Хайматлах как будет на русском

Брачная обрядность Чувашей

В традиционной брачной обрядности чувашей

Заволжья (при ее описании использованы в

материалы, собранные автором в этнографических

экспедициях по Самарской области в 1993-1997 гг.)

рассматриваемого периода различаются

несколько вариантов, распространенных

среди различных локальных групп.

Различия касаются состава и ролей участников,

церемониала, песенно-музыкального оформления.

Общим для всех вариантов свадебного обряда является то,

что он состоял из нескольких последовательных этапов:

сватовства, в котором в свою очередь различались 3

и послесвадебных обрядов. Нормативная чувашская свадьба

проходила по вышеотмеченному сценарию.

преобладал в регионе. Кража невест, соответственно брак

без сватовства, без проведения некоторых обрядов

свадебного ритуала (приезд за невестой свадебного поезда

жениха и связанный с этим моментом ряд

или с изменением последовательности

была в северной зоне Самарской губернии

Челно-Вершинском и Кошкинском районах),

нормативной свадьбой. Однако чуваши

убеждению, было велико для последующей

Как уже было отмечено, свадьбе предшествовало

Во всех деревнях перед основным сговором засылали сватов

о кандидатуре будущей невесты, родители

старшего родственника к родителям невесты провести

предварительные переговоры и узнать их мнение

возможного заключения брака. В роли свата хата

выступал обычно односельчанин невесты. У чувашей

был распространен обычай брать невест из других

Благодаря этому обстоятельству у каждой семьи имелись

если не близкие, то дальние родственники во всех

Отправляясь к родителям невесты, евче наблюдал

за приметами, выпадавшими ему на пути: появление

невесты или же несогласие сторон в вопросе о калыме.

Приход свата в дом невесты также обставлялся некоторыми

условностями, по которым можно было догадаться о цели

визита. Чаще всего он приносил с собой плеть и говорил

намеками о том, что случайно узнал о продаже хозяевами

телки и хотел бы договориться о ее покупке.

деревнях севера области сват проходил в середину

за стол под матицу, что также служило условным

хозяев. Поняв намерения гостя, хозяин приступал

В случае согласия родителей невесты, договаривались

о размерах калыма, приданого, подарков для родителей

и родни жениха и сроках свадьбы. Уходя, сват

оставлял плеть, что в дальнейшем служило

поводом для повторной встречи сторон.

В современной традиции обряды килешни и

В XIX веке сватовство проводилось поэтапно и содержание обрядов килешни и сюрасни различалось. Килешни являлся

первым визитом родни жениха в дом родителей невесты,

при котором заключался основной договор о сроках свадьбы,

размерах калыма, приданого и подарков. Сюрасни являлся

актом, подтверждающим и закрепляющим предварительную

договоренность сторон. Неслучайно на сюрасни в

большинстве случаев невеста раздавала подарки родственникам

жениха, а противоположная сторона уплачивала часть калыма.

Сватовство предшествовало свадьбе по времени на несколько

месяцев. Если большая часть обрядов сватовства

приходилась на Рождество и на масленицу, то есть на

январь-конец февраля, то свадьбы приурочивались к

перед Троицей. Таким образом между сватовством и

свадьбой проходило 3-4 месяца. В этот период сосватанная

девушка не смела выходить на молодежные гуляния и

появляться в обществе незамужних подруг. Большей

частью невеста сидела дома и готовила приданое

Размеры приданого были значительны: помимо скота

отдавать постельные принадлежности (перину, подушки,

шерстяное одеяло и постельное белье), одежду для

невесты. Как известно, чувашская женщина всю жизнь

пользовалась теми принадлежностями туалета

еще в девичестве или же полученными в качестве

даров от своих родственниц на свадьбах и т.д.

После свадьбы, в замужестве, чувашской женщине

некогда было заниматься шитьем и вышиванием

украшений, все ее усилия направлялись на работы

по хозяйству. Девушки всегда имели относительно

много свободного времени для рукоделия, поэтому

они старались в девичестве заготовить больше

одежды, количество которой, как и качество

тканья и вышивок, очень ценились в обществе.

