Народный суверенитет это тгп

Народный суверенитет и государственный, национальный суверенитет

Характеризуя понятие «народный суверенитет» («власть народа»), коснемся его соотношения с понятиями «государственный суверенитет» («суверенитет государства») и «национальный суверенитет» («суверенитет нации»).

Суверенитет государства выражается в верховенстве государственной власти, ее единстве, самостоятельности и независимости.

Верховенство государственной власти состоит в том, что только она полномочна отражать (закреплять) в конституции и иных нормативных правовых актах весь строй общественных отношений, устанавливать правопорядок, правомочия физических и юридических лиц, порядок (процедуры) их реализации, меры юридической ответственности. Никому более эта возможность не принадлежит.

Единство государственной власти означает обладание ею на всех уровнях осуществления одинаковыми сущностью, формами и методами деятельности, причем между всеми органами государственной власти должны быть связь, распределение полномочий (разделение властей), дисциплина, субординация и взаимообусловленность (взаимное дополнение друг друга, помощь — порой все это называют субсидиарностью), исключающие противопоставление государственных органов друг другу.

Самостоятельность и независимость государственной власти проявляются в том, что в соответствии с распределением функций управления общественными и государственными делами органы государственной власти действуют самостоятельно и независимо как от иных форм власти в данной стране (например, политических партий, движений, органов местного самоуправления), так и от иностранных государств и международных организаций. Разумеется, влияние на государственную власть при реализации ее функций оказывается и внутри страны, и извне, но ограничение государственной власти и подмена ее функций какими-либо внутренними или зарубежными структурами невозможны.

Некоторые авторы, которые пишут о государственном суверенитете, предпочитают различать суверенитет государства и суверенитет («суверенность») государственной власти. Полагаем, что в таком подходе много надуманного. Если государство суверенно, из этого его свойства исходят и органы данного государства, т. е. суверенитет государства предполагает и суверенитет государственной власти, он проистекает из суверенитета государства. Конечно, в мире есть немало примеров, когда государство существует, что называется, «на бумаге», его суверенитет не столько реален, сколько формален (маленькие княжества, экономически зависимые страны и др.). И все же официально это независимые государства, и от их имени суверенно действуют органы государственной власти, предусмотренные в конституциях государств. Естественно, нельзя даже теоретически конструировать суверенность органов государственной власти как их независимость от самого государства. Что же касается независимости (самостоятельности) органов государства друг от друга при реализации своих функций, это проявление не суверенитета, а обычного разделения властей.

Итак, суверенитет государства распространяется на все его внутренние и внешние дела, а в пространственном отношении — на всю территорию государства. Конституционные основы суверенитета государства отражены в ряде статей Конституции РФ. Так, согласно ст. 4 «суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию» (ч. 1). Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории РФ (ч. 2). Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории (ч. 3). В соответствии со ст. 67 территория РФ включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне России в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права.

Национальный суверенитет выражается в праве нации определять характер своего бытия, решать вопросы своей жизни — как внутренние (язык, письменность, обычаи, традиции и т. д.), так и связанные с отношениями с другими нациями, народностями, созданием своего государства, национально-государственной (автономной) единицы или отказом от их образования, вхождением в состав какого-то государства или существованием в качестве независимого государства.

Все 3 формы суверенитета взаимосвязаны и в то же время самостоятельны. Но в принципе народный суверенитет как осуществление всей полноты власти народом можно считать предпосылкой и государственного суверенитета, и национального суверенитета.

Как говорилось выше, народный суверенитет воплощается во власти народа в ее государственных и негосударственных формах. Естественно, что реализация народного суверенитета в виде государственной власти возможна лишь с созданием государства или государство-подобного образования, поскольку только в этом случае воле народа придается государственно-обязательная сила. Но и в рамках государства народ все равно остается главной решающей силой, а не придатком государства.

В свою очередь, народный суверенитет, как власть всего народа, объединяет всех граждан, проживающих на соответствующей территории, независимо от их национальной принадлежности. Крайне редка ситуация, когда народ в национальном отношении был бы стопроцентно однородным, т. е. народ и нация представляли бы одно и то же. Миграционные процессы приводят к тому, что население становится смешанным по национальному составу. Даже в нациях, считающих себя однородными, есть группы с этническими, бытовыми, языковыми особенностями. Однако все граждане — часть народа, обитающего на этой территории, и имеют равное право участия в решении местных проблем. В этом плане народный суверенитет выше национального суверенитета. Нация, являющаяся коренной на данной территории, выражая свою волю, должна считаться с интересами граждан другой национальной принадлежности, проживающих на той же территории. Если национальный суверенитет приводит к провозглашению государства лишь данной нации, это может ущербно сказаться на интересах иных граждан, даже вызвать противостояние между ними. В Конституции РФ в качестве одной из основ ее федеративного устройства назван не национальный суверенитет, а равноправие и самоопределение народов в Российской Федерации (ст. 5), и под народами здесь понимаются проживающие в соответствующих частях страны группы граждан независимо от их национальной принадлежности, связанные интересами организации общей жизнедеятельности.

