Шкаф был такой же ветхий как и все в этой комнате

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Дом, в котором.

НАСТРОЙКИ.

sel back

sel font

font decrease

font increase

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

2

Дом стоит на окраине города. В месте, называемом Расческами. Длинные многоэтажки здесь выстроены зубчатыми рядами с промежутками квадратно-бетонных дворов — предполагаемыми местами игр молодых «расчесочников». Зубья белы, многоглазы и похожи один на другой. Там, где они еще не выросли, — обнесенные заборами пустыри. Труха снесенных домов, гнездилища крыс и бродячих собак гораздо более интересны молодым «расчесочникам», чем их собственные дворы — интервалы между зубьями.

На нейтральной территории между двумя мирами — зубцов и пустырей — стоит Дом. Его называют Серым. Он стар и по возрасту ближе к пустырям — захоронениям его ровесников. Он одинок — другие дома сторонятся его — и не похож на зубец, потому что не тянется вверх. В нем три этажа, фасад смотрит на трассу, у него тоже есть двор — длинный прямоугольник, обнесенный сеткой. Когда-то он был белым. Теперь он серый спереди и желтый с внутренней, дворовой стороны. Он щетинится антеннами и проводами, осыпается мелом и плачет трещинами. К нему жмутся гаражи и пристройки, мусорные баки и собачьи будки. Все это со двора. Фасад гол и мрачен, каким ему и полагается быть.

Серый Дом не любят. Никто не скажет об этом вслух, но жители Расчесок предпочли бы не иметь его рядом. Они предпочли бы, чтобы его не было вообще.

Некоторые преимущества спортивной обуви

Все началось с красных кроссовок. Я нашел их на дне сумки. Сумка для хранения личных вещей — так это называется. Только никаких личных вещей там не бывает. Пара вафельных полотенец, стопка носовых платков и грязное белье. Все как у всех. Все сумки, полотенца, носки и трусы одинаковые, чтобы никому не было обидно.

Кроссовки я нашел случайно, я давно забыл о них. Старый подарок, уж и не вспомнить чей, из прошлой жизни. Ярко-красные, запакованные в блестящий пакет, с полосатой, как леденец, подошвой. Я разорвал упаковку, погладил огненные шнурки и быстро переобулся. Ноги приобрели странный вид. Какой-то непривычно ходячий. Я и забыл, что они могут быть такими.

В тот же день после уроков Джин отозвал меня в сторонку и сказал, что ему не нравится, как я себя веду. Показал на кроссовки и велел снять их. Не стоило спрашивать, зачем это нужно, но я все же спросил.

— Они привлекают внимание, — сказал он.

Для Джина это нормально — такое объяснение.

— Ну и что? — спросил я. — Пусть себе привлекают.

Он ничего не ответил. Поправил шнурок на очках, улыбнулся и уехал. А вечером я получил записку. Только два слова: «Обсуждение обуви». И понял, что попался.

Сбривая пух со щек, я порезался и разбил стакан из-под зубных щеток. Отражение, смотревшее из зеркала, выглядело до смерти напуганным, но на самом деле я почти не боялся. То есть боялся, конечно, но вместе с тем мне было все равно. Я даже не стал снимать кроссовки.

Собрание проводилось в классе. На доске написали: «Обсуждение обуви». Цирк и маразм, только мне было не до смеха, потому что я устал от этих игр, от умниц-игроков и самого этого места. Устал так сильно, что почти уже разучился смеяться.

Меня посадили у доски, чтобы все могли видеть предмет обсуждения. Слева за столом сидел Джин и сосал ручку. Справа Длинный Кит с треском гонял шарик по коридорчикам пластмассового лабиринта, пока на него не посмотрели осуждающе.

— Кто хочет высказаться? — спросил Джин.

Высказаться хотели многие. Почти все. Для начала слово предоставили Сипу. Наверное, чтобы побыстрее отделаться.

Выяснилось, что всякий человек, пытающийся привлечь к себе внимание, есть человек самовлюбленный и нехороший, способный на что угодно и воображающий о себе невесть что, в то время как на самом деле он просто-напросто пустышка. Ворона в павлиньих перьях. Или что-то в этом роде. Сип прочел басню о вороне. Потом стихи об осле, угодившем в озеро и потонувшем из-за собственной глупости. Потом он хотел еще спеть что-то на ту же тему, но его уже никто не слушал. Сип надул щеки, расплакался и замолчал. Ему сказали спасибо, передали платок, заслонили учебником и предоставили слово Гулю.