Собственно, чуваши выбирали себе невест не столько

по внешней красоте, сколько по ее душевным

качествам и работоспособности. Возможности

оценить и те, и другие качества предоставлялась

во время осенних посиделок улах и весенне-летних игрищ

парням свои наряды, умение петь, плясать, общаться.

Просватанная девушка сюрасна хер готовила перед свадьбой

также подарки для родни жениха: полагалось каждой

что у чувашей полагалось собирать на свадьбу родню по

материнской и отцовской линии примерно до 3-4 колена,

хотя родней, как известно признавались родственники до

седьмого колена, то можно предположить, сколько подарков

приходилось готовить. Видимо, неслучайно невеста прибегала

к услугам своих старших родственниц и подруг, помогавших

ей справляться с этой задачей.

Среди обязательных принадлежностей одежды невесты

назывались валенки и зимний овчинный тулуп.

Приданое по своему объему и ценности соответствовало

калыму. Средний размер калыма у самарских чувашей в

При калыме в 150 рублей невеста должна была одарить

Размер калыма соизмерялся также с количеством

подарков, приносимых родственниками жениха на

сватовство. При вышеуказанном размере калыма в

150 рублей полагалось 3 четверти водки или вина

Предсвадебные обряды не прекращались со сватовством.

Родственники жениха и невесты активно готовились к

о дне предстоящей свадьбы. Как известно, традиционная

чувашская свадьба проходила не в одном доме, а

свадебная процессия обходила всех родственников

и завершалась в дома родителей жениха.

Один из наиболее распространенных вариантов был

описан финским ученым Х.Паасоненом. в д. Новое Якушкино

(в современном Исаклинском районе) 1.

Перед началом свадьбы среди родственников жениха

дружку ман керю и младшего дружку кесен керю и друзей

Важным моментом в начале свадебной церемонии в

доме жениха являлось его одевание. Большое значение

придавалось всевозможным украшениям из бисера и

монет, поясу и платку, которые были призваны

предохранять жениха и его будущую жену от сглаза,

порчи и влияния злых сил. До конца свадебного обряда

жених не снимал шапки и рукавиц, подаренных невестой.

В специальные одежды наряжались и женщины из свиты

жениха. После одевания в клети проводилось моление

с угощением жениха хлебом с маслом. На котором

обращались к богу, духам земли, дома с просьбой

оказать содействие в проведении свадьбы и даровать

молодым впоследствии счастья.

Свадебный обряд представлял собой строго

отработанный и четко регламентированный

церемониал, в котором действия каждого его

участника определялись его ролью в соответствии

со степенью родства жениху или невесте. Порядок

соблюдался при исполнении песен, танцев,

произнесении приветствия, благословении,

угощении, шествии свадебного поезда.

Свадебный поезд жениха объезжал практически

всех ближайших родственников, в каждом доме

повторялся один и тот же ритуал: приветствие

старшего дружки, обход участников по кругу

дома пивом, сыром, хлебом, танец участников,

деревни, ритуальный обход дома на прощание.

Читайте также:  Как есть в пони тауне виноград

В каждом доме ман керю и туй пусь набирали

в свои мешки еду, ложки.

По дороге свадебная процессия останавливалась

в поле и совершала обряд моления духам местности

продолжалось при необходимости 3-4 дня, а иногда и

неделю. При этом в последнюю очередь, по традиции

низовой свадьбы посещали сватуна евче и уже от него

отправлялись за невестой.

Свадьба в доме невесты начиналась примерно так же,

как и в доме жениха. Невесту наряжали ее старшие

исполнении которого невесте аккомпанировал скрипач.

Из свадебных чинов и подруг невесты составлялся

свадебный поезд невесты, который подобно свите

жениха объезжал родственников невесты. При их

посещении проводились те же обряды и произносились

те же приветствия, что и во время гощения жениха.

К концу свадьбы отец жениха вместе с евче приезжали

определенное количество вина, меда и несколько

хлебцев. Вслед за ними подъезжали основные

участники поезда жениха вместе с самим женихом.

Их не впускали во двор без уплаты воротных денег.