Таким образом, суверенитет государства и национальный суверенитет всегда корреспондируют народному суверенитету, а народом в масштабах страны считается совокупность всех граждан данного государства независимо от их национальной принадлежности. Корреспондируя суверенитету народа, суверенитет государства может корреспондировать и национальному суверенитету, т. е. наряду с интересами народа как объединения всех граждан государство одновременно воплощает интересы (суверенитет) главной (титульной) нации. Ни государственный суверенитет, ни национальный суверенитет не могут быть выше народного суверенитета, они являются формами учета и выражения интересов народа в целом применительно к государственной организации или межнациональным отношениям.

Источник

Народный суверенитет

Идеи народного суверенитета получили своё развитие в западной мысли с распространением модернистской философии. Распад старых империй и образование новых государств в конце XVI века в Европе вызвал необходимость в объяснении и легитимизации данных исторических процессов. В 1576 французский философ Жан Боден разработал концепцию государственного суверенитета, суть которой заключалась в том, что государство обладает полнотой власти над определённой территорией и её постоянным населением, и является независимым от внешних сил. Изначально у Бодена носителем суверенитета объявлялся монарх, обладающий неограниченной властью над народом.

Читайте также:  Народный парк нагатинский затон

Однако в XVIII в. французским мыслителем Руссо, называвшим суверена ничем иным, как коллективным существом, образуемым из частных лиц, в совокупности получивших имя народа, была разработана доктрина народного суверенитета. До Руссо эта доктрина развивалась в работах Томаса Гоббса и Джона Локка.

Народный суверенитет является антагонистом суверенитета монарха, при котором монарх рассматривается не как член народа, а как индивидуальная личность — носитель суверенной (абсолютистской, самодержавной) государственной власти. Понятия народного суверенитета и государственного суверенитета также различны, но не противопоставлены друг другу, поскольку в первом случае раскрывается вопрос о высшей власти в государстве, а во втором — вопрос о верховности власти самого государства.

В настоящее время доктрина народного суверенитета признана мировым сообществом, что нашло, в частности, своё отражение в ст. 21 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой воля народа должна быть основой власти правительства и находить своё выражение в периодических и нефальсифицированных выборах при всеобщем и равном избирательном праве и свободном голосовании. Также доктрина народного суверенитета нашла своё выражение в праве народов на неотъемлемый суверенитет над их естественными богатствами и в иных формах.

В современном политическом лексиконе термин «народный суверенитет» в значительной степени вытеснен понятием «демократия». Представители неолиберальной концепции политической теории отмечают, что во всех демократических государствах народный суверенитет является принципом конституционного строя. Суверенитет народа в политических системах демократических государств проявляется в том, что он избирает своих представителей, которые являются носителем его воли и принимают политические решения в целях достижения всеобщего блага.

Элвин Магид, профессор политических наук университета штата Нью-Йорк в Олбани, отмечает, что терминология народного суверенитета нередко используется современными авторитарными режимами для сокрытия нарушений прав человека и репрессий. В качестве примеров он приводит «народные демократии», образованные под воздействием СССР в Восточной Европе после Второй мировой войны, Исламскую Республику Иран и Корейскую Народно-Демократическую Республику. Эту же точку зрения поддерживает профессор НИУ ВШЭ А. А. Сергунин, который указывает, что доктрина народного суверенитета широко распространена не только в демократических государствах, но и в тоталитарных государствах, которые используют её для своей легитимации. Как указывает В. Л. Цымбурский, в тоталитарном государстве советского типа бюрократические элиты, выступавшие как «авангард народа», использовали мобилизационный потенциал паттерна «суверенитета народа», подменяя его содержание собственными идеалами. Как заключает профессор Бостонского университета Роберт Джексон, наиболее ироничным в истории эволюции идеи народного суверенитета является то, что именно от имени народа, а не от имени верховных правителей велись самые масштабные репрессии в истории человечества.