Гуль говорил еле слышно, не поднимая головы, как будто считывал текст с поверхности стола, хотя ничего, кроме поцарапанного пластика, там не было. Белая челка лезла в глаз, он поправлял ее кончиком пальца, смоченным слюной. Палец фиксировал бесцветную прядь на лбу, но как только отпускал, она тут же сползала обратно в глаз. Чтобы смотреть на Гуля долго, нужно иметь стальные нервы. Поэтому я на него не смотрел. От моих нервов и так остались одни ошметки, незачем было лишний раз их терзать.

— К чему пытается привлечь внимание обсуждаемый? К своей обуви, казалось бы. На самом деле это не так. Посредством обуви он привлекает внимание к своим ногам. То есть афиширует свой недостаток, тычет им в глаза окружающим. Этим он как бы подчеркивает нашу общую беду, не считаясь с нами и нашим мнением. В каком-то смысле он по-своему издевается над нами…

Он еще долго размазывал эту кашу. Палец сновал вверх и вниз по переносице, белки наливались кровью. Я знал наизусть все, что он может сказать — все, что вообще принято говорить в таких случаях. Все слова, вылезавшие из Гуля, были такими же бесцветными и пересушенными, как он сам, его палец и ноготь на пальце.

Потом говорил Топ. Примерно то же самое и так же нудно. Потом Ниф, Нуф и Наф. Тройняшки с поросячьими кличками. Они говорили одновременно, перебивая друг друга, и на них я как раз смотрел с большим интересом, потому что не ожидал, что они станут участвовать в обсуждении. Им, должно быть, не понравилось, как я на них смотрю, или они застеснялись, а от этого получилось только хуже, но от них мне досталось больше всех. Они припомнили мою привычку загибать страницы книг (а ведь книги читаю не я один), то, что я не сдал свои носовые платки в фонд общего пользования (хотя нос растет не у меня одного), что сижу в ванне дольше положенного (двадцать восемь минут вместо двадцати), толкаюсь колесами при езде (а ведь колеса надо беречь!), и наконец добрались до главного — до того, что я курю. Если, конечно, можно назвать курящим человека, выкуривающего в течение трех дней одну сигарету.

Полчаса меня забрасывали камнями, потом Джин постучал по столу ручкой и объявил, что обсуждение моей обуви закончено. К тому времени все успели забыть, что обсуждают, так что напоминание пришлось очень кстати. Народ уставился на несчастные кроссовки. Они порицали их молча, с достоинством, презирая мою инфантильность и отсутствие вкуса. Пятнадцать пар мягких коричневых мокасин, против одной ярко-красной пары кроссовок. Чем дольше на них смотрели, тем ярче они разгорались. Под конец в классе посерело все, кроме них.

Источник

Глава шестая

Прежде, давно, в лета моей юности, в лета безвозвратно мелькнувшего моего детства, мне было весело подъезжать в первый раз к незнакомому месту: все равно, была ли то деревушка, бедный уездный городишко, село ли, слободка, – любопытного много открывал в нем детский любопытный взгляд. Всякое строение, все, что носило только на себе напечатленье какой-нибудь заметной особенности, – все останавливало меня и поражало. Каменный ли казенный дом, известной архитектуры с половиною фальшивых окон, один-одинешенек торчавший среди бревенчатой тесаной кучи одноэтажных мещанский обывательских домиков, круглый ли правильный купол, весь облитый листовым белым железом, вознесенный над выбеленною, как снег, новою церковью, рынок ли, франт ли уездный, попавшийся среди города, – ничто не ускользало от свежего тонкого внимания, и, высунувши нос из походной телеги своей, я глядел и на невиданный дотоле покрой какого-нибудь сюртука, и на деревянные ящики с гвоздями, с серой, желтевшей вдали, с изюмом и мылом, мелькавшие из дверей овощной лавки вместе с банками высохших московских конфет, глядел и на шедшего в стороне пехотного офицера, занесенного бог знает из какой губернии на уездную скуку, и на купца, мелькнувшего в сибирке на беговых дрожках, и уносился мысленно за ними в бедную жизнь их.