Здесь у ворот разыгрывалось нередко настоящее

театрализованное действо, главную роль в

Саламалик представлял собой центральную

и основную часть приветствия старшего дружки

в свадьбе низовых чувашей. По композиции,

имеет аналогии с мифологическими сказаниями,

волшебно-героическими сказками и богатырскими

эпосами, однако представляет, по мнению фольклористов,

совершенно особый жанр в чувашском поэтическом

В вышеописанном варианте свадьбы представлен случай

«мирной» встречи свадебного поезда жениха родней

невесты. Однако параллельно с ним и гораздо чаще

было распространено укрывание невесты в ее

родном доме. Жениху и его свите для проникновения

в дом необходимо было заплатить воротные деньги,

или же хитростью проникнуть вовнутрь усадьбы.

Свита жениха угощала принесенными гостинцами

родственников невесты. Невеста в это время завершала

гощение у родственников, по возвращении из гостей

не заходила в дом, а остановившись у ворот дома

в которых высмеивались внешность и способности жениха.

Невесту у ворот встречали родственники жениха,

а ман керю угощал прибывших пивом. Войдя в дом,

невеста начинала причитать. Через некоторое время

она собирала в короб свои вещи и подарки для

родственников жениха, переодевалась сама в

женский наряд при помощи старших родственниц.

В Ново-Якушкине, переодевание невесты в женский

наряд происходило в ее доме, в то время как в большинстве

деревень севера губернии в доме жениха.

Одетую невесту вносил в избу хер йатаканни и сажал

возле печки за занавеской. Жених вместе с ман керю

заглядывали к ней, молодые обменивались кольцами

и целовались. Невеста одаривала принесенными

подарками родственников жениха.

В доме жениха по завершении пляски жених с

невестой становились на колени перед ее

родителями для получения благословения.

Во дворе при участии старшего дружки жениха

и его родственниц происходил выкуп приданого.

Каждая вещь выкупалась у младших родственников

невесты за символическую плату.

После завершения всех обрядов поезд жениха

отъезжал и останавливался где-нибудь у дороги,

где жених пировал набранными при объезде

своих родственников кушаньями. Здесь же

женихова свита проводила вторичное моление

Невеста также прощалась со своими родственниками

и в повозке одного из свиты жениха отъезжала.

Возвратившись в деревню жениха, свадебная

процессия направлялась к одному из его ближайших

родственников и в течение оставшегося вечера

обходила всех, пожелавших принять у себя

гостей, и лишь в самом конце возвращалась

к родителям жениха.

Подъехав к воротам усадьбы родителей жениха

поезд останавливался, и к кибитке невесты

подходили родственники жениха и после ё

ритуальных переговоров дарили невесте скотину

собственностью невесты. Туй пусь осыпал

невестину кибитку мукой, хмелем, солодом.

Невестина кибитка три раза объезжала вокруг усадьбы.

Затем к ней подходил младший брат или сестра жениха

и угощал невесту пивом, помогал ей выйти из кибитки

. В Бор-Игаре он три раза дергал невесту за ногу.

В низовой традиции этот обряд называется

Невеста не имела права ступать на землю,

Здесь с молодой производили ряд обрядов

приобщения ее к дому и хозяйству жениха.

Сначала младший брат жениха в танце

срывал с нее хасьмак вместе с покрывалом

и зарывал последние в муку и ею же обсыпал

молодых. В обряде новоякушинских чувашей

использовался обыкновенный каравай,

куски которого нанизывались на деревянную вилку.

У большинства чувашей для этого случая варили

специальный суп с клецками салма яшки и обряд назывался салма ситерни : мальчик, подойдя к невесте спрашивал:

Золовка, будешь кушать салму, если ты не

будешь, я сам съем. Первый день свадьбы

туй пусь и одна из ближайших родственниц

жениха. Жених три раза ударял по ней

плеткой и лишь затем садился.

Невеста принималась снимать с него

многочисленные украшения и амулеты.

Лишь после снятия последних гости

сопровождавшие их, расходились.

На второй день невеста отправлялась за

водой к ближайшему источнику, а сопровождавшая

ее золовка три раза опрокидывала ведро. На обратной

дороге невеста всем встречным делала подарки,

в противном случаи они могли также пролить воду.