Связанные понятия

Упоминания в литературе

Связанные понятия (продолжение)

С момента своего возникновения демократия была концепцией, открытой для интерпретаций. Её история фактически является не только историей борьбы между сторонниками народовластия и его противниками, но и историей дискуссий среди сторонников. Предметом дискуссий были такие вопросы, как.

Большинство политических и культурных явлений до нового времени имело универсальный, а не национальный характер. Громко заявив о себе в конце XVIII века в связи с революциями в Америке и Франции и приведя к распаду европейские империи и колониальные системы в XIX и XX веках, национализм по сей день остаётся одной из ведущих мировых идеологий.

В своём развитии христианская демократия прошла ряд этапов. Рост либерализма и гражданского национализма в XIX веке сказались негативно на международной позиции Католической церкви. Чтобы восстановить доверие масс, церковь приступила к реформам и огласила новую социальную доктрину, христианскую демократию. До Первой мировой войны церковь не одобряла создание католических политических партий. После войны Ватикан дал своё согласие на это, однако в реальности в состав многих партий вошли представители.

Источник

Суверенитет

sovereignty

Суверенитет — это верховенство и независимость государственной власти внутри страны и независимость в международных отношениях. Суверенитет не есть сама власть, это — важнейший политический и юридический принцип и качество государственной власти, обеспечивающее полновластие народа и свободу нации в выборе своего политического, экономического и социального пути развития, а также территориальное верховенство государства и его независимость в сношениях с другими государствами.

Верховенство государственной власти подразумевает:

Независимость государственной власти означает независимость от какой-либо другой власти в формировании и осуществлении как внутренней, так и внешней политики государства, самостоятельность и свободу государства в установлении и развитии на равноправной основе отношений с другими суверенными государствами и межгосударственными объединениями.

Суверенитет государства включает политические, экономические и правовые аспекты.

Суверенитет является исходной точкой построения всей международно-правовой системы, объективной реальностью современных международных отношений, в которых суверенные государства играют определяющую роль в мировой политике.

Большинство, если не все институты и принципы международного права прямо или косвенно базируются на идее суверенитета государств. Сама система Организации Объединенных Наций (ООН) основана, хотя и не непосредственно на принципе суверенитета, но на его непременном следствии – принципе суверенного равенства государств-членов, закрепленном в п. 1 ст. 2 Устава ООН. Верховенство государства на своей территории, полнота внутренней юрисдикции, иммунитет от юрисдикции других государств, свобода от внешнего вмешательства, а также правовое равенство с другими суверенными государствами является следствием их суверенного статуса.

Становление и развитие концепции государственного суверенитета

Под разными наименованиями концепция суверенитета как фундаментальный принцип национального и международного политического порядка существовала с ранней античности, а точнее со времен Аристотеля.

Тем не менее, концепция суверенитета в ее современном понимании начинает формироваться с XVII века. Учитывая теократические основы политической власти в средневековой Европе, ранним христианским сообществам не было необходимости в суверенитете на своей территории. Однако постепенно политическая власть эмансипировалась от религиозной, а развитие принципа суверенного равенства закладывало основы установления светской территориальной государственности.

Обычно считается, что современная концепция суверенитета восходит к ее официальному освящению Вестфальским договором 1648 г. (см. Вестфальский мир). Именно тогда были официально утверждены принцип территориального разграничения государственной власти и принцип невмешательства. Вестфальский суверенитет можно рассматривать как новацию в двух отношениях: светская власть над определенной территорией признавалась верховной и независимой от религиозной; в сферу суверенной юрисдикции больше не допускалось внешнее вмешательство, ни религиозное, ни светское.

Первые стройные концепции государственного суверенитета обычно связывают с именем такого мыслителя как Жан Боден (1530–1596) и его главной работой «Шесть книг о государстве», опубликованной в 1576 году. Представление Ж. Бодена о суверенитете отличается от средневековой концепции, прежде всего, тем, что оно отделяет суверенитет от личности суверена; суверенитет стал реальной функцией, которую можно присвоить любому человеку или учреждению. Во-вторых, суверенная власть Ж. Бодена по определению не может быть предметом каких-либо правил или ограничений; суверенитет составляет абсолютную и постоянную власть. Наконец, суверен является источником закона и не подчиняется своим собственным законам, хотя, в своей деятельности связан законами Бога и природы.

Читайте также:  Кровоизлияние в мозг лечение народными средствами

Томас Гоббс (1588-1679), освободив учение о государстве и суверенитете от религиозного содержания, отстаивал теорию их договорного происхождения. Он модифицировал концепцию Ж. Бодена, доведя трактовку абсолютного суверенитета до апогея. Т. Гоббс рассматривает суверенитет как высшую и абсолютную власть, которой подчинены все другие, но которая сама не подлежит никакому контролю. Установленная волей граждан, она не может быть уничтожена по их произволу. Актом договора они связали себя обязанностью подчинения, от которой не могут отступиться. При этом суверен, будучи сам подданным Бога, должен соблюдать естественные законы и обеспечивать безопасность народа.

Джон Локк (1632–1704) впервые отдает приоритет закону, которому должны подчиняться все, включая монарха. Он утверждает, что «выше всех стоит закон, из подчинения которому никто, даже монарх не может быть изъят, а верховная власть принадлежит большинству, то есть народу». Согласно Д. Локку, крайне важно установить строгие ограничения власти суверена и обеспечить разделение властей, а также конституционный контроль над ними.

Согласно учению Жан-Жака Руссо (1712–1778), общественный договор дает государству неограниченную власть над всеми его членами, участниками соглашения. Эта власть, направляемая общей волей, и есть единый, неделимый и неотчуждаемый суверенитет народа. По мнению Ж. Руссо, государство может располагать внутренним суверенитетом, не обладая внешним, так как внутри страны суверенитет зависит только от односторонней воли государства и поэтому абсолютен, а вовне он является результатом межгосударственного общения и, следовательно, всегда относителен и ограничен.

В XIX веке основной акцент в дебатах переносится с внутреннего суверенитета на внешний, касающийся независимости суверенных государств за пределами их национальных границ и равенства прав во взаимоотношениях. Вскоре внешний и внутренний суверенитет стали рассматриваться как две стороны одной медали. Для того чтобы государственная власть оставались верховной внутри страны, она должны быть независимой извне.

Конфликты между суверенными государствами вызывали необходимость разработки международно-правовых норм, регулирующих их взаимоотношения. В отсутствие глобальной верховной власти государства могли нести ответственность друг перед другом только в соответствии с свободно подтвержденными взаимными обязательствами. И единственный способ обеспечить соблюдение этих обязательств — это установить международно-правовые гарантии взаимного уважения суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств.

Начиная с XIX века и, в частности, с Венского конгресса (1814–1815) международное право признается в качестве права, обеспечивающего международное сосуществование суверенных государств; оно охватывает все области, относящиеся к организации внешнего суверенитета, от урегулирования границ до разрешения споров между государствами. Оно также защищает внутренний суверенитет, запрещая вмешательство в дела других суверенных государств и гарантируя иммунитет от органов власти других государств. Необходимость в таком законе сосуществования дало толчок к проведения кодификацию международного права во второй половине XIX века и созданию первых международных организаций, посредством которых государства могли организовывать свои отношения более эффективно, чем на двусторонней основе.

Виды суверенитета

Теории и практике известны три разновидности понятий суверенитета: государственный, народный и национальный. Несмотря на тесную связь между ними, эти понятия имеют различные значения.

Государственный суверенитет — исторически первая «разновидность» суверенитета, возникшая благодаря сочинениям Ж. Бодена, Т. Гоббса и другим в связи с усилением монархической власти в ряде европейских государств в XV–XVI вв. Государственный суверенитет рассматривался ими как высшая, абсолютная, постоянная и свободная от законов власть над гражданами в политическом сообществе.

Народный суверенитет как понятие появился в Новое время (в трудах Д. Локка, Ж. Руссо и др.) в результате возникших противоречий между гражданским обществом и абсолютной властью государства. Народный суверенитет определяется как полновластие народа, т.е. обладание народом социально-экономическими и политическими средствами для реального участия в управлении делами общества и государства.

Понятие «национальный суверенитет» в собственном смысле возникло в XX веке, в эпоху национально-освободительных движений, деколонизации и образования новых независимых государств. Национальный суверенитет заключается в праве нации на политическое, экономическое и культурное самоопределение для сохранения своей самобытности, образа жизни, языка, культуры, а также для обеспечения своего свободного развития.

Народный и национальный суверенитет лежит в основе государственного суверенитета, поскольку именно государственный суверенитет выражает и гарантирует как волю народа в целом, так и каждой нации и народности в отдельности.