Теперь равнодушно подъезжаю ко всякой незнакомой деревне и равнодушно гляжу на ее пошлую наружность; моему охлажденному взору неприютно, мне не смешно, и то, что пробудило бы в прежние годы живое движенье в лице, смех и немолчные речи, то скользит теперь мимо, и безучастное молчанье хранят мои недвижные уста. О моя юность! О моя свежесть!

Пока Чичиков в душе посмеивался над прозвищем, которым наградили Плюшкина местные мужики, он не заметил, как въехал в довольно широкое село. Деревянная мостовая, по которой они ехали, была ветхой, как и все деревянные строения, встречавшиеся им на пути. Бревна на избах были темными и старыми, крыши напоминали решето. Во многих избах не было стекол, и окна были заткнуты старыми тряпками; балкончики под крышами покосились и почернели. Позади изб во многих местах можно было увидеть огромные клади хлеба, напоминавшие по цвету старый кирпич.

Над ветхими крышами возвышались две сельские церкви – деревянная, опустевшая, и каменная, во многих местах потрескавшаяся. По мере того, как путники продвигались вперед, стал показываться господский дом – странное строение, выглядевшее дряхлым инвалидом. «Местами он был в один этаж, местами – в два», на стенах, переживших много погодных перемен, во многих местах обнажилась штукатурная решетка. Только два окна в доме были открыты, остальные – забиты досками или заставлены ставнями. «Старый, обширный, тянувшийся позади дома сад, выходивший за село и потом пропадавший в поле, заросший и заглохлый, казалось, один освежал эту обширную деревню и один был вполне живописен в своем картинном опустении». «Словом, все было хорошо, как ни выдумать ни природе, ни искусству, но как бывает только тогда, когда они соединяются вместе…»

Вскоре Чичиков оказался перед самым домом, который вблизи выглядел еще печальнее. Ограда и ворота были покрыты зеленой плесенью. Давно обветшавшие строения, наполнявшие двор, говорили о том, что когда-то здесь было хорошее хозяйство, но сейчас все выглядело «пасмурно». «Ничто не заметно было оживляющего картину: ни отворяющих дверей, ни выходивших откуда-нибудь людей, никаких живых хлопот и забот дома!» Только одни главные ворота были растворены, да и то потому, что в них въехал мужик с нагруженною телегой. В другое время и на них висел замок.

У одного из строений Чичиков скоро заметил какую-то фигуру, которая начала вздорить с мужиком, приехавшим на телеге. Долго он не мог распознать, какого пола была фигура: баба или мужик. Платье на ней было совершенно неопределенное, похожее очень на женский капот, на голове колпак, какой носят деревенские дворовые бабы, только один голос показался ему несколько сиплым для женщины. «Ой, баба! – подумал он про себя и тут же прибавил: – Ой, нет!» – «Конечно, баба!» – наконец сказал он, рассмотрев попристальнее. Фигура с своей стороны глядела на него тоже пристально. Казалось, гость был для нее в диковинку, потому что она обсмотрела не только его, но и Селифана, и лошадей, начиная с хвоста и до морды. По висевшим у ней за поясом ключам и по тому, что она бранила мужика довольно поносными словами, Чичиков заключил, что это, верно, ключница.

– Послушай, матушка, – сказал он, выходя из брички, – что барин.

– Нет дома, – прервала ключница, не дожидаясь окончания вопроса, и потом, спустя минуту, прибавила: – А что вам нужно?

– Идите в комнаты! – сказала ключница, отворотившись и показав ему спину, запачканную мукою, с большой прорехою пониже.

Он вступил в темные широкие сени, от которых подуло холодом, как из погреба. Из сеней он попал в комнату, тоже темную, чуть-чуть озаренную светом, выходившим из-под широкой щели, находившейся внизу двери.

Оказавшись в комнате, Чичиков был поражен царившим в ней беспорядком. Казалось, что в доме мыли полы, и поэтому сюда взгромоздили всю мебель. На одном столе стоял сломанный стул, а рядом с ним часы с остановившимся маятником, заросшим паутиной. Неподалеку стоял шкаф со старинным серебром. А на бюро, выложенном мозаикой, которая уже во многих местах выпала, лежало много всякой всячины: куча исписанных бумажек, накрытых прессом с яичком наверху, старинная книга, высохший лимон, отломленная ручка кресла, накрытая письмом рюмка с непонятной жидкостью и тремя мухами, кусок сургуча, кусочек тряпки, два высохших, запачканных чернилами, пера и пожелтевшая зубочистка, «которою хозяин может быть ковырял в зубах своих еще до нашествия французов на Москву».