Из принесенной воды невеста варила салма

яшки и угощала им новых родственников.

Во дворе дома туй пусь и остальные участники

поезда жениха расстилали кошму и угощались

Музыка и песни сопровождали все основные

моменты свадебного церемониала и были

органично вплетены в действо. Музыкальный

фольклор свадьбы подразделялся на три вида:

песни родственников жениха арсин туй юрри

различался по содержанию и выражал

намерения, пожелания и впечатления

исполнявших их сторон. Различия имелись

и в мелодической структуре: песни родственников

жениха и невесты, как правило, исполнялись на одну

Основной смысл песен женихова поезда заключался

в объяснении целей визита, так как их исполняли

уже непосредственно в доме невесты, а также в

расхваливании достоинств невесты.

Высказывались также пожелания невесте как новой

родственнице быть приветливой, доброй к родне мужа.

В песнях невестиной стороны, наоборот высмеивались

и обличались недостатки жениха.

Родня невесты сокрушалась по поводу предстоящей

Плач невесты был по сути прощальной песней невесты,

увозимой на чужбину. Обращаясь к каждому родственнику

с отдельным куплетом она упрекала их за раннее

замужество и просила не забывать.

Тексты песен, как и плача были во многом

свадебного обряда, на традиционную, широко

бытующую мелодию с четкой ритмической структурой

и устойчиво закрепленными образными блоками-текстами,

и надо предполагать, периодически обновлялись,

но существовали также достаточно устойчивые

тексты песен, распространенные на значительных

территориях. Тексты и мелодии свадебных песен

Читайте также:  Как на английском будет оаэ

были достаточно устойчивы и сохраняли

исторически сложившуюся форму на

протяжении нескольких столетий. Анализ

музыкального фольклора левобережных

чувашей показывает, что наибольшую близость

текста и мелодий свадебные песни самарских

чувашей обнаруживают со свадебным фольклором

близлежащих регионов Татарстана, Башкортостана,

Оренбургской области. При этом прослеживается

следующая закономерность: песни родственников

невесты чувашей севера области наиболее близки

свадебным песням чувашей юга Татарстана, а

чувашей Башкортостана и Оренбургской области

Так выглядел вкратце сценарий свадьбы,

бытовавшей у чувашей северной части

Бугурусланского (бассейна р.Сока), южной

части Бугульминского и ряда причеремшанских

селений Чистопольского уезда (максимкинский

«куст»). Для удобства в дальнейшем будем его называть

«новоякушкинским» вариантом. Основополагающими

моментами в нем является блоки, характерные

комплекс обрядов, проводившихся в доме

являются функции свадебных персонажей,

в отличие от верховой свадьбы, играет очень

Новоякушкинский вариант обнаруживает аналогии

со свадебным обрядом чувашей Симбирского,

Буинского, Свияжского и Тетюшского уездов,

то есть низовых чувашей 4. Однако в нем

содержатся отдельные элементы, характерные

для верховой свадьбы. Прежде всего это

касается названий персонажей:

дружки жениха называются пуса каччи

только у чувашей-вирьялов, у низовых

Младший дружка жениха именно

в верховой традиции чаще назывался

В низовой свадьбе не известен

обычай гощения невесты у своих

родственников накануне приезда

женихова поезда, в то время как в верховой

и средненизовой свадьбе он являлся одним

из основных и встречается в каждом описании

обряда. Таким образом, представленный

Х.Паасоненом вариант свадьбы представлял

собой тип смешанный, в котором встречались

как черты низовой, так и верховой свадебной

обрядности. Возможно, что в нем отразился

более древний пласт культуры, исчезнувший

в обрядности чувашей Правобережья. Но не

исключено также, что разнообразие элементов

стало результатом смешения различных культурных традиций, произошедшего при формировании местных групп чувашей.