Политический и юридический суверенитет

Государственный суверенитет представляет собой комплексное политико-правовое явление, в котором политическая и правовая сторона находятся в неразрывной связи.

Политический (фактический) суверенитет означает реальную возможность господствующей в определенном государстве политической силы самостоятельно выражать как в правовых, так и внеправовых формах свою волю и реализовывать ее без внешних ограничений.

Источником политического суверенитета необходимо признать волевой акт, послуживший причиной установления политической власти и образования государства на данной территории.

Носителем политического суверенитета выступает относительно обособленная часть народа, объединенная экономическими, идеологическими, религиозными, национальными и другими факторами, преследующая общие цели и задачи, при этом, ввиду господствующего положения, имеющая возможность участвовать в осуществлении верховной власти в обществе.

Юридический (правовой) суверенитет — это внешнее формальное закрепление верховенства, независимости и самостоятельности государства, выраженное в системе государственных органов власти и системе законодательства.

Источниками юридического суверенитета являются юридические документы, в которых провозглашается и обосновывается суверенитет данного государства: конституция, декларация независимости, акты государств о признании суверенитета со стороны другого государства и т. п.

Носителем юридического суверенитета является вся система органов государственной власти государства, между которыми разделена компетенция. Именно данные органы осуществляют власть, издают властные распоряжения в виде нормативных актов, а также представляют государство в международных отношениях.

Политический и юридический суверенитет являются двумя сторонами единого явления суверенитета. Эти стороны возможно рассматривать отдельно, однако именно их соединение характеризует качественное содержание суверенитета.

Внутренний и внешний суверенитет

Суверенитет, в его современном понимании, обладает двумя различными измерениями – внутренним и внешним.

Внутренний суверенитет означает, что государство способно контролировать все формы внутренней жизни страны, распоряжаться своей территорией и ресурсами, а также принимать общеобязательные на всей территории страны законы и обеспечивать их исполнение.

Внешний суверенитет означает, что государство способно самостоятельно осуществлять свою внешнюю политику, по своей воле устанавливать или разрывать дипломатические отношения с другими государствами, вступать в международные организации и выходить из них, заключать международные договоры, решать вопросы войны и мира и осуществлять защиту своей территории.

Читайте также:  Народное средство клюква мед чеснок

Несмотря на то, что внутренний и внешний суверенитет – это лишь проявление одного и того же принципа государственного суверенитета – его атрибуты, различие между ними имеет важное значение на практике.

Прежде всего суверенитет в обоих случаях осуществляют разные институты: исполнительная власть выступает в качестве суверена во внешних делах, в то время как во внутренних делах суверенитет, как правило, воплощается законодательной властью.

Во-вторых, их функции различаются: в то время как внутренний суверенитет относится ко всем политическим и правовым вопросам, внешний суверенитет обычно касается только вопросов взаимоотношения или сотрудничества между суверенными субъектами.

Наконец, внешний суверенитет нельзя рассматривать в терминах верховенства, полновластия, исключительности, поскольку суверен может сосуществовать только наравне с другими суверенами. Внешний суверенитет выражает равноправие и независимость государств на международной арене.

Абсолютный и ограниченный суверенитет

Основатель теории суверенитета – Ж. Боден указывал, что «суверенитет есть абсолютная и постоянная власть государства». Таким образом утверждается, что государственный суверенитет един, неделим и безусловен.

В настоящее время все чаще высказываются мнения об ограниченности государственного суверенитета. Многие авторы предрекают «закат» государственного суверенитета, вынужденного «делиться» своими полномочиями с международными структурами, неправительственными организациями, бизнес-сообществом и т.п. Утверждается, что любой международный договор в той или иной степени ограничивает суверенитет участвующих в нем государств.

Признавая в некоторой степени правоту сторонников ограниченного суверенитета все же следует не согласиться с ними.

Суверенитет является непременным и имманентным свойством любого государства. Та или иная политическая организация общества не будет являться государством, если не обладает суверенитетом. То есть, суверенитет либо есть, либо его нет. Если его качества претерпели коренные изменения, то это уже не суверенитет.

Предположение того, что государственный суверенитет является ограниченным, ставит неразрешимые вопросы. Например, непонятно до какой степени суверенитет должен быть ограничен, чтобы перестать быть таковым? Для того, чтобы ответить на данный вопрос, суверенитет нужно разделить на составляющие элементы, обозначить предел его ограничения. Однако этого сделать невозможно. Суверенитет – это не структурное образование, это абстрактное целостное качество государства, которое не поддается дроблению.