Читайте также:  Как долго будут болеть легкие после пневмонии

На стенах в беспорядке были развешаны картины. С середины потолка свисала люстра в холстинном мешке, из-за скопившейся на ней пыли похожая на шелковый кокон, в котором сидит червяк. В углу комнаты в большую кучу было свалено все то, что не должно находиться на столе, но что именно, понять было очень трудно. Заметнее всего был кусок деревянной лопаты и старая подошва сапога. О том, что в комнате обитало живое существо, говорил лишь поношенный колпак, который лежал на столе. Пока Чичиков рассматривал комнату, боковая комната отворилась, и в нее кто-то вошел. Сначала Чичиков решил, что это была та же ключница, которую он встретил во дворе, но, приглядевшись поближе, подумал, что это скорее ключник, чем ключница, потому что на лице были замены следы бритья – правда редкого, «потому что весь подбородок с нижней частью щеки походил у него на скребницу из железной проволоки, какою чистят на конюшне лошадей». Гость молча ждал, что хочет сказать ему ключник, а тот вопросительно смотрел на Чичикова.

Наконец последний, удивленный таким странным недоумением, решился спросить:

– Что ж барин? у себя, что ли?

– Здесь хозяин, – сказал ключник.

– Где же? – повторил Чичиков.

– Что, батюшка, слепы-то, что ли? – спросил ключник. – Эхва! А вить хозяин-то я!

plushkin

Здесь герой наш поневоле отступил назад и поглядел на него пристально. Ему случалось видеть немало всякого рода людей, даже таких, какие нам с читателем, может быть, никогда не придется увидать; но такого он еще не видывал. Лицо его не представляло ничего особенного; оно было почти такое же, как у многих худощавых стариков, один подбородок только выступал очень далеко вперед, так что он должен был всякий раз закрывать его платком, чтобы не заплевать; маленькие глазки еще не потухнули и бегали из-под высоко выросших бровей, как мыши, когда, высунувши из темных нор остренькие морды, насторожа уши и моргая усом, они высматривают, не затаился ли где кот или шалун мальчишка, и нюхают подозрительно самый воздух. Гораздо замечательнее был наряд его: никакими средствами и стараньями нельзя бы докопаться, из чего состряпан был его халат: рукава и верхние полы до того засалились и залоснились, что походили на юфть, какая идет на сапоги; назади вместо двух болталось четыре полы, из которых охлопьями лезла хлопчатая бумага. На шее у него тоже было повязано что-то такое, которого нельзя было разобрать: чулок ли, подвязка ли, или набрюшник, только никак не галстук. Словом, если бы Чичиков встретил его, так принаряженного, где-нибудь у церковных дверей, то, вероятно, дал бы ему медный грош. Ибо к чести героя нашего нужно сказать, что сердце у него было сострадательно и он не мог никак удержаться, чтобы не подать бедному человеку медного гроша. Но пред ним стоял не нищий, пред ним стоял помещик. У этого помещика была тысяча с лишком душ, и попробовал бы кто найти у кого другого столько хлеба зерном, мукою и просто в кладях, у кого бы кладовые, амбары и сушилы загромождены были таким множеством холстов, сукон, овчин выделанных и сыромятных, высушенными рыбами и всякой овощью, или губиной. Заглянул бы кто-нибудь к нему на рабочий двор, где наготовлено было на запас всякого дерева и посуды, никогда не употреблявшейся, – ему бы показалось, уж не попал ли он как-нибудь в Москву на щепной двор, куда ежедневно отправляются расторопные тещи и свекрухи, с кухарками позади, делать свои хозяйственные запасы и где горами белеет всякое дерево – шитое, точеное, леченое и плетеное. На что бы, казалось, нужна была Плюшкину такая гибель подобных изделий? во всю жизнь не пришлось бы их употребить даже на два таких имения, какие были у него, – но ему и этого казалось мало. Не довольствуясь сим, он ходил еще каждый день по улицам своей деревни, заглядывал под мостики, под перекладины и все, что ни попадалось ему: старая подошва, бабья тряпка, железный гвоздь, глиняный черепок, – все тащил к себе и складывал в ту кучу, которую Чичиков заметил в углу комнаты. «Вон уже рыболов пошел на охоту!» – говорили мужики, когда видели его, идущего на добычу. И в самом деле, после него незачем было мести улицу: случилось проезжавшему офицеру потерять шпору, шпора эта мигом отправилась в известную кучу; если баба, как-нибудь зазевавшись у колодца, позабывала ведро, он утаскивал и ведро. Впрочем, когда приметивший мужик уличал его тут же, он не спорил и отдавал похищенную вещь; но если только она попадала в кучу, тогда все кончено: он божился, что вещь его, куплена им тогда-то, у того-то или досталась от деда. В комнате своей он подымал с пола все, что ни видел: сургучик, лоскуток бумажки, перышко, и все это клал на бюро или на окошко.

