Один из них был правым уклонистом другой как оказалось ни при чем

Один из них был правым уклонистом другой как оказалось ни при чем

ПЕСНЯ О СТАЛИНЕ

На просторах Родины чудесной,
Закаляясь в битвах и труде,
Мы сложили радостную песню
О великом друге и вожде.

Товарищ Сталин, вы большой ученый,
В языкознанье знаете вы толк,
А я простой советский заключенный,
И мне товарищ серый брянский волк.

В чужих грехах мы сходу сознавались,
Этапом шли навстречу злой судьбе,
Но верили вам так, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

Так вот сижу я в Туруханском крае,
Где конвоиры, словно псы, грубы,
Я это все, конечно, понимаю
Как обостренье классовой борьбы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра.
Вы здесь из искры разводили пламя,
Спасибо вам, я греюсь у костра.

Мы наш нелегкий крест несем задаром
Морозом дымным и в тоске дождей.
Мы, как деревья, валимся на нары,
Не ведая бессонницы вождей.

Вы снитесь нам, когда в партийной кепке
И в кителе идете на парад.
Мы рубим лес по-сталински, а щепки,
А щепки во все стороны летят.

Вчера мы хоронили двух марксистов,
Тела одели красным кумачом.
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.

Какой-то литератор пробовал присочинить к песне еще куплет и показал его Алешковскому, которому куплет крайне не понравился:

Для вас в Москве построен «Дом подарков»,
Сам Исаковский пишет оды вам,
А здесь в тайге читает нам Петрарку
Фартовый парень Оська Мандельштам.

На сотни верст вокруг тайга густая,
А конвоиры – суровы и грубы…
И вот сижу я в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке Вы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра.
Вы здесь из искры разжигали пламя,
Спасибо Вам, я греюсь у костра…

В чужих грехах мы сразу сознавались,
Этапом шли навстречу злой судьбе.
Мы так Вам верили, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

Вчера мы хоронили двух марксистов.
Мы их не покрывали кумачом…
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем!

Для Вас открыт в Москве музей подарков
И Исаковский пишет песни Вам.
А у костра читает нам Петрарку
Фартовый парень Ося Мандельштам.

На Вас сияют ордена, медали,
А наша жизнь не стоит пятака…
Вот вы семь раз из ссылки убегали,
А я ни разу не сумел пока.

Не спите Вы осенними ночами,
Прислушиваясь к шороху дождей.
А мы лежим на нарах штабелями,
Ведь нам чужда бессонница вождей.

Вы снитесь мне, когда в партийной кепке
И в кителе идете на парад…
Мы ж рубим лес, а сталинские «щепки»,
Как прежде во все стороны летят!

Живите сотню лет, товарищ Сталин!
И пусть в тайге придется сдохнуть мне,
Росло бы только производство стали
На душу населения в стране!

Запрещенные песни. Песенник. / Сост. А. И. Железный, Л. П. Шемета, А. Т. Шершунов. 2-е изд. М., «Современная музыка», 2004

2. Иосиф Сталин, Вы большой ученый

За что сижу, по совести, не знаю,
Но прокуроры, как видимо, правы,
И вот сижу я в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке Вы.

Вчера мы хоронили двух марксистов,
Тела их не закрыли кумачом,
Один из них был ярым чифиристом,
Другой, как оказалось, не причем.

Так вот, прощай, прощай, моя Одесса!
Тебя люблю я, люблю твои огни.
Своею белою рукой, моя Одесса,
Ты помани, ты помани, ты помани!

3. Песня о Сталине

За что сижу, воистину не знаю,
Но прокуроры, видимо, правы,
Сижу я нынче в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке вы.

В чужих грехах мы с ходу сознавались,
Этапом шли навстречу злой судьбе,
Мы верили вам так, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

И вот сижу я в Туруханском крае,
Где конвоиры, словно псы, грубы,
Я это все, конечно, понимаю,
Как обостренье классовой борьбы.

Вам тяжелей, вы обо всех на свете
Заботитесь в ночной тоскливый час,
Шагаете в кремлевском кабинете,
Дымите трубкой, не смыкая глаз.

И мы нелегкий крест несем задаром
Морозом дымным и в тоске дождей,
Мы, как деревья, валимся на нары,
Не ведая бессонницы вождей.

Вы снитесь нам, когда в партийной кепке
И в кителе идете на парад.
Мы ж рубим лес по-сталински, а щепки,
А щепки во все стороны летят.

Вчера мы хоронили двух марксистов.
Тела одели ярким кумачом,
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.

Дымите тыщу лет, товарищ Сталин,
И пусть в тайге придется сдохнуть мне,
Я верю: будет чугуна и стали
На душу населения вполне.