При большом сходстве с новоякушкинским

вариантом определенные особенности свадебной обрядности обнаруживаются у чувашей, проживавших

Кошкинском районе Самарской области и

Октябрьском районе Татарстана. Во-первых,

свадебный обряд проводился здесь в

сокращенном варианте (трехдневном),

при котором в первый день привозили

невесту, а уже на второй и третий день

В Чистопольском уезде свадебный

обряд тяготел к патрилокальности и

достиг в своем развитии до того, что

жених не ездил за невестой, а невеста

сама приезжала в сопровождении своих

родственников в деревню жениха и

останавливалась у кого-либо из родных,

а на следующий день присоединялась к

поезду жениха. Во-вторых, за родственниками

В-третьих, здесь отсутствовал чин младшего

дружки, а все основные роли исполнялись

родственниками жениха. В-четвертых,

отсутствовала традиция гощения невесты

у своих родственников. Все эти моменты

сближают вышеописанный вариант со

свадебной обрядностью буинских и тетюшских

чувашей, то есть собственно низовой традицией.

Таким образом, у чувашей южной части

Чистопольского уезда существовал несколько отличный от новоякушкинского вариант свадьбы, содержавший в себе большее количество «чисто» низовых элементов.

Специфические особенности имелись и в

свадьбе чувашей деревень рысайкинского «куста»

хайматлах амаш (посаженных отца и матери),

обычай «выводить» невесту

после сватовства невесту выводили в дом ее посаженных родителей, родственников жениха.

Эти, а также обычай украшения дома жениха

киль парни сближаю

рысайкинскую свадьбу с обрядом чувашей,

живущих южнее Большого

Кинеля. Наличие своеобразных черт в свадебной

чувашей можно объяснить либо влиянием

южных соседей, либо тем, что

были привнесены сюда переселенцами из областей проживания

верховых и средненизовых чувашей, где

отмеченные явления широко

распространены. Тем не менее, свадебный обряд чувашей рысайкинского

«куста» очень близок к новоякушкинскому варианту и

является его разновидностью.

Второй вариант свадебной обрядности

был распространен на юге Бугурусланского уезда,

в ибряйкинском «кусте»

деревень. Его особенностью являлось

отсутствие свадебного приветствия

саламалик и вообще каких либо приветственных речей.

Наоборот, в поведении

участников обряда подчеркивалась «враждебность» сторон: жених,

подъезжая к воротам невестиного дома ударял по воротам плеткой,

женихову свиту не пускали до тех пор, пока он не выплачивал воротных денег

и выкупа за невесту. При этом невесту прятали в доме и не допускали к

ней жениха до тех пор, пока он не выкупал по мере продвижения к цели все двери.

Как сообщалось в одной из корреспонденций

середины XIX в., жених запирался со своими друзьями под сараем и

пировал в течении некоторого времени, а затем

младший дружка жениха

выкупал невесту, выводил ее из дома, сажал в

телегу, и вся свита уезжала. Увоз невесты

в данном случае очень сильно напоминал ее кражу 5.

Мотив отчужденности звучал и в свадебных песнях,

отражавших, а в некоторых случаях напрямую комментировавших

свадебное действо. Например, поезжане поезда жениха пели в

своих песнях, что они приехали за невестой и без нее не уедут, даже если для

этого им придется снести ворота или разрушить дом.

В позднем варианте, в свите поезда жениха уже

существовали те же персонажи, что и в новоякушкинском, но туй пусь

назначался не из мужчин, а из числа пожилых женщин, кесен керю полностью

отсутствовал, но большую роль играли посаженные родители невесты.

Именно они привозили невесту в свой дом, и уже оттуда свита жениха

увозила невесту в его дом (сам жених за ней не приезжал).

жениха и посаженными родителями невесты

встречается в Чувашии преимущественно

среди средненизовых и верховых

чувашей (современных Чебоксарском, Моргаушском,

Существование его среди ибряйкинских чувашей является, на мой взгляд,

Невестины родственники не принимали

непосредственного участия в свадьбе, более того,

в результате посредничества посаженных родителей,

а также роль свиты жениха сводилась к минимуму.

Если в новоякушкинско

м варианте кульминацией обряда было объединение

поездов, то в ибряйкинском варианте они даже не

Невестину сторону на свадьбе представляли ее

посаженные родители и

Второй вариант свадьбы обнаруживает

наибольшую близость к верховой свадьбе.