А ведь было время, когда он только был бережливым хозяином!

Когда-то у Плюшкина была жена, сын и две дочери, похожие на две свежие розы, все в доме шло размеренно и благополучно. Заезжали соседи пообедать и поучиться у него хозяйству и экономии. Но добрая хозяйка умерла, и ему пришлось взять на себя часть обязанностей по домашнему хозяйству. На старшую дочь Александру Степановну положиться было нельзя. Да она в скором времени убежала и обвенчалась с кавалерийским офицером. Отец проклял ее. Учитель-француз и гувернантка были прогнаны. Сын пошел в армию. Младшая дочь умерла – и дом окончательно опустел. Хозяин с каждым днем становился все более скупым. «Одинокая жизнь дала сытную пищу скупости, которая, как известно, имеет волчий голод и чем более пожирает, тем становится ненасытнее; человеческие чувства, которые и без того не были в нем глубоки, мелели ежеминутно, и каждый день что-нибудь утрачивалось в этой изношенной развалине». Сын проигрался в карты и попросил денег, но Плюшкин послал ему только отцовское проклятие. Он больше не обращал внимания на крупные части своего хозяйства, начал собирать в своей комнате бумажки и перышки, становился все более неуступчивым к купцам, которые приезжали к нему за товаром. Они торговались, пытаясь хоть что-то купить, но потом бросили эту пустую затею – ничего нельзя было купить, товар был в ужасном состоянии.

А тем временем доход от хозяйства собирался, как и прежде. Все сваливалось в кладовые, где со временем превращалось в гниль и труху. Александра Степановна два раза приезжала с маленьким сынком в надежде что-нибудь получить. Плюшкин, казалось бы, простил ее и в первый приезд даже дал ее сыну поиграть пуговицу, лежавшую на столе, но денег не дал. Второй раз Александра Степановна приехала с двумя малютками, привезла отцу кулич к чаю и халат, потому что на халат, который носил отец, было стыдно смотреть. Плюшкин приласкал внуков, взял гостинцы, но дочери ничего не дал.

Вот в такого помещика превратился Плюшкин. Хотя это довольно редкое явление для Руси, «где все любит скорее развернуться, нежели съежиться, и тем поразительнее бывает оно, что тут же в соседстве подвернется помещик, кутящий во всю ширину русской удали и барства, прожигающий, как говорится, жизнь насквозь». Чичиков был так поражен видом хозяина, что несколько минут не мог проронить ни слова. Долго он думал над тем, как же лучше объяснить хозяину причину своего посещения. Наконец сказал, что наслышан «об экономии его и редком управлении имениями», и желает принести ему свое почтение и поближе познакомиться. Плюшкин что-то недружелюбно пробормотал, а затем прибавил: «Прошу покорнейше садиться!»

– Я давненько не вижу гостей, – сказал он, – да, признаться сказать, в них мало вижу проку. Завели пренеприличный обычай ездить друг к другу, а в хозяйстве-то упущения. да и лошадей их корми сеном! Я давно уж отобедал, а кухня у меня низкая, прескверная, и труба-то совсем развалилась: начнешь топить, еще пожару наделаешь.

«Вон оно как! – подумал про себя Чичиков. – Хорошо же, что я у Собакевича перехватил ватрушку да ломоть бараньего бока».