Блатная песня: Сборник. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002

4. Товарищ Сталин, Вы большой ученый

За что сижу, по совести, не знаю,
Но прокуроры, как всегда, правы,
И вот сижу я в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке вы.

И вот сижу я в Туруханском крае,
Где часовые грубы и строги,
Я это все, конечно, понимаю
Как обостренье классовой борьбы.

Всю жизнь в грехах мы с ходу сознавались,
Этапом шли навстречу злой судьбе.
Мы так вам верили, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

Товарищ Сталин, ты не спишь ночами,
Прислушиваясь к шороху дождей,
А мы лежим на нарах штабелями,
И нам чужда бессонница ночей.

Вчера мы хоронили двух марксистов,
Мы их не накрывали кумачом,
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.

Живите тыщу лет, товарищ Сталин,
И пусть в тайге сгнивать придется мне,
Я верю будет чугуна и стали
На душу населения вдвойне.

5. Песня о Сталине

За что сижу, воистину не знаю,
но прокуроры, видимо, правы,
сижу я нынче в Туруханском крае,
где при царе бывали в ссылке вы.

В чужих грехах мы с ходу сознавались,
этапом шли навстречу злой судьбе,
мы верили вам так, товарищ Сталин,
как, может быть, не верили себе.

И вот сижу я в Туруханском крае,
где конвоиры, словно псы, грубы,
я это все, конечно, понимаю,
как обостренье классовой борьбы.

вам тяжелей, вы обо всех на свете
заботитесь в ночной тоскливый час,
шагаете в кремлевском кабинете,
дымите трубкой, не смыкая глаз.

И мы нелегкий крест несем задаром
морозом дымным и в тоске дождей,
мы, как деревья, валимся на нары,
не ведая бессонницы вождей.

Вы снитесь нам, когда в партийной кепке
и в кителе идете на парад.
Мы рубим лес по-сталински, а щепки,
а щепки во все стороны летят.

Вчера мы хоронили двух марксистов,
тела одели ярким кумачом,
один из них был правым уклонистом,
другой, как оказалось, ни при чем.

Дымите тыщу лет, товарищ Сталин,
и пусть в тайге придется сдохнуть мне,
я верю: будет чугуна и стали
на душу населения вполне.

6. Товарищ Сталин, вы большой ученый

Товарищ Сталин, вы большой ученый
В языкознаниях познавший толк,
А я простой советский заключенный
И мой товарищ серый брянский волк.

За что сижу, я сам про то не знаю,
Но прокуроры, видимо, правы.
И вот сижу я в Туруханском крае,
Где при царе бывали в ссылке вы.

В чужих краях мы сходу сознавались,
Этапом шли навстречу злой судьбе.
Но верили вам так, товарищ Сталин,
как, может быть, не верили себе.

И вот сижу я в Туруханском крае,
Где конвоиры грубы и глупы.
Я это все, конечно, понимаю
Как обостренье классовой борьбы.

Я вижу вас как вы в спортивной кепке
И в кителе спешите на парад.
Мы рубим лес, а сталинские щепки,
Как брызги во все стороны летят.

Мы наш нелегкий крест несем задаром,
Морозом дымным и в тоске дождей.
И как деревья валимся на нары,
Не ведая бессонницы вождей.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра.
Вы тут из искры раздували пламя.
Спасибо вам, я греюсь у костра.

Вчера мы хоронили двух марксистов.
Мы их не накрывали кумачом.
Один из них был левым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.

Песни узников. Составитель Владимир Пентюхов. Красноярк: Производственно-издательский комбинат «ОФСЕТ», 1995. (Песни политзеков собраны в основном от самих бывших политзеков в 1991 году во время экспедиции на борту дизельэлектрохода «Латвия» по Енисею от Красноярска до Норильска, посвященной памяти жертв сталинских лагерей).

Источник

На просторах родины чудесной.
Закаляясь в битвах и труде,
Мы сложили радостную песню
О великом друге и вожде.
В. Лебедев-Кумач
Товарищ Сталин, вы большой ученый —
в языкознанье знаете вы толк,
а я простой советский заключенный,
и мне товарищ — серый брянский волк.

За что сижу, поистине не знаю,
но прокуроры, видимо, правы,
сижу я нынче в Туруханском крае,
где при царе бывали в ссылке вы.

В чужих грехах мы с ходу сознавались,
этапом шли навстречу злой судьбе,
но верили вам так, товарищ Сталин,
как, может быть, не верили себе.

И вот сижу я в Туруханском крае,
здесь конвоиры, словно псы, грубы,
я это все, конечно, понимаю
как обостренье классовой борьбы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
а мы в тайге с утра и до утра,
вот здесь из искры разводили пламя —
спасибо вам, я греюсь у костра.

