Эт хок как есть

Что такое Ad Hoc в Wi-Fi сети, для чего нужен и как настроить на Windows 10, 7 и XP?

Всем привет! Ad hoc – это режим беспроводной сети, которая не имеет постоянной структуры и строится «на лету», благодаря сопряжению пары устройств. Такой режим еще называют IBSS (Independent Basic Service Set) или P2P «точка-точка». Чтобы его реализовать, достаточно, чтобы оба устройства были снабжены Wi-Fi адаптерами, а в операционной системе, через которую с ними можно взаимодействовать, были установлены драйвера.

Принцип работы Ad hoc

Для режима Ad Hoc необходимо минимум оборудования. Главное, чтобы каждая станция была наделена WiFiадаптером. Создавать какую-либо сеть при этом не нужно.

Данный режим подразумевает участие каждого узла в маршрутизации с помощью транзита данных для прочих узлов. Узнать, какие узлы пересылают информацию, можно основываясь на используемый алгоритм маршрутизации. Ad Hoc обычно реализуют для создания временных сетей. Например, когда нужно связать ПК с внешним Wi-Fi адаптером, и ноутбук (с внутренним беспроводным модулем).

Как подключить? Все зависит от того, какая версия Windows установлена на вашем компьютере. Отчет начнем с самой современной – Windows 10.

Windows 10

Чтобы создать сопряжение между двумя устройствами, на одном из них нужно создать Wi-Fi, а на втором к ней присоединиться.

На первом устройстве:

1 64

На другом устройстве запустите Wi-Fi поиск и подключитесь к только что созданной точке. Готово, P2P настроен.

Windows 7

В семерке настройка займет немного больше времени:

control.exe /name Microsoft.NetworkandSharingCenter

2 63

3 60

4 61

5 58

6 52

Затем с другого устройства включите поиск Wi-Fi сети и присоединитесь к этой точке.

Windows XP

Такой способ можно реализовать и на Виндовс XP:

7 49

8 45

9 41

10 40

11 37

12 32

13 29

Теперь на втором компьютере:

14 28

15 25

16 23

Готово, коннект Peer-to-Peer завершен и настроен.

Источник

ВС РФ о решении суда ad hoc

Верховный Суд РФ: Без воли сторон на рассмотрение спора в арбитраже решение суда ad hoc не подлежит исполнению.

23.03.2020 | Новая адвокатская газета | Марина Нагорная

В комментарии «АГ» один из экспертов указал, что, возможно, ВС поторопился с выводами относительно согласия или несогласия участника третейского разбирательства с тем, что суд будет ad hoc, поскольку данный статус прямо предписан законом. Поэтому, согласовывая иностранный арбитраж, стороны тем самым сразу же согласовывают рассмотрение споров в порядке ad hoc, и делать вид, что это не так, как минимум странно. Второй полагает, что судебная коллегия «элегантно» обошла принцип эстоппеля со ссылкой на публичный порядок.

Верховный Суд опубликовал Определение от 12 марта №304-ЭС19-20506, в котором разъяснил, необходимо ли исполнять решение, вынесенное международным арбитром в арбитраже ad hoc, если стороны об этом не договаривались.

Обстоятельства дела

Общества с ограниченной ответственностью «ВостокЭнергоЧермет» и «ОЛИМП-ГРУПП» заключили договор, в котором указали, что все споры, связанные с данным договором, рассматриваются в Хельсинском международном коммерческом арбитраже (далее – ХМКА) при организации «Хельсинские международные арбитры». Там же отмечалось, что Регламент ХМКА является неотъемлемой частью арбитражного соглашения, а спор подлежит рассмотрению арбитром единолично на основе письменных материалов, представленных сторонами. Арбитра для разрешения спора назначает председатель арбитража либо его заместитель в ранге председателя (зам. председателя) территориальной (национальной) коллегии. Решение арбитража будет являться для сторон окончательным, оспариванию не подлежит, стороны обязуются выполнить его добровольно в указанный срок, с соблюдением порядка, определенного решением арбитража.

