Эй вы как живется там у вас есть гиппопотам

Эй вы как живется там у вас есть гиппопотам

Гребенщиков Борис & ‘Аквариум’

Комната, лишенная зеркал

Сын человеческий, где ты,

Скажи мне еще один раз,

Скажи мне прямо, кто мы теперь,

Скажи мне истинно, где мы сейчас,

Ведь я думал, все будет честно.

Но это битва при закрытых дверях,

Борьба жизни черт знает с чем.

И кто-то считает, что это подвох,

А кто-то кричит, что провал.

В комнате, лишенной зеркал.

Сегодня мне снился ангел,

Похожий на Брюса Ли.

Он нес мне жидкость для прочистки мозгов,

Стакан портвейна для хозяев земли,

Но я был мудр и светел,

Я взялся за дело всерьез

И я умер, выбирая ответ,

Хотя никто не думал задавать мне вопрос.

А друг мой Ленский у пивного ларька

Сокрушался, что литр так мал.

А очередь хором читала стихи

О комнате, лишенной зеркал.

Нас всех учили с любовью

Смотреть не вверх, а вперед.

Но любовь стреляет из обоих стволов,

Как только ты выйдешь на взлет.

Одной из тех благородных девиц,

Что воткнет тебе под ребра перо,

Чтобы нагляднее было думать про птиц.

Но будь я тобой, я бы отправил их всех

На съемки сцены про первый бал,

А сам бы смеялся с той стороны стекла

Комнаты, лишенной зеркал.

У черных есть чувство ритма,

Что смотрят на женщин только ниже спины.

Но я не был сосчитан,

Я видел это со стороны.

Мне как-то странно служить любовником муз,

Стерилизованным в процессе войны,

Где выжил тот, кто был заранее мертв,

А выиграл только тот, кто не встал,

И только герои снимают рашпилем грим

Читайте также:  Как пишется на латыни все будет хорошо

Комнаты, лишенной зеркал.

И вот два достойных занятья

Для тех, кто выше нуля

Торговля открытками с видом на плешь

Или дикий крик: «Право руля!»,

И, значит, я списан, как мертвый,

И мне положен конец.

Но я благодарен всем, стрелявшим в меня,

Теперь я знаю, что такое свинец.

И кто-то смеется, как серебрянный зверь,

Глядя в наполненный зал.

А я просто здесь, я праздную радостный сон

О комнате, лишенной зеркал.

Я лишь дождь на твоем пути.

Золотые драконы в лесах твоих,

От которых мне не уйти.

И, отмеченный светом твоих зрачков,

Не сумеет замкнуть свой круг.

Но пески Петербурга заносят нас

И следы наших древних рук.

Ты могла бы быть луком, но кто стрелок,

Если каждый не лучше всех?

Здесь забыто искусство спускать курок

И ложиться лицом на снег.

И порою твой взгляд нестерпим для глаз,

А порою он, как зола.

Но пески Петербуга заносят нас

Всех по ту сторону стекла.

Ты спросила нас:»Кто?», я ответил: «Я»,

Не сочтя еще это за честь.

Ты спросила:»Куда?», я сказал: «С тобой,

Если там хоть что-нибудь есть».

Ты спросила: «А если?», и я промолчал,

Уповая на чей-нибудь дом.

Ты сказала: «Я лгу», я сказал: «Пускай,

Тем приятнее будет вдвоем».

И когда был разорван занавес дня,

Наши кони пустились в пляс.

По заре, по воде и среди огня,

Окончательно бросив нас,

Потому что твой взгляд, как мои слова,

Не надежнее, чем вода.

И спросили меня: «А жив ли ты?»

Я сказал: «Если с ней, то да!»

Танцуем всю ночь, танцуем весь день,

В эфире опять одна дребедень,

Читайте также:  Как на арабском будет бабушка

Но это не зря, хотя,может быть,невзначай

Прекрасная ты, достаточный я,

И это не зря, хотя, может быть, невзначай

Пора обращать воду в вино,

И это не зря, хотя, может быть, невзначай

Уйдешь своим путем

Когда я встал на перекрестке,

Я заметил, что места там нет.

Когда погасят свет.

И кто-то, по виду из тех гусей,

Что наводили стрему на Рим,

Сказал мне: «Жди, когда она уйдет своим путем,

И тогда ты пойдешь своим».

Она обернулась, она сказала:

«Послушай, ты мертв давно, зачем ты здесь?»

Он засмеялся и сел

И тогда она забыла вчерашний день,

Чтобы яснее увидеть суть.

Но я стоял и смотрел, как горит звезда

Того, кто ушел в свой путь.

И есть разные лица в виде дверей,

И есть твое, что в виде стены.

И есть руки мои, что ждут лебедей,

Не вернувшихся с места войны.

А ты твердишь, что нет на моем пути огня,

И там один лишь дым.

Ну, что же, обсудим достоинства наших путей,

Когда мы оба уйдем своим.

Я все равно был выше твоих небес,

И я был ниже твоих глубин.

И это значит, что я здесь один.

И ты не дурна, но все время хочешь меня,

Рождая страсть от тебя отдохнуть.

Я совсем не аскет, но я хочу спросить:

«Не пора ли тебе в твой путь?».

Я не вспомню даже лица.

Я буду чертовски рад, когда ты вернешься назад.

Но это где-нибудь ближе к преддверью конца.

Ну а теперь, пока у меня есть я,

Поверь мне, я хочу быть с ним,

И я буду счастлив, когда ты уйдешь своим путем

Читайте также:  Как на китайском будет егор крид

Источник

Adblock
detector