реальной жизни им приходится плохо.

— Как она помогала воссоединиться собиравшейся разводиться паре, искренне плакала. И благодаря ее слезам они поняли, что любят друг друга.

— Многие из наших поэтов, музыкантов тоже белые вороны. Необязательно они люди открытые, они могут иметь какие-то особенности — я опять же не про психологические отклонения. Наше общество жестоко в своих требованиях. И для многих остается загадкой: как оставаться собой и при этом не быть отвергнутым обществом.

Зачем идти наперекор обществу

— Противостоять обществу непросто. Зачем человек этого хочет?

— Чтобы сохранить себя. У них есть смелость и храбрость «быть собой». При этом и героиня фильма кое-чему научилась. Когда появился ее невменяемый принц, просивший немедленно пожениться, она говорит: надо узнать друг друга, пойти на свидание. И на свидании стало понятно, что принц не тот. Добавился чисто женский навык. Он всем хорош, но он герой не того романа.

— Белыми воронам называют женщин, уходящих от брака, ведь по мнению общества женщина должна хотеть замуж и семью. А та, может, и хочет, но не видит пока подходящего человека.

— Я двадцать лет работаю как раз с темой отношений и мало встречала женщин, которые прямо не хотят. Они скорее по каким-то причинам не могут, не входят в отношения, им трудно. Я всегда вижу травму: «мне больно, потому что я не могу». Но я уважаю их выбор… Нашей принцессе пришлось пройти испытания, прежде чем получить реального принца. Она полезла на самую высокую башню, ей пришлось сразиться с драконом — лживым, подлым, носящим маски, со змеей, замаскированной в очаровательную даму.

— И как часто такие драконы встречаются на пути зачарованных девушек?

— Внутри нас может жить такая же дама-дракониха, и принцесса, и бурундук. Важно со смелостью увидеть в себе образ этой ядовитой змеи лицемерной. Когда мы выходим из своих защит, мы расколдовываем собственную зачарованную, которая может любить, танцевать в парке, делать глупости, шить платье из шторы, хочет вокруг красоты, гармонии и порядка.

— И она может просить о помощи.

— Да, даже мерзких тараканов попросила о помощи.

— С добром и любовью смотреть на тараканов, крыс.

— Да, всех своих тараканов она приняла. И набралась смелости выбрать того, кого полюбила. С кем и дальше могла танцевать, петь. У принца не было той глубины, он истинно сказочный.

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Источник

История «белой вороны»: как перестать чувствовать себя лишним

590

Пожалуй, в любом классе есть своя «белая ворона». И это не исчезающий вид пернатых из Красной книги, это живой ребёнок, подросток, человек. Эдакий странный ученик в стандартном среднестатистическом классе. Хочу поделиться своим опытом отношений с одноклассниками.

Моя история взаимоотношений с одноклассниками сложилась таким образом, что в своих мыслях я всё чаще и чаще называю себя «белой вороной» и чувствую свою «непохожесть» на них. Я не всегда знаю, что с этим делать и как с этим жить.

В классе я одиночка. У меня нет близких друзей, да и просто друзей, наверное, тоже нет. Я вроде бы со всеми, но всегда одна. Кажется, что отношение ко мне совсем другое, чем ко всем остальным. Меня сторонятся и не берут в общие проекты. Иногда кажется, что меня побаиваются от незнания, что со мной делать и как идти на контакт. Да, честно сказать, и я не особо горю желанием быть со всеми. Внутри часто возникает противоречие, которое я пытаюсь разобрать по косточкам.

С одной стороны, я не хочу быть как все и пытаюсь не тратить время на пустое. С другой стороны, я хочу, чтобы на школьной дискотеке и меня приглашали на медленный танец

В такие минуты я задаю себе вопрос: что я делаю не так? И суть не в желании быть популярной и всем нравиться. Просто иногда страх быть одной должен пройти трансформацию в свой собственный осознанный выбор — быть не как все.