23 ноября 2018 г. общество «ОЛИМП-ГРУПП» обратилось с исковым заявлением в ХМКА в связи с ненадлежащим исполнением «ВостокЭнергоЧермет» условий договора. Для разрешения спора был образован третейский суд.

11 февраля 2019 г. было вынесено решение, поименованное как решение третейского суда, образованного сторонами для разрешения конкретного спора, в лице арбитра ХМКА. С ответчика в пользу истца было взыскано свыше 5 млн руб.

Поскольку ответчик решение суда не исполнил, общество-истец обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о выдаче исполнительного листа. Заявление было удовлетворено. Арбитражный суд Западно-Сибирского округа оставил решение первой инстанции без изменения.

При вынесении решений суды сослались на ст. 238, 239 АПК РФ, а также нормы Закона об арбитраже, Постановление Правительства РФ от 25 июня 2016 г. № 577 «Об утверждении Правил предоставления права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения и Положения о депонировании правил постоянно действующего арбитражного учреждения». Они, в частности, указали, что в рассматриваемом случае к принудительному исполнению предъявлено решение, вынесенное состоявшимся в РФ третейским судом, администрируемым иностранным арбитражным учреждением, которое, однако, не получило в России статус ПДАУ в соответствии с нормами Закона об арбитраже. Суды пришли к выводу, что к данной ситуации применима специальная норма ч. 3 ст. 44 Закона об арбитраже о последствиях администрирования иностранным арбитражным учреждением, не получившим в России статуса ПДАУ, арбитража в РФ.

Согласно указанной норме, для целей Закона об арбитраже такие решения рассматриваются на территории РФ как арбитражные, принятые третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора (ad hoc). Решение по делу, как указали суды, было вынесено в соответствии с регламентом иностранного арбитражного учреждения, а доводы ответчика не свидетельствовали о том, что при вынесении решения был нарушен публичный порядок РФ.

Читайте также:  Как сделать чтобы на градуснике была высокая температура

Далее ООО «ВостокЭнергоЧермет» обратилось в Верховный Суд РФ. В кассационной жалобе заявитель указал, что третейский суд действовал в обход регулирования, установленного Законом об арбитраже, при этом была создана видимость наличия третейского суда, администрируемого иностранным арбитражным учреждением, с целью избежать необходимости получения статуса ПДАУ в РФ. Заявитель также отметил, что ХМКА не являлся по существу иностранным арбитражным учреждением – доказательства того, что третейское разбирательство администрировалось именно иностранным арбитражным учреждением, в материалах дела отсутствуют, а администрирование арбитража осуществлялось в России. Кроме того, подчеркивалось, что заявитель не давал согласия на рассмотрение споров, вытекающих из договора, в процедуре ad hoc, соответствующее соглашение между компаниями отсутствует.

В заседании Верховного Суда представитель ООО «ОЛИМП-ГРУПП» отметил, что контрагент потерял право на возражение против исполнения решения третейского суда по причине того, что при рассмотрении спора в ХМКА не ссылался на отсутствие у арбитража компетенции на рассмотрение данного спора, а также не выражал иным способом несогласие с рассмотрением спора арбитром ХМКА.

Выводы Верховного Суда

Изучив материалы дела, ВС отметил, что в договоре истец и ответчик явно выразили свою волю на рассмотрение споров арбитражем, администрируемым арбитражным учреждением, именуемым как ХМКА. Истец предъявил иск в ХМКА в соответствии с арбитражной оговоркой и согласно Регламенту ХМКА по указанному в данных документах адресу подачи исков в г. Москве. При этом процессуальные вопросы решались председателем арбитражного учреждения: постановление о компетенции и об образовании третейского суда для разрешения конкретного спора было вынесено председателем ХМКА в г. Москве, он же назначил арбитра, который принял оспариваемое решение. Заявление об отложении заседания истец также направлял в ХМКА по адресу в г. Москве, материалы дела хранились там же.