Вам тяжелей, вы обо всех на свете
заботитесь в ночной тоскливый час,
шагаете в кремлевском кабинете,
дымите трубкой,, не смыкая глаз.

И мы нелегкий крест несем задаром
морозом дымным и в тоске дождей,
мы, как деревья, валимся на нары,
не ведая бессонницы вождей.

Вы снитесь нам, когда в партийной кепке
и в кителе идете на парад.
Мы рубим лес по-сталински, а щепки —
а щепки во все стороны летят.

Вчера мы хоронили двух марксистов,
тела одели ярким кумачом,
один из них был правым уклонистом,
другой, как оказалось, ни при чем.

Он перед тем, как навсегда скончаться,
вам завещал последние слова —
велел в евонном деле разобраться
и тихо вскрикнул: «Сталин — голова!»

For which I sit, really do not know
but prosecutors apparently right,
I sit now in Turukhansky Territory
where there were with the king in exile you.

In other men’s sins we confess course,
stage went to meet an evil fate,
but believe you, Comrade Stalin,
like maybe they did not believe myself.

And here I sit Turuhanskom Territory
The guards here, like dogs, are rude,
I have all this, of course, understand
as the intensification of the class struggle.

You hard, you’re all in the world
care in the dreary night hour
step into the Kremlin office,
dymite tube awake.

And we bear the cross hard for nothing
smoky frost and rain in anguish,
We, as trees, valimsya on the bench,
not knowing insomnia leaders.

Yesterday we buried two Marxists,
body dressed bright red cloth,
one of them was the Right deviators,
the other, as it turned out, nothing to do with.

Dymite thousand years, Comrade Stalin!
And let the taiga have to die to me
I believe: will of iron and steel
per capita well.

Источник

Текст песни Аркадий Северный — Товарищ Сталин, Вы — большой учёный…

Оригинальный текст и слова песни Товарищ Сталин, Вы — большой учёный…:

Товарищ Сталин, Вы — большой ученый,
В языкознаниях большой вы корифей.
А, я простой советский заключённый,
Не коммунист, и даже не еврей.
А, я простой советский заключённый,
Не коммунист, и даже не еврей.

За что сижу я, по совести не знаю,
Но прокуроры, видимо, правы.
Сижу теперь я в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке, Вы.
Сижу теперь я в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке, Вы.

Ну, что ж, сижу я в Туруханском крае,
Здесь надзиратели, строги, и грубы,
Я всё, конечно, это понимаю,
Как обостренье классовой борьбы.
Я всё, конечно, это понимаю,
Как обостренье классовой борьбы.

Идет ли дождь, иль веет снег, над нами,
Мы здесь работаем, с утра и до утра.
Вы, здесь из искры раздували пламя,
Спасибо Вам, я греюсь у костра.
Вы, здесь из искры раздували пламя,
Спасибо Вам, я греюсь у костра.

Ну, а, вчера мы хоронили двух марксистов,
По-братски их накрыли кумачом.
Один из них был правым уклонистом,
Второй, как оказалось, ни при чём.
Один из них был правым уклонистом,
Второй, как оказалось, ни при чём.

Для Вас в Москве, открыт музей подарков,
Сам Исаковский песни пишет Вам.
А, нам читает у костра — Петрарка,
Фартовый парень — Ося Мальдештам.
А, нам читает у костра — Петрарка,
Фартовый парень — Ося Мальдештам.

Когда в своей большой партийной кепке,
Идете, Вы, встречать большой парад.
Мы рубим лес по-Сталински, а щепки,
А, щепки выше дерева летят.
Мы рубим лес по-Сталински, а щепки,
А, щепки выше дерева летят.

Живите тыщу лет, товарищ Сталин!
Пускай в тайге придётся сгинуть мне.
Пусть будет больше, чугуна, и стали,
На душу населения в стране.
Пусть будет больше, чугуна, и стали,
На душу населения в стране.

Товарищ Сталин, Вы – большой ученый,
В языкознаниях большой вы корифей.
А, я простой советский заключённый,
Не коммунист, и даже не еврей.
А, я простой советский заключённый,
Не коммунист, и даже не еврей.

Перевод на русский или английский язык текста песни — Товарищ Сталин, Вы — большой учёный… исполнителя Аркадий Северный:

Если нашли опечатку в тексте или переводе песни Товарищ Сталин, Вы — большой учёный…, просим сообщить об этом в комментариях.

Источник

ПЕСНЯ О СТАЛИНЕ
На просторах родины чудесной.
Закаляясь в битвах и труде,
Мы сложили радостную песню
О великом друге и вожде.
В. Лебедев-Кумач

Товарищ Сталин, вы большой ученый —
в языкознанье знаете вы толк,
а я простой советский заключенный,
и мне товарищ — серый брянский волк.

За что сижу, поистине не знаю,
но прокуроры, видимо, правы,
сижу я нынче в Туруханском крае,
где при царе бывали в ссылке вы.

В чужих грехах мы с ходу сознавались,
этапом шли навстречу злой судьбе,
но верили вам так, товарищ Сталин,
как, может быть, не верили себе.

И вот сижу я в Туруханском крае,
здесь конвоиры, словно псы, грубы,
я это все, конечно, понимаю
как обостренье классовой борьбы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
а мы в тайге с утра и до утра,
вот здесь из искры разводили пламя —
спасибо вам, я греюсь у костра.

Вам тяжелей, вы обо всех на свете
заботитесь в ночной тоскливый час,
шагаете в кремлевском кабинете,
дымите трубкой,, не смыкая глаз.

И мы нелегкий крест несем задаром
морозом дымным и в тоске дождей,
мы, как деревья, валимся на нары,
не ведая бессонницы вождей.

Вы снитесь нам, когда в партийной кепке
и в кителе идете на парад.
Мы рубим лес по-сталински, а щепки —
а щепки во все стороны летят.

Вчера мы хоронили двух марксистов,
тела одели ярким кумачом,
один из них был правым уклонистом,
другой, как оказалось, ни при чем.

Он перед тем, как навсегда скончаться,
вам завещал последние слова —
велел в евонном деле разобраться
и тихо вскрикнул: «Сталин — голова!»

Дымите тыщу лет, товарищ Сталин!
И пусть в тайге придется сдохнуть мне,
я верю: будет чугуна и стали
на душу населения вполне.

1959 Hughes Aleshkovsky

SONG OF STALIN
In the vastness of the homeland wonderful.
Tempered in battle and labor
We put a joyful song
Oh great friend and leader.
Lebedev-Kumach

For which I sit, really do not know
but prosecutors apparently right,
I sit now in Turukhansky Territory
where there were with the king in exile you.

In other men’s sins we confess course,
stage went to meet an evil fate,
but believe you, Comrade Stalin,
like maybe they did not believe myself.

And here I sit Turuhanskom Territory
The guards here, like dogs, are rude,
I have all this, of course, understand
as the intensification of the class struggle.

You hard, you’re all in the world
care in the dreary night hour
step into the Kremlin office,
dymite tube awake.

And we bear the cross hard for nothing
smoky frost and rain in anguish,
We, as trees, valimsya on the bench,
not knowing insomnia leaders.

Yesterday we buried two Marxists,
body dressed bright red cloth,
one of them was the Right deviators,
the other, as it turned out, nothing to do with.

Dymite thousand years, Comrade Stalin!
And let the taiga have to die to me
I believe: will of iron and steel
per capita well.

Источник

Один из них был правым уклонистом другой как оказалось ни при чем

astar1

aline500

aline500

stal

Это одно из многих стихотворений, написанных о сталинских лагерях, которые «вдохновляли» не только Алешковского, но и многих других авторов, стихи которых были изданы в книге «Поэзия узников ГУЛАГа», фрагменты из которой вы найдете здесь: «ПОЭЗИЯ ГУЛАГА».

Там же, кстати, стихотворение Булата Окуджавы «Сталин Пушкина читал. «.

Песню Алешковского знали многие, а исполняли, конечно, далеко не все.
Известен вариант молодого Высоцкого.

За что сижу, воистину, не знаю,
Но прокуроры, видимо, правы.
Сижу я нынче в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке вы.

В чужих грехах мы сходу сознавались
Этапом шли навстречу злой судьбе
Мы верили вам так, товарищ Сталин,
Как может быть не верили себе

Итак сижу я в Туруханском крае,
Где конвоиры словно псы грубы,
Я это все, конечно, понимаю,
Как обостренье классовой борьбы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра,
Вы здесь из искры разводили пламя,
Спасибо Вам, я греюсь у костра.

Вам тяжелей, вы обо всех на свете
Заботитесь в ночной тоскливый час
Шагаете в кремлевском кабинете,
Дымите трубкой, не смыкая глаз

И мы нелегкий крест несем задаром
Морозом дымным и в тоске дождей
Мы как деревья валимся на нары,
Не ведая бессонницы вождей

Вчера мы хоронили двух марксистов,
Тела одели ярким кумачом.
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.

Он перед тем как навсегда скончаться
Вам завещал последние слова.
Велел в евонном деле разобраться
И тихо вскрикнул: Сталин – голова!

Живите ж тыщу лет, товарищ Сталин,
И пусть в тайге придется сдохнуть мне
Я верю будет чугуна и стали
На душу населения вполне.

Я верю будет чугуна и стали
На душу населения в стране.

Источник

Читайте также:  Как узнать есть ли боты в группе
Adblock
detector