Возможно, кажется, что быть такой «белой вороной» не так трудно. Ты уверен в себе, ничего не боишься и точно знаешь, чего хочешь. Кто-то тебе даже завидует, что так легко умеешь отстаивать своё мнение, не боишься думать и делать в противовес всем. Так вот, заявляю: это страшно, ещё как страшно. Это даже страшнее, чем быть как все.

Почему возникает ощущение «белой вороны»

Когда начинаешь задумываться о каких-то глобальных вещах, задаёшь вопросы, пытаешься найти ответы, ты становишься неудобным и непонятным, потому что на многие вещи уже сам смотришь не как раньше. Нет интереса проводить время с друзьями, тусуясь в торговых центрах, и болтать беспрестанно о косметике и новых сериалах. Вроде бы веселье и шутки, а будто пустое всё, не несёт отдачи и впечатлений.

Однажды, одноклассница сказала мне: «Ты всегда всё делаешь никак всё». И я задумалась, что же я делаю иначе и почему не можем найти общий язык? Мы действительно, все разные и это нормально. Просто, наверное, в подростковом возрасте особенно трудно в этом признаться.

Читайте также:  Эта жизнь пройдет как сон был я в нем или не был

Несмотря на бунт и желание делать всё не так, как все, доказать, что ты есть и самостоятелен, нельзя забывать о страхе быть непринятым

Как будто бы общество, в котором я живу, — полностью определяет меня. И даже если оно мне не нравится, это намного лучше, чем жить без определения. Это лучше, чем быть никем. Быть одному, не значит быть одиноким

Я заметила, что все мои одноклассники будто боятся остаться с самим собой один на один. Ведь в обществе принято считать, что если один — значит, с тобой что-то не так. Но быть одному — это не порок и это не навсегда. Быть одному — это быть разборчивым и не обманывать себя. Я поняла, что для меня намного важнее прислушиваться к себе и понимать, чего действительно хочу, чем идти на поводу у общепринятых норм.

Мне нравится быть одной, и мне за это не стыдно. Наша душа вмещает в себя множество противоречий и чувств. Наша главная задача — научиться принимать всё, что в нас есть. В том числе тёмную сторону нашей личности. Я признаюсь себе, что мне комфортно быть одной, я этого не боюсь, но и готова принять в себе то, что нуждаюсь в поддержке, друзьях.

Я очень долго обижалась и не понимала, почему я не могу сочетать в себе всё то, что мне так нравится и хочется. Почему я не могу сохранять свою индивидуальность и при этом находиться в обществе своих сверстников. Почему я становлюсь для них непонятной и нам не о чем поговорить. И у меня есть выбор: либо попытаться стать как они, чтобы быть признанной. Либо быть одной, но не страдать от одиночества, а получать от него ресурс для счастливой жизни. Тот же школьный проект люблю делать в одиночку: тогда точно знаешь, что никто не подведёт. А иногда наоборот, я не делаю школьный проект, который по правилам нужно делать в паре или тройке только потому, что меня просто никто не выбирает. Конечно, мне обидно, но напоминаю себе при этом, что сама выбрала путь, — не обманывать себя. И если мне не интересно с ними в обычной жизни, то почему им должно быть интересно со мной?

Как перестать чувствовать себя «другим»

1. Перестать себя обманывать. Честно признаться в своих чувствах. Я поняла, что я злюсь и мне обидно. Но я злюсь вовсе не на своих одноклассников. Я их люблю и всегда благодарна за их поддержку в трудной для меня ситуации. Я злюсь на ситуацию, которая заставляет меня думать: а что тут есть на самом деле? Что меня злит? Почему я чувствую себя одинокой? И в чём моя личная выгода так думать? Ведь мир таков, каким мы его видим. Признаться себе в том, что тоже нуждаешься в любви. Просто так. Просто потому что ты есть.

2. Понять, чего вы действительно хотите. Почему мне так важно чувствовать себя частью какого-то коллектива? В чём мой страх быть одной и думать не так, как все? Я действительно хочу заслужить их уважение и любовь или мне просто страшно делать собственный выбор и нести за него ответственность? Когда приходит осознание, что для меня значит быть белой вороной, тогда минусы от этого статуса воспринимаешь более спокойно и списываешь на издержки «непохожести».

3. Признаться себе в том, что я — это я. Я никогда не смогу быть кем-то ещё кроме себя. Потому что я — это я. И это мой главный дар.

4. Найти единомышленников, тех, кто будет за тебя. Эти люди не всегда одного с тобой возраста. Они могут быть намного старше. Главное, они принимают тебя и всегда готовы обнять, когда тебе нужны будут силы снова быть одной.

Белая ворона — это не моё желание. Но я хочу делать свой выбор, а значит, сегодня я — белая ворона.

Источник

«Белая ворона»: как личности выжить в коллективе

«Я постоянно спрашиваю себя, почему людей не вдохновляют мои достижения. Чего они все боятся?

belaya vorona.jpg.pagespeed.ce.GWlTDThwPE

Надо сказать, что это было не просто признать. Но в этом и заключается моя сила. Мне пришлось признать, что моя сила, мои достижения и способ пробиться и выжить не вдохновляет других людей. Люди не принимают и боятся этого.

Думаю, люди боятся думать самостоятельно, бороться за себя и пытаться реализовать свои мечты. Их пугают те, кому это удается.

Мы живем в таком мире, в обществе, где успех расценивается как слабость. Как то, чего нужно стыдиться.

Многие люди панически боятся поражения. И когда они видят успех других людей — думаю, такова человеческая природа — они хотят его разрушить. Для того, чтобы чувствовать себя лучше, они пытаются свести успех других людей до своего уровня».

Эти слова принадлежат Мадонне. Самая влиятельная и самая успешная в мире поп-исполнительница произнесла их в одном из своих интервью.

В ответ на замечание, что за многие годы своей карьеры ей удалось приучить публику к мысли, что ей безразлично, как к ней относятся люди, Мадонна сказала: «Я просто хорошая актриса».

Разве в этих откровениях мега-поп-дивы вам не слышится боль одиночки, постоянно вынужденной доказывать, что он достоин чьего-то уважения?

Наверняка многим тоже знакомо, как это быть везде «иным» и всегда лишним. Речь о человеке, который маркируется окружающими как «не наш», «чужой», «другой».

Поговорим о «белых воронах».

Коллектив всегда стремится к единообразию и упорядоченности. А личность горит желанием быть уникальной.

Конфликт между желанием «быть как все» и страхом «ничем не отличаться от других» описывал Эрих Фромм в своих исследованиях авторитаризма.

Он выводил два уровня организации сообществ.

Первый — это непосредственно коллективизм. Здесь действует принцип: «Будь с нами — стань как мы».

Второй — солидарное сообщество, состоящее из различных индивидуальностей. Такой группе присуще толерантное отношение к каждой личности. Она словно провозглашает: «Ты не похож на нас, поэтому будь с нами. Мы принимаем тебя, как ты принимаешь каждого из нас».

Чтобы быть частью коллектива, как его понимал Фромм, личность должна подогнать себя под общий стандарт. Солидарное сообщество объединяет личностей и тем самым обогащает и укрепляет себя.

Как мы приходим к мысли, что то или иное сообщество подходит именно нам?

Когда мы наблюдаем за военной колонной на параде, нас поражает ее численность, слаженность, упорядоченность рядов. Мы воспринимаем такое сообщество как сильное, так как тысячи в нем действуют как один.

Но когда мы наблюдаем за другими объединениями — интеллектуальными клубами, университетами, общественными организациями — «знаком качества» для нас является наличие у ее членов как можно большего количества известных личностей. Здесь срабатывает мысль: «Если кто-то считает, что это достойное сообщество, то я тоже хочу быть ее членом».