Наиболее ярким выражением ее

является традиция устройства места

В ибряйкинском «кусте» деревень шилек

или силек устраивали во

дворе у посаженных родителей, а затем

— у жениха. Кроме того, во время

гощения невесты у своих родственников,

в каждом дворе также

устраивали шилек в сарае.

Следующим важным моментом, сближающим

свадебную обрядность второго варианта с

встречающегося, по данным словаря

чувашского языка Н.И.Ашмарина, в правобережной зоне только

В свадьбе южной зоны расселения самарских

чувашей, также как у вирьялов отсутствует свадебное приветствие саламалик

в свадьбе борских чувашей вообще ставится под сомнение. В целом

свадебный обряд ибряйкинских чувашей

претерпел значительное влияние

Читайте также:  Может ли кашель быть аллергическим у детей и как его лечить

низовой традиции. Одновременно в данной

традиции возрастала роль посаженного отца

Последние заменяли нередко

и главу свадебного поезда и старшего дружку. Хайматлах назначался

из ближайших родственников жениха и выполнял роль жреца,

охранителя жениха и невесты. Именно хайматлах араме

выводила молодых из невестиного дома и

сопровождала невесту до дома жениха.

Аналогичные функции отмечены Г.И.Комиссаровым

у чувашей с. Богатырево Ядринского уезда

Роль хайматлах ашше велика в верховой традиции,

что было отмечено при ее анализе А.А.Осиповым 9.

Но также он являлся

одной из значительных фигур в свадебной обрядности чувашей правобережной

практически незаметна его роль в свадьбе чувашей Симбирского и Буинского уездов,

в которой важнейшую часть ритуала, как уже

не играл заметной роли, хотя и существовал. Возможно все распространенные

варианты «свадьбы с хайматлах» восходят к свадебной обрядности

курмышских и ядринских чувашей, то есть южной группы вирьялов и

Данное обстоятельство может быть объяснено тем,

формирование локальных групп чувашей Саратовско-Пензенско-Самарского

краев происходило при переселении чувашей из мест проживания

современных вирьялов и анат-енчи.

Сходство со свадебной обрядностью

саратовско-самаролукских чувашей обнаруживается у борских чувашей в обряде

кил парни («подарок дому») и, проводившемся накануне свадьбы.

Родственницы невесты привозили приданое

невесты и украшали вышитыми

полотенцами интерьер дома жениха. В благодарность

за это жених угощал

невестиных родственниц вином. Интересно отметить в связи с этим,

что обряд украшения дома существовал также у мишарей и чепецких

есть «одежда дома» или эйбер элу

приданого в дом жениха составлял особенность борских и ибряйкинских

чувашей. Он происходил вечером накануне свадьбы

или в день свадьбы

до приезда к невесте свадебного поезда жениха За

приезжали родственницы жениха. В первом варианте

свадьбы приданое увозили

вместе с невестой или даже после свадьбы.

Ряд отличительных особенностей имеется в

послесвадебных обрядах борских чувашей.

Как уже отмечалось ранее,

последние представлены наиболее полно и ярко у

верховых чувашей и

состоят из целого ряда последовательных обрядов:

в честь повязывания сурпана молодой, пуса сари

(посконное пиво) или

кантар сари (коноплянное пиво), проводившегося

— осенью. В отдельных местностях существовали

проведения этих обрядов. У низовых чувашей

не существовало такого

порядка проведения послесвадебных обрядов; они ограничивались

гощением родственников жениха

и невесты. У борских чувашей, как у вирьялов существовали обряды

пуса сари и керю кертни соответствовавшие одноименным обрядам

верховых в частности красночетайских чувашей, а обряд сен сын сари

по содержанию и времени проведения совпадал с

сурпан сари верховых

У чувашей северных уездов губернии, где

проводилась свадьба первого варианта, послесвадебные обряды были

представлены обрядами прощания невесты с родным домом и в них участвовали

только молодая и ее родственники 11.

Третий вариант свадебной обрядности

самарских чувашей распространен на севере губернии в селениях современных

Челно-Вершинского и западной части Шенталинского районов.

выделен весьма условно, так как он не представлял

однообразного явления и отличался от предыдущих

Здесь также встречается ряд признаков,

относящихся к верховой традиции: отсутствие

саламалик и соответственно менее

родственников до приезда поезда жениха,

приезд свадебного поезда

жениха сразу к невесте (у низовых, напомню,

он заезжал сначала к

евче ), угощение родственников невесты привезенными

доме, и одним из важнейших моментов свадьбы

являлся плач невесты.

Последние признаки сближали данный вариант

с низовой традицией.

Основную роль руководителя свадебного

ман керю нередко выполнял

роль младшего дружки. В отдельных селениях

особенности: обычай ряжения поезжан жениха,

его родственник закладывал часть калыма под

одежду матери); в качестве

нормы рассматривался брак умыканием.

Для данного варианта свадьбы

характерна большая патрилокальность

и сокращение времени ее

проведения. Из основных элементов

свадебного ритуала выполнялись

приглашали родственников невесты, а на третий день

гостили у родни невесты. Брак умыканием сосуществовал

сговором в селениях современного Кошкинского района.

В данном варианте свадьбы наблюдается, как

уже было отмечено множественность подвариантов, локальных

особенностей, характерных только для конкретных

селений. Например, обычай

гощения невесты у своих родственников встречается только в Девлезеркино,

Костюнькино и Артюшкино, в то время как обычай салма ситерни

(угощения молодой супом с клецками) до настоящего

только у чувашей сс. Чув. Урметьево, Малое

Девлезеркино и Новое Аделяково.

Здесь же одной из обязанностей туй пусь

или ман керю являлся сбор

гостинцев в мешок, что вполне сопоставимо

с пюлек чюклеме в первом варианте.

Не исключено, что первоначально свадебный обряд,

вышеуказанных селениях был близок к варианту,

описанному Х. Паасоненом.

Данное предположение вполне вероятно с учетом того,

что переселенцами в эти селения и в новоякушкинский

выходцы из Симбирского уезда, где вышеупомянутые элементы также известны.

Такая же закономерность проявляется в соотношении

и содержанием текстов свадебных песен.

Таким образом, в свадебной обрядности

чувашей Самарского Заволжья в XVIII-XIX вв выделялись

три основных варианта: 1) первый вариант представляет

наибольшее сходство с

низовой традицией, а также со свадебной обрядностью

(Симбирского,Буинского уездов); среди самарских

чувашей он был распространен

большей частью на юго-востоке Бугульминского,

и некоторых селениях юга Чистопольского уезда.

2) Второй вариант локализован

на юге Бугурусланского

и западной части Бузулукского уездов; в нем

черты, сходные со свадебной обрядностью верховых чувашей, в частности

южной группы вирьялов, а также самаролукских, саратовских и пензенских

чувашей Правобережья. 3) Третий вариант

представлен в селениях севера

современной Самарской области,

составлявших юго-западную окраину

Бугульминского уезда; здесь наблюдается значительное разнообразие в подвариантах

обрядности, что, вероятно, свидетельствует

о сильном смешении

традиций в регионе.

При сопоставлении ареалов распространения

вариантов свадебной обрядности обнаруживается

основными зонами бытования тех или иных говоров.

При сравнении свадебной обрядности и говоров

самарских чувашей прослеживается

— в ареале низового диалекта представлена

брядность, близкая низовой традиции;

соответственно в зоне распространения говоров

(борского и ибряйкинского)

Различия в свадебной

обрядности самарских чувашей имеют «диалектный»

характер и вполне соотносимы

с различиями, существующими в языке локальных групп.

интенсивных связей между удаленными друг от друга селениями, выходящими

за пределы круга брачных контактов.

километров в радиусе. В рамках данного

круга происходила консервация

обрядности в наиболее общих формах,

что не мешало существованию

также местных особенностей в каждом

заключение браков между представителями

отдельных селений способствовало

унификации традиции, распространению общих норм,

фольклора, но не привело к полному выравниванию брачно-семейной

обрядности и сохранению самобытных черт в

пределах отдельных селений.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

Adblock
detector