Заключая международные соглашения, государство не ограничивает свой суверенитет или свободу, а наоборот, реализует их поскольку действует в собственных интересах. Государство может в любой момент отказаться от данных обязательств, несмотря на то, что взаимозависимость государств в современном мире делает подобную линию поведения практически невозможной.

Суверенитет и международное право

Суверенитет и международное право — исторически взаимосвязанные категории. Международное право обусловлено существованием суверенитета государств и вместе с тем служит гарантом его обеспечения.

Международно-правовые источники суверенитета

Среди источников международного права, закрепляющих принцип внутреннего и внешнего суверенитета как таковой, следует упомянуть общие принципы права и международное обычное право. Более того, в международном правопорядке принцип суверенитета является одним из его основополагающих принципов, нормой ius cogens. Однако в самом международном праве отсутствует формально-юридическое закрепление понятия государственного суверенитета.

В конвенционном международном праве можно найти многочисленные варианты принципов «связанных» с суверенитетом, но не его самого. В частности, это п. 1 ст. 2 Устава ООН о принципе суверенного равенства, а также Декларация о дружественных отношениях 1970 г., раскрывающая содержание принципов международного права, вытекающих из принципа суверенного равенства государств.

Суверенитет как источник международного права

Если внутригосударственное право в силу верховенства государства устанавливается государством и выражает его волю, то международное право является продуктом соглашения государств по поводу существа его норм и признания их юридически обязательными. Это соглашение достигается путем согласования воль государств. Поэтому в нормах международного права, регулирующих международные отношения, выражена согласованная, а тем самым и общая воля устанавливающих эти нормы государств, детерминированная их взаимным интересом и потребностями. Ведь именно посредством договора устанавливаются, изменяются или отменяются общепризнанные принципы и нормы международного права, включая нормы jus cogens.

Таким образом, международное право создается суверенными субъектами международного права – государствами. Поэтому можно сказать, что суверенитет является источником международного права. А основные принципы международного права – это нормы, регулирующие поведение государств и иных субъектов международного права во всех сферах международных отношений. Они устанавливают основные права и обязанности государств в международном общении.

Соотношение суверенитета и международного права

Спектр мнений здесь достаточно разнообразен: одни ученые считают, что суверенитет и международное право несовместимые, взаимоисключающие категории; другие полагают, что международное право исключает внешнюю сторону суверенитета и оставляет за государством лишь внутреннее верховенство; третьи отрицают международное право как право в общепринятом смысле и тем самым защищают суверенитет; четвертые вполне удачно совмещают суверенитет с международным правом.

Преобладающее мнение сводится к тому, что государственный суверенитет и международное право взаимно обусловлены: государственный суверенитет – предпосылка международного права, а международное право – одно из средств утверждения государственного суверенитета в международных отношениях.

Безусловно, международное право не наделяет государства суверенитетом. Являясь членом международного сообщества, государство признает себя связанным нормами международного права, причем подчинение нормам международного права есть подчинение добровольное, которое не предполагает подчинение воле другого государства или какой-либо высшей власти.

Суверенитет и суверенные права

Верховенство и независимость государства проявляются в осуществлении его функций и предполагают наличие соответствующих суверенных прав, юридически обеспечивающих их осуществление. Однако наличие этих прав, являясь необходимым условием суверенитета, само по себе еще не достаточно для его образования.

Государственный суверенитет не является совокупностью суверенных прав, а предполагает формально-юридическую возможность обладания этими правами. Суверенитет как качество государства имеет отношение к вопросу существования государства – наличия его правосубъектности, а государственные права – к вопросу объема его правоспособности, возникшей именно в связи с наличием суверенитета.

К основным суверенным правам, раскрывающим содержание внутреннего суверенитета государства, принято относить:

Внешний суверенитет принято раскрывать через:

Конкретный перечень суверенных прав не является постоянным, а определяется функциями государства на исторической стадии развития. Также очевидно, что содержание этих прав может трансформироваться в зависимости от характера международных отношений, функций государства, изменения форм деятельности государства.

Суверенные обязанности государств

Суверенные государства имеют не только суверенные права, но и суверенные обязанности. Основные обязанности суверенных государств, касающиеся их взаимоотношений друг с другом, а также обращения с отдельными физическими лицами в рамках государственных границ, перечислены, среди прочего, в ст. 2 Устава ООН и Декларации о дружественных отношениях 1970 г.

Как субъект международного права государство обязано:

Источник

Adblock
detector