И коллективизм, и солидарность каждая личность выбирает сама, исходя из собственных предпочтений.

Но отношения между личностью и коллективом более сложные. В контексте драмы между индивидом и коллективом часто вспоминают сказку о гадком утенке.

Помните, как весь курятник травил маленького птенчика только потому, что он был лебедем?

Эта картина вызывает возмущение. Как гуси навязывают потомку свободных птиц стандарты красоты и поведения. Куры, гуси, лебеди. Выбор всех гадких утят планеты очевиден.

Читая сказку, люди сочувствуют одиночке. Но делают ли они это в реальности?

Эта история воспринимается как рассказ о диктате серости над изящным существом.

Но что, если бы речь шла о злоключениях утенка в лебедином гнезде?

Если бы это лебеди щипали детеныша за то, что он «Замора» и не достоин звания королевской птицы?

Причиной того, почему сообщество не воспринимает одиночек, всегда является их непохожесть. И здесь элитарные группы не менее жестоки, чем маргинальные объединения.

Быть «белой вороной» означает чувствовать свое несоответствие.

Психолог Роберт Чалдини объясняет, почему коллектив отторгает того, кто способен на демонстративное нарушение общепринятых правил.

В своей работе «Психология влияния» он описывает эксперимент, когда на оживленном перекрестке специальный человек должен сначала остановиться, как и другие прохожие, а затем выделиться из толпы и перейти улицу на красный сигнал светофора.

Читайте также:  Как по английски будет майкрософт

В одном случае экспериментатор должен быть одет в дорогой костюм, в другом на нем одежда рабочего. Психологи заметили, что за хорошо одетым мужчиной другие люди на перекрестке следовали гораздо более охотно.

Так стоит ли удивляться, что устоявшиеся социальные группы не просто настороженно относятся к тем, кто выделяется, но и пытаются противодействовать им?

Не зря авторитарные режимы и диктаторы охотятся на индивидуалистов, шельмуют их и противопоставляют «хорошим конформистам». Сдержать успех индивида для коллектива — это вопрос сохранения единства.

Логика здесь проста. Если каждый начнет записывать альбомы трехсотмиллионными тиражами, или отправится на поиски Шамбалы, то кто тогда будет работать в колхозе?

Сплошная красная дорожка концептуально несовместима с борьбой за повышение надоев. Поэтому когда вам кажется, что окружающие не способствуют вашей самореализации, во многих случаях вам это не кажется.

Одиночество в толпе всегда невыносимо. И неважно, почему человек подвергается обструкции.

Большинство делает очень простой выбор: сломаться и подстроиться под общие стандарты, или бороться против них всю свою жизнь.

Поэтому, можно научиться быть другим и при этом не растерять друзей, близких и знакомых?

Можно. Но, это гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

Начинать нужно с себя. Сколько раз, чувствуя отторжение, вы утешали себя, что это из зависти или из-за вашего превосходства?

Сколько раз вы все списывали на зависть?

Задумайтесь, а уважаете вы тот коллектив, который не хотите воспринимать вас как равного?

Видите ли вы интересное в тех людях, которые не хотят признавать вас?

Путь «белой вороны» к самодостаточной личности начинается с осознания, что нет «худших и лучших». Другой — это просто другой.

Быть высокофункциональной «белой вороной» означает просто быть. Не нужно пытаться изменить себя под ожидания окружающих. Стоит простить себе некоторое несовершенство.

«Белая ворона» часто попадает в ловушку, когда решает стать безупречной. Мол, так ее невозможно будет не полюбить. Если ради сохранения отношений вы перестанете быть собой, то действительно ли любят и ценят именно вас? Прекратите доказывать, что вы достойны.

Подумайте над тем, что когда вас призывают стать лучшим, вам сразу дают понять: «Друг, ты, конечно, неплохой человек, но таким ты мне не нравишься». Разве это не унизительно постоянно получать от близких напоминание, что они рядом с вами авансом? Что ваше с ними общее — это большая поблажка с их стороны.

Прекратите конкурировать за статус лучшей птицы в курятнике. Это не рационально, а иногда может быть и опасно. Травлей окружающие побуждают личность включиться в борьбу, начать стараться выслуживать себе уважение.

Каждая «белая ворона» должна помнить, что в мире бройлеров лучшие птицы первыми оказываются на праздничном столе. В качестве ужина.

Секрет в том, чтобы научиться защищать свою индивидуальность, принципы и ценности не только от критиков, но и от тех, кто постоянно ожидает от вас большего.

Мадонна в своем интервью называет «силой» свое осознание, что человеческая природа такова, какова она есть. Бесполезно пытаться переделать коллектив под себя.

Так что же будет признаком успешно решенной конфликта между личным и коллективным?

Вы должны определить степень близости и выставить барьеры. Это ваше право просить близких не касаться каких-то тем или не переходить границ.

Если, конечно, они хотят сохранения отношений так же, как и вы.

Если же нет. Это сложнее.

Но и здесь есть выход. Задайте себе вопрос: «А хочу ли я хранить отношения с человеком, который на мои настойчивые просьбы, отвечает игнором?». Если окружающие не воспринимают вас несмотря на попытки установить с ними здоровые отношения, то может это просто не ваше сообщество?

Многогранная личность способна к функционированию на многих уровнях: личностном, коллективном и солидарном. Попробуйте найти с каждым то безопасное эмоциональное расстояние, которое будет комфортным для вас обоих.

Люди могут быть отличными от вас. Но всегда есть что-то, о чем можно поговорить за чашкой чая.

С кем-то вы могли бы пойти в разведку без колебаний, но поход в супермаркет с этой же человеком превращается в ад. Значит, не ходите с ним в супермаркет.

Цените надежность, душевность, простоту и глубину. Не в одном человеке, а у многих.

Источник

Конкурс Белая Ворона Голосование.

Здравствуйте, уважаемые авторы.

Приступаем к голосованию на конкурсе БЕЛАЯ ВОРОНА. На конкурс принято 24 стихотворения

ВНИМАНИЕ. Голосующий должен оценить каждое представленное на конкурс стихотворение по пятибалльной шкале, за своё произведение ставим 0. Голосующий имеет полное право использовать всю шкалу оценок на свой собственный вкус

Голосуют все желающие. Голосование для участника конкурса обязательно, непроголосовавший участник лишается пяти баллов от итогового количества полученных в результате голосования оценок.

ВНИМАНИЕ. пожалуйста, указывайте свой стихирский псевдоним!!

Чтобы не нарушить анонимность, своё стихотворение тоже необходимо разобрать, пишите, что нравится Вам самим, а может быть о том, что не удалось сделать.

Приветствуются доброжелательные заметки, которые, может быть, помогут авторам увидеть свои недочёты или исправить ошибки. Каждый обзор можно размещать в рецензиях к данному анонсу. За обзоры также будут начисляться баллы от 1 до 5, которые суммируются при подведении итогов.

ВНИМАНИЕ. Свои обзоры размещаем в рецензиях на странице, шорт листы с оценками высылаем мне на почту.

Напоминаю, что любой автор стихиры может учредить свой собственный Приз зрительских симпатий и отдать его самому понравившемуся стихотворению.

Очень прошу рассмотреть стихи не спеша и написать о каждом. Конечно, если ваше мнение полностью совпадает с предыдущими ораторами, можно так и сказать, но ведь у нас, у каждого свой вкус и наверняка именно вы увидите в стихотворении что-то такое, о чём и не думали другие авторы.

От души желаю всем удачи.

А это конкурсные произведения:

Давно отзвенели капели, вслед всполохи чувств улеглись,
Утихли в садах его трели, зовущие с птицами ввысь.
И сердце устало влюбляться, на дев равнодушно смотрел,
Любовь стала вроде абстракций трепещущих, жаждущих тел.

Но вдруг опалил взгляд влюблённый и трепетный свет из очей,
Была она белой вороной, что ночью видна без свечей.
Особой красой не сверкая, с фигурой – и вовсе пролёт,
Как будто, любовь неземная, свершила с ним переворот.

Он снова раскрыл счастью душу, забыл про земные дела,
За нею на море и сушу бросался, куда б не вела.
Да, только однажды настигла, как смерч, стая чёрных ворон,
И белого ангела мигом распяла под крики и стон.

Сонет о белой вороне.

Спишь каждый день на чистых простынях,
И свежий сыр тебе несут в постельку,
Ты поживи, как мы, одну недельку,
Тогда узнаешь, что такое страх!

Птенцов таскают кошки из гнездовий,
И перья выбиваются шпаною,
Рогатками нас бьют! Ну, где покой?

Подружки! Вы получше поглядите:
Я также маюсь серой долей птичей.
А цвет?
Меня ж обсыпали мукой…

Корона для белой вороны.

Наигравшись словами,
заставляя плакать бездушных,
хочется лени, покоя
у пыльного трона. Сбывается:

» Рок даёт царство рабам и
доставляет пленным триумфы.
Впрочем, счастливец такой
реже белой вороны бывает. » *

* ЮВЕНАЛ древне-римский поэт.

Остров белых ворон

Никто причин явления не знает,
Но испокон веков так повелось:
Когда заводится в «нормальной» стае
Несчастный воронёнок-альбинос,
То все кричат: «Ату! Он – прокажённый!
Чужак! Прогнать! Устроить казнь и суд!»
Но как-то раз две белые вороны
Друг с другом утром встретились в лесу.

Они смогли друг друга с полукарка
Понять, и им понравилось вдвоём.
Потом прибилась третья к ним товарка,
Четвёртая… Компания ворон
Решила: «Ждём своих и улетаем.
Смеётся тот, за кем последний смех.
Есть в море остров, он необитаем.
Вот там и будем жить вдали от всех».

Они недовольны. Волнуется власть:
Откуда-то серая в стае взялась.

Иль серость ее – это свойство нутра,
А значит, на курсы вороньи пора?

Эстетствует в поисках новых текстур?
Иль просто хипует в плену субкультур?

А может быть, рядится в мавра она,
Кипучих отелловых планов полна?

Крикливые мненья сошлись на одном:
Она на сообществе – темным пятном!

Проснулась каркуша в холодном поту…
Неужто смогла задремать на лету?

И справа, и слева сестрицы кричат,
Сереют – без красок. Темны – без врача.

А белая где. Да вон там, где забор.
Все ждет. Обсуждают ее приговор…

Нет, это плюс, определённо,
А не какой-нибудь изъян!
Я – очень белая ворона
Среди зелёных обезьян!

Читайте также:  Ягоды баобаба красные как есть

Быть белой – это благородно,–
Скажу вам, перья распустив.
Зелёный цвет – уже не модно,
Бананы – это примитив.

Как жизни радоваться праздно,
Скакать, орать, любить? За что!?
Они же просто безобразны
В зеленолиственных пальто!

А я – звезда! Но что обидно,
Меня не ценят ни рожна.
И этим странным индивидам
Моя харизма не нужна.

Не стать, конечно, мне макакой,
Но чтоб своей признал народ,
Придётся перья красить в хаки
И есть бананы круглый год.

Бросил дождь на волосы серую вуаль…
Почему не белую? Не хватило тюля?
Нервы туго скручены в жёсткую спираль –
Стало слишком холодно в месяце июле.

Ночь тревожно синяя – васильковый цвет…
А хотелось светлую, в золотистой гамме.
Я сейчас придумаю радостный сюжет,
Где меня встречаешь ты с белыми цветами.

Серебрист неоновый свет у фонаря…
Почему не розовый? Было бы теплее.
Дождь стучит по зонтику цвета янтаря,
Ты уже не встретишься – глупая затея.

У разлуки мрачные, скучные тона…
Ты вернись, пожалуйста, разгони дождливость.
Серою вороною я брожу одна.
Почему не белою? Значит, не сложилось…

Амбар- строение для складки зернового хлеба, муки, а иногда и других товаров.

В Христианстве, значение Тартара: под ним стали подразумевать нижние пространства в царстве грешников.

С неба птица спустилась на белых крылах.
На других непохожею птица была.
Мне бы надо её отогреть, накормить,
приручить и водою с руки напоить;
полюбить непременно за то, что бела,
и упрятать в мешок (с глаз долой) зеркала.

. Миновала зима. Прилетел козодой
петь и пить из ручья под вороньей звездой.
«Фюрр-фюрр-фюрррюю. » ему вторит чудо-жена.

Не от сажи, так с горя ворона черна.

Замыкая созданья спираль,
Искривив параллели,
Свою слабость проявит Титан,
Свод обрушив на Землю.

Ворон белый прервёт свой полёт,
В прах рассыплется Вечность.
Время бег прекратит и замрёт,
В точку сжав бесконечность.

Не мамкой с папкою в ту ночь
была ты сотворёна.
Им подарил не аист дочь,
а белая ворона.

Ты не похожа на других,
не шарма и не лоска.
Одежд не носишь дорогих,
ну, просто альбиноска.

Ты аскетична и проста,
любви с добром палата.
Я бы сказал – Ты дочь Христа,
так же чиста и свята.

Поселилась в ветках клёна
Эта белая ворона.
Поселилась и живёт
И других не признаёт!

— Ни к кому не ходит в гости,
— Никому не моет кости.
Отчего такая смелая?!
Вот, что значит птица белая.

«На свете все вороны – братья-сестры!» –
Звучит красиво. Типа «Миру – мир!»
Мне ж эта фраза – словно камень острый. –
В ней холод и безжалостность секир.

Я крашу перья. – Чтобы показаться
Такой, как все! Пыталась «быть собой»,
Но в белизне сознаться – значит, драться.
За то, чтоб оправдать природный сбой?

Ах, если б краска милость сотворила
Открыв сиянье новых перспектив:
Не только перья – душу мне покрыла,
Нутро мое с наружностью срастив!

Конечно, я б навеки потемнела,
И, видно, то была б уже не я,
Но одинокой быть, чужой и белой –
Живьем толкаться в дверь небытия.

Да мыслимо ли это? Лишь изгоем
Смотреть? И отражение клейма
В любых глазах встречать? Себя слугою
Наружности считать, сходя с ума?

А может, сесть в углу? Задернуть шторы
И месяц никуда не выходить?
Чтоб только стены спальни с коридором
Могли в меня шипы очей всадить?

Да, все вороны – сестры. Или братья.
Но для меня с рожденья черен снег.
И выдержу ли я свое проклятье.
Ведь не ворона я, а человек.

Любимое дитя оксюморона*
или предвестница крикливой тишины

Витала под созвездьем Близнецов
В своем гнездовье белая ворона,
Высиживая сереньких птенцов
В спокойной ряби высохшего Дона.
Прозрачная туманность сентября
Подчёркивала сытую бездомность,
Зашторивая, мягко говоря,
Её слегка назойливую скромность.

В веселости печальницы-весны
Молчанье колокольного набата.
Реальность раскурлыкивала сны
В заботливой картине невозврата.
Логично размышляя, чепуха
Настойчиво и скромно превращала
Размытый абрис смертного греха
В случайность триумфального провала.

* умная глупость, т.е. сочетание слов с противоположным значением.

Хоть не ворона я, и масть моя не белая,
но как ни пыжусь – парадокса не пойму:
всё по закону и по правилам я делаю –
а получается всегда не по-уму.

К примеру, школу с золотой медалью кончила –
а в универ меня не взяли всё равно,
причём, никто не пояснил вполне доходчиво,
что стало данной ситуации виной.

С карьерой, в общем-то, сперва как будто ладилось,
однако ж – вот он, непонятный результат:
невысоко висит с «портфелем» перекладина –
а не дотянешься, все заняты места.

И так во всём: чего я только не наделаю –
да всё не в лад, а где причина – не пойму.
Ведь не ворона, и конечно же не белая –
так отчего ж со мной судьба не по-уму?

Землю опутали рельсы и шпалы,
Взрезали чрево ветвями метро,
Горло терзали удавкой кварталы,
Сетью давила бескрайность дорог.

Заживо брошена в руки асфальта,
Скована узостью затхлых дворов,
Жертва молчит … под экзотикой смальты
Теплятся угли священных костров.

Дразнят сородичи «белой вороной»:
В космосе множество разных планет,
Но не прижился на них посторонний,
Нет человека – мучителя нет.

Жертва молчит … смотрит сны о ромашках,
Сердцем спокойно считает толчки,
Только однажды смиренность рубашек
Непринуждённо порвёт на клочки.

Солнцу навстречу сквозь метры бетона,
Разом добившись и прав, и свобод,
Может быть, взмоет чудесным бутоном,
Может, вулканом печально вздохнёт.

К черту все! Обиды и сомненья.
К черту мелочи житейских неудач!
К черту неприя. и невезенье!
К черту не.
Не плачь, душа, не плачь!
К черту всех начальников и теток!
К черту злобство их и пересуды!
Ни к чему сводить мне с ними счеты!
Как они, я все равно не буду!
Не тому меня всю жизнь учили.
А добру, вниманью и заботе.
Как же вы людское позабыли?
По каким законам вы живете?
Этого не в силах я понять.
Не хочу быть белою вороной,
Чтобы черные могли клевать.
Я уйду! Уйду. Определенно.

Меж игрищами в красках карнавала
И спорами о половом вопросе,
Супруга Цезаря однажды услыхала
Поэму о вороне-альбиносе.

Средь приглашенных, с чашею хмельною,
Поправ собою принятую схему,
С отставленною левою ногою,
Читал поэт крамольную поэму.

Исповедь белой вороны

Так трудно быть белой вороной в толпе мрачно-серого цвета.
Одной среди стаи огромной, где все презирают за это.

За то, что я птица другая, и мнение с общим не схоже.
Найти бы мне белую стаю, для них я была бы хорошей.

Там, крылья расправив свободно, с такими, как я бы летала,
Где искренних и благородных, и небезразличных немало.

Там память о прошлом хранится, забота о будущем – норма!
И всюду царит справедливость! Жаль! Это – несбыточно…, вздорно…

Вы о белой вороне? О девочке той, белобрысой?
С белой шёлковой лентой в объёмной белёсой косе?
Да, я помню: мы в школе дразнили её белой крысой.
Да, она от рожденья была не такая, как все.

Да, я знаю: сегодня она на весь свет знаменита,
И её тихий карк всё сильнее с экранов звенит,
И цена белых перьев уже достигает зенита,
Только чем же у Бога они заслужили зенит?

И она? Тем, что с самого детства была альбиносом?
Разве в этом хоть малая капля заслуги её?
Сколько чёрных ворон в нашем мире останутся «с носом»!
А из белых ворон повсеместно растёт вороньё.

Да, конечно, мы любим болтать о вороньем народце,
Но среди всех ворон, научившихся каркать стишки,
Я люблю тех, кто стал (и кто не был рождён) иноходцем,
И кто смог, как тот волк, гениально шагнуть за флажки.

Мне приходится с грустью смотреть на своё оперенье:
Цвет заметно иной, да и годы, увы, бременят.
Я не стал «не как все». И всё больше растёт подозренье,
Что не стану и впредь. Но я стану растить воронят.

Все бабульки во дворе называют панком,
Мелко крестятся вослед, говоря: «Свят-свят».
Но теперь со мною дружит Хорошева Танька.
Вызываю этим я зависть у ребят.

Источник

Adblock
detector