ВС заметил, что указанные признаки являются характеристиками администрирования арбитража (п. 3 ст. 2 Закона об арбитраже) – выполнение постоянно действующим арбитражным учреждением функций по организационному обеспечению арбитража, что позволяет сделать вывод о том, что спор был рассмотрен третейским судом в РФ, администрируемым постоянно действующим арбитражным учреждением, именуемым ХМКА, по установленным им правилам, а не арбитражем ad hoc.

Между тем, добавил Суд, федеральный законодатель установил ряд требований к деятельности постоянно действующих арбитражных учреждений (как национальных, так и иностранных) в России. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 44 Закона об арбитраже постоянно действующие арбитражные учреждения создаются при некоммерческих организациях. Такое арбитражное учреждение вправе осуществлять деятельность при условии получения некоммерческой организацией, при которой оно создано, права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, предоставляемого актом уполномоченного федерального органа исполнительной власти. Запрет администрирования арбитража со стороны арбитражных учреждений, не получивших права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения в соответствии со ст. 44 Закона об арбитраже, применяется по истечении года со дня установления правительством порядка предоставления права на осуществление функций ПДАУ – т.е. согласно Постановлению Правительства РФ от 25 июня 2016 г. № 577 «Об утверждении Правил предоставления права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения и Положения о депонировании правил постоянно действующего арбитражного учреждения», с 1 ноября 2017 г.

Таким образом, заметил ВС, с 1 ноября 2017 г. для администрирования арбитража в РФ необходимо наличие права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Данные требования Закона об арбитраже применимы и в рассматриваемом случае, поскольку спор возник из договора, заключенного 1 декабря 2017 г., а иск предъявлен в арбитраж 23 ноября 2018 г.

Указанный запрет, подчеркнул Верховный Суд, с 1 ноября 2017 г. применяется и в отношении иностранных арбитражных учреждений. В соответствии с ч. 3 ст. 44 Закона об арбитраже иностранные арбитражные учреждения признаются постоянно действующими при условии получения права на осуществление указанных функций в соответствии с данной нормой Закона, за исключением иностранного арбитражного учреждения, которое указано в арбитражном соглашении участников (акционеров) международной компании, заключивших такое соглашение до регистрации международной компании на территории России.

«Однако доказательства того, что ХМКА получил право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения в Российской Федерации как ПДАУ, созданное при некоммерческой организации Российской Федерации, равно как и иностранное арбитражное учреждение, в материалах дела отсутствуют. В перечне как российских, так и иностранных арбитражных учреждений, признаваемых постоянно действующими арбитражными учреждениями в Российской Федерации, который ведет Министерство юстиции Российской Федерации, ХМКА не упоминается. В материалы дела документы, подтверждающие факт получения разрешения постоянно действующим арбитражным учреждением с таким наименованием, не представлялись», – отмечается в определении.

Суд указал, что исключением из указанного требования публичного порядка о разрешительном характере деятельности постоянно действующих арбитражных учреждений в России является случай, когда арбитраж, администрируемый иностранным постоянно действующим арбитражным учреждением, не получившим статуса ПДАУ в РФ в соответствии с Законом об арбитраже, вынес решение на территории России по спору на основании соглашения о разрешении спора в третейском суде ad hoc (ч. 3 ст. 44 Закона об арбитраже).

Высшая инстанция добавила, что суды признали ХМКА иностранным арбитражным учреждением и применили норму ч. 3 ст. 44 Закона об арбитраже. Однако доказательства того, что администрирование арбитража осуществлялось иностранным ПДАУ, отсутствуют. Напротив, в материалы дела представлены доказательства, свидетельствующие о том, что администрирование арбитража осуществлялось в России (в частности, исковое заявление предъявлено по адресу в РФ, отделение, выполняющее функции секретариата, также имеет адрес в РФ, о чем указано в решении арбитража, а также на сайте ХМКА, назначение арбитра осуществлялось в Москве, в решении арбитража прямо указано, что он действует на основании Закона РФ об арбитраже).

Читайте также:  Как понять что есть спайки в маточных трубах

«Поскольку отсутствуют доказательства администрирования арбитража иностранным арбитражным учреждением, норма ч. 3 ст. 44 (в части признания решения арбитража решением арбитража ad hoc) в данном случае применена судами необоснованно», – заключил ВС.

Кроме того, отмечается в определении, указанная норма не подлежит применению ввиду отсутствия соглашения сторон о разрешении их спора в порядке ad hoc. Исходя из содержания арбитражного соглашения, стороны не выразили свою волю на то, что все споры, возникающие из договора, будут рассматриваться третейским судом, образованным для разрешения конкретного спора (ad hoc). Напротив, указал Верховный Суд, соглашение содержит ясное указание, что все споры подлежат рассмотрению в ХМКА. При этом ВС добавил, что соглашение сторон о разрешении спора арбитражем ad hoc не было заключено и после возникновения спора.

При таких обстоятельствах, подытожил Верховный Суд, процедура рассмотрения спора и принятия решения ХМКА от 11 февраля 2019 г. была направлена на обход закона с целью рассмотрения спора арбитражным учреждением, не получившим статуса ПДАУ в России.

В обоснование данного вывода ВС сослался на ст. 10 ГК РФ, в соответствии с которой не допускаются действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). В случае несоблюдения данных требований суд с учетом характера и последствий злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом, в том числе направленные на защиту публичного порядка РФ.

Таким образом, указал ВС, данное решение противоречит публичному порядку РФ, поскольку спор между истцом и ответчиком был фактически рассмотрен постоянно действующим арбитражным учреждением, не обладающим соответствующим статусом и компетенцией в России, действующим в обход закона с противоправной целью, что является основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 239 АПК.

При таких обстоятельствах, заметила высшая инстанция, довод «ОЛИМП-ГРУПП» о потере контрагентом права на возражение против исполнения решения третейского суда по причине того, что заявитель кассационной жалобы при рассмотрении спора в ХМКА не ссылался на отсутствие у арбитража компетенции на рассмотрение спора, не выражал иным способом свое несогласие с рассмотрением спора арбитром ХМКА, является необоснованным. «Правовой принцип утраты права на возражение при недобросовестном или противоречивом поведении («эстоппель») не подлежит применению в настоящем случае, поскольку предотвращение совершения действий, направленных на обход закона, защита правопорядка и общества от соответствующих негативных последствий указанных действий являются приоритетными задачами суда в рамках охраны публичного порядка Российской Федерации», – подчеркивается в определении.

В итоге ВС отменил решения нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Источник

Ad hoc

Ad hoc (лат. Ad hoc — «по месту») является латинской фразой, означающей «к этому, для данного случая, для этой цели». Как правило, используется для обозначения решения, предназначенного для конкретной проблемы или задачи и не предназначенного для какого-либо обобщения или адаптации для других целей. Сравните с Априори.

Типичными примерами являются организации, комитеты и комиссии, созданные на национальном или международном уровне для решения конкретной задачи. В других областях термин может относиться, например, к воинской части, созданной при особых обстоятельствах, к костюму, сшитому по специальному заказу, к разработанному вручную сетевому протоколу или к уравнению, разработанному для конкретной цели.

Выражение Ad hoc может иметь также негативный подтекст, предполагая временные решения, неадекватное планирование или импровизированные события.

Содержание

Комитеты, комиссии и организации Ad hoc

Ad hoc организации, включая комитеты и частные некоммерческие организации, создаются при возникновении объективной необходимости решения какой-либо важной проблемы, не попадающей в сферу компетенции ни одной из постоянных организаций или комитетов. Как правило, эти комитеты создаются на временной основе в рамках уставов и правил, регулирующих деятельность организации, на период времени, необходимый для полного решения поставленной проблемы.

Ad hoc организация может иногда иметь долгосрочный или неопределенный срок существования. В этих случаях первоначальная рабочая группа или форум может уступить место более постоянным формам организации. Типичным примером крупного масштаба такой организации является ОБСЕ.

Гипотезы Ad hoc

В науке и философии ad hoc означает добавление к теории чуждых ей (т.е. не вытекающих из неё гармонично, не являющихся её следствием) гипотез, чтобы «спасти» её от опровержения. Ad hoc гипотезы компенсируют аномалии, не предвидимые теорией в её исходной форме. Учёные часто скептически относятся к теориям, которые требуют для своего поддержания частых корректировок, поскольку при этом страдает её фальсифицируемость. Ad hoc гипотезы часто характеризуют псевдонаучность направления. [1] Многие научные понятия возникли на основании гипотез и модификаций существующих теорий, но эти модификации отличаются от ad hoc гипотез тем, что они дают объяснения возникшим аномалиям и предлагают новые способы развития теории.

Ad hoc гипотезы не обязательно являются некорректными. Интересным примером явной поддержки ad hoc гипотез было добавление Альбертом Эйнштейном космологической постоянной к общей теории относительности, чтобы разрешить проблему существования статической Вселенной. Хотя позднее он называл эту идею своей «величайшей ошибкой», было установлено, что она довольно точно соответствует теории тёмной энергии. [2]

Ad hoc в военном деле

В военном деле при непредсказуемом развитии ситуации могут создаваться специальные воинские формирования, когда для быстроты действий требуется оперативное взаимодействие между различными подразделениями. В качестве примера можно привести организацию военного прорыва.

Читайте также:  Скоро снег для нас будет как чудо

Запросы Ad hoc

Ad hoc запросы — это термин из информатики.

Многие системы прикладного программного обеспечения имеют основную базу данных, которая доступна только через ограниченное число запросов и отчетов. Как правило, обращение к ним организовано через какое-то меню, и все они были тщательно спроектированы, запрограммированы и оптимизированы для исполнения квалифицированными программистами.

В противоположность этому, системы отчетности «ad hoc» позволяют пользователям самим создавать специфические, индивидуальные запросы. Как правило, это делается с помощью удобного графического интерфейса системы без необходимости в глубоком знании SQL или схемы базы данных. Потенциально такая возможность может серьёзно ухудшить работу живой системы, создавая шанс переполнения хранилища данных.

Запросы и отчёты Ad hoc относятся к подразделу бизнес-аналитики, наряду с OLAP, хранилищем данных, интеллектуальным анализом данных и другими средствами.

Сети компьютеров Ad hoc

Термин ad hoc по отношению к компьютерной сети обычно относится к системе сетевых элементов, которые в совокупности образуют сеть, требующую незначительного планирования, или не требующую никакого планирования вообще.

Источник

Discovered

О финансах и не только…

Ad-hoc исследования

Ad hoc, или Ad-hoc исследования (в переводе с латинского — специальный, для данной цели, для этого случая) — одноразовые исследования по заказу, эксклюзивные последовательские проекты, которые планируются и осуществляются профессионалами с учетом специфики рынка и требований конкретного клиента. Сочетают качественные и количественные методы, что помогает выдвигать гипотезы и проверять их на больших выборках респондентов.

При проведении Ad-hoc исследования в маркетинге наиболее популярны следующие их объекты:

Ad-hoc исследования более популярны среди клиентов, работающих непосредственно с конечными потребителями. На рынке B&B более актуальны услуги консультантов. Существующее сегодня многообразие возможных контекстов и взаимозависимостей приводят к ситуации, когда совокупность рыночных факторов делает почти каждую маркетинговую задачу по-своему уникальной. Это означает возрастающую с каждым годом потребность в Ad-hoc проектах. Подтверждением этой тенденции является быстрый рост Ad-hoc подразделений в исследовательских и консультационных маркетинговых фирмах.

Принимая решение о том, проводить ли исследование своими силами или заказывать у профессиональной исследовательской организации «на стороне», надо принять во внимание семь ключевых моментов:

Чем сложнее исследование, чем больше оно требует специальных навыков, знаний и умений, тем больше оснований для обращения к услугам исследовательской компании. Серьезный мотив для обращения к профессионалам — необходимость использования специального (а зачастую и лицензионного) программного обеспечения, специальных систем для проведения телефонных опросов — СATI, интернет-опросов — CAPI, специальных методик проведения исследований.

Сопоставимые по качеству и объему выполняемых работ исследования, проводящиеся собственными силами сотрудников компании, как правило, занимают существенно больше времени (в полтора-два раза), чем при их заказе специализированной исследовательской компании.

Цена Ad-hoc исследования обычно колеблется в диапазоне от 5 до 20 тыс. долл., но может и превышать эту величину. На первый взгляд кажется, что проведение исследований собственными силами при сопоставимых параметрах сложности и качества должно быть намного дешевле. Но при проведении исследований собственными силами компания не может рассчитывать на эффекты «кривой опыта» или экономии на масштабе. К тому же нужно учитывать, что сотрудники компании, занятые проведением исследований, ничем другим заниматься толком не смогут, а значит, все то время, которое они потратят на проведение исследования, необходимо будет включить в издержки проведения исследования: речь идет не только о заработной плате и налогах на фонд оплаты труда, но и об амортизации оборудования, общих управленческих и накладных расходах.

Качество исследований не зависит от того, было оно по составу команды «внешним» или «внутренним». Это исключительно вопрос квалификации и добросовестности персонала. Допустить ошибку и даже обмануть заказчика могут как сотрудники исследовательской компании, так и штатные работники. А вот система контроля качества исследования у приличной исследовательской компании достаточно отработана. Заказчику же придется выстраивать ее «с нуля».

Если потребность в проведении массового опроса, фокус-групповых или глубинных интервью у вас возникает не чаще одного раза в год, то создавать собственный отдел «маркетинговых исследований» нецелесообразно. Чем эти люди будут заниматься остальные десять месяцев в году?

Ad-hoc исследования также эффективны, если потребность в исследованиях у фирмы возникает раз в квартал. Объективность исследования, без сомнения, будет выше, если заказать проведение маркетинговых исследований специализированной исследовательской компании. Сотрудники компании, работающие в службе маркетинга, в отделе проведения исследований, неизбежно включены в сложную систему внутрифирменных взаимоотношений. К тому же у них велик соблазн представить собственное мнение как мнение клиента, что гораздо реже встречается у профессиональных исследователей. Более того — у высокопоставленных сотрудников других подразделений компании всегда будет труднопреодолимое искушение лично повлиять на результаты исследования штатных сотрудников, а также на стиль, тон, расстановку акцентов при их презентации.

Специалисты рекомендуют при выборе исследовательской компании соблюдать принцип «равных браков». Он состоит в том, что крупные компании-заказчики должны обращаться к услугам крупнейших исследовательских компаний, а средним по размеру организациям следует пользоваться услугами крупных и средних исследовательских фирм. Это нужно для того, чтобы из-за разницы «весовых категорий» исследователи не оказались в критической зависимости от одного-двух заказчиков, по отношению к которым им будет трудно соблюдать объективность. Если же результатам исследования необходимо обеспечить конфиденциальность, то преимущество получает проведение исследований силами собственных сотрудников, что особенно логично, если предполагается участие весьма ограниченного круга респондентов из числа отраслевых экспертов или клиентов компании.

Источник

Adblock
detector