– И такой скверный анекдот, что сена хоть бы клок в целом хозяйстве! – продолжал Плюшкин. – Да и в самом деле, как приберетесь его? Землишка маленькая, мужик ленив, работать не любит, думает, как бы в кабак. того и гляди, пойдешь на старости лет по миру!

– Мне, однако же, сказывали, – скромно заметил Чичиков, – что у вас более тысячи душ.

– А кто это сказывал? А вы бы, батюшка, наплевали в глаза тому, который это сказывал! Он, пересмешник видно, хотел пошутить над вами. Вот, бают, тысячи душ, а поди-тка сосчитай, а и ничего не начтешь! Последние три года проклятая горячка выморила у меня здоровенный куш мужиков.

– Скажите! и много выморила? – воскликнул Чичиков с участием.

– А позвольте узнать: сколько числом?

– Не стану лгать, батюшка.

– Позвольте еще спросить: ведь эти души, я полагаю, вы считаете со дня подачи последней ревизии?

– Это бы еще слава богу, – сказал Плюшкин, – да лих-то, что с того времени до ста двадцати наберется.

– Вправду? Целых сто двадцать? – воскликнул Чичиков и даже разинул несколько рот от изумления.

– Стар я, батюшка, чтобы лгать: седьмой десяток живу! – сказал Плюшкин.

Чичиков выразил соболезнование горю и сказал, что готов платить подать за всех умерших крестьян. Плюшкин был изумлен подобным предложением и долго не мог вымолвить ни слова. Потом спросил, не служил ли Чичиков на военной службе, а когда узнал, что он служит не по военной, а по статской части, удивился еще больше: «Да ведь как же? Ведь это вам самим-то в убыток?» «Для удовольствия вашего готов и на убыток», – ответил Чичиков, и Плюшкин, из носа которого в этот момент «выглянул весьма некартинно табак и полы халата, раскрывшись, показали платье, не весьма приличное для рассматривания», рассыпался в благодарностях. Помещик написал доверенность на совершение купчей своему знакомому в городе – председателю. Листок бумаги для этой цели нашелся после долгих поисков. Когда доверенность была готова, Чичиков, отказавшись от чая, поспешил откланяться. «Это странное явление, этот съежившийся старикашка» проводил гостя со двора, после чего велел запереть ворота, а потом пошел осматривать свое хозяйство. Оставшись один, он даже задумался, чем можно отблагодарить гостя за такое благодушие, и решил, что подарит ему карманные часы: «они ведь хорошие, серебряные часы, а не то чтобы какие-нибудь томпаковые или бронзовые; немножко поиспорчены, да ведь он себе переправит; он человек еще молодой, так ему нужны карманные часы, чтобы понравиться своей невесте». Но, поразмысливши еще немного, он решил оставить Чичикову часы после его смерти, чтобы вспоминал о нем.

Чичиков же тем временем находился в хорошем расположении духа. Причиной этого было удачное, свершившееся неожиданно легко, приобретение. Конечно, подъезжая к деревне Плюшкина, он чувствовал, что здесь есть чем поживиться, но такой удачи не ожидал. Всю дорогу он весело насвистывал и даже затянул какую-то песню, чем очень удивил Селифана. К городу они подъехали в сумерки. Бричка с громом въехала на мостовую. На улицах было еще много людей: солдат, извозчиков, работников, чиновников, возвращавшихся домой; происходили разного рода разговоры, но Чичиков никого не замечал. У ворот гостиницы их встречал Петрушка. Перемигнувшись с Селифаном, он помог барину вылезти из повозки и проводил в номер. Пройдя в переднюю, Чичиков недовольно покрутил носом и сказал Петрушке: «Ты бы, по крайней мере, хоть окна отпер!» Петрушка сказал, что отпирал, но, естественно, соврал, и барин это знал. Однако, чувствуя сильную усталость, он не стал ничего возражать, и велел принести легкий ужин, «состоявший только в поросенке». Затем забрался под одеяло и крепко заснул.

Читайте также:  Как по английски будет флеш

Источник

userinfo v8anchiktigra

СЧАСТЬЕ ЕСТЬ! Философия. Мудрость. Книги.

Автор: Аня Скляр, кандидат философских наук, психолог.

Очищение от хлама. Выбрасываем лишнее.

1856000 original

1. Избавляйтесь от всего, что вас тянет назад в прошлое.

2. Вещи, которые не носятся и не употребляются в быту, умирают. Стало быть, несут информацию о смерти.

3. Если в вашем доме царит беспорядок, когда вы покидаете его, то вы склонны уносить с собой во внешний мир идею о том, что ваши чувства или ваша жизнь в таком же беспорядке. Все это находится в вашем подсознании, и, хотя вам кажется, что вы ведете себя совершенно независимо от домашней ситуации, в вашей внешности, языке тела или манере поведения, обязательно будет какой-то аспект, выдающий действительное состояние вещей. Другие люди будут принимать эти «сообщения; (тоже в основном неосознанно) и соответственно реагировать на ваше поведение, поэтому гармония в доме приводит к более гармоничным и спешным отношениям с внешним миром.

4. Ничто новое и ценное не придет в нашу жизнь, пока в ней нет свободного места.
Нельзя создавать что-то новое, полностью не избавившись от всего старого.

5. Критерий в отборе ненужного один. Если вещь не пригодилась в течение года-двух, она не понадобится уже никогда.

6. В освобождении дома от ненужных вещей заключена огромная целительная сила. Совершая расчистку на внешнем уровне, мы делаем возможными внутренние перемены, высвобождаем для этого огромное количество энергии.

7. Наличие завалов удерживает вас в прошлом. Когда все пространство в вашем доме захламлено, у вас просто нет места, чтобы что-то новое появилось в вашей жизни. Расчистка завалов позволит вам двигаться вперед. Вы должны освободиться от прошлого, чтобы создать лучшее завтра.

10. Избавляться от всего старого и выношенного, с пятнышками, дырочками

11. Черный комплект из одной ткани- брюки, длинная и короткая юбки, пиджак.

12. Собирая ненужные вещи на всякий случай, мы допускаем, что этот случай настанет, и придется ходить, например, в потертых штанах. Мы настраиваем себя на неуспех и неприятности. Таким образом, программируем себя и близких на такую жизнь, когда вы не сможете покупать новые вещи, а вы будете вынуждены носить старые, немодные, предварительно подлатав их.

13.Оставляя в доме ненужные вещи, вы тем самым программируете себя на бедность. Стремление держаться за старые вещи верный признак психологии бедности.

14. Если в течение 1-1,5 лет вещь, которую вы искали и с трудом достали, так и осталась ненужной, распрощайтесь с ней.

15. Чем меньше вы оставляете вещей, тем скорее гардероб пополнится новыми.

16. Цепляясь за вещи, которые вам больше не служат, вы цепляетесь за принципы и идеи, которые вам больше не служат.

17. Чтобы в дом пришла новая вещь надо освободить для нее пространство. Как только вы это осознаете, наводите в доме порядок и избавляетесь от лишних вещей на покупку находятся и деньги, и время.

18. Не оставляйте одежды, повешенной на спинки стульев.

19. Фен-шуй рекомендует постоянно что-то менять в доме, переставлять мебель, стирать пыль пусть вещи знают, что их не забыли.

20. Стоимость букета цветов и пары колготок примерно одинакова, так почему же мы держим колготки в ящике комода годы? Мы же не станем держать так долго засохший букет в вазе!

21. Выбросить те вещи, которые потерты, изношены и невзрачны на вид

22. Выбросить обувь и сумки устаревших моделей ничто так не портит наряд, как вышедшая из моды обувь и сумки

23. Прополоть свой гардероб нещадно выкинуть просто Все, что не доставляет радости. Освободить место для новых перемен, новых отношений, новых любовей, которые придут взамен старых вещей.

24. Старые вещи не дают возможности приобретать новые вещи, копят отрицательную энергию, что может сказываться на вашем самочувствии и удаче в целом.

25. Сломанные электроприборы работают как вампиры, забирая положительную энергию помещения и усиливая негативную.

26. Перегоревшая лампочка заставит вас тратить больше сил, зарабатывая деньги, может ухудшить самочувствие и породить неуверенность в себе.

27. Старые, вышедшие из употребления вещи и особенно поломанные и дефектные вещи создают в вашем доме негативную энергетику, способствуют застою в жизни и даже отрицательно влияют на ваше здоровье.

28. Старые вещи хранят чахлую энергетику.

29. В первую очередь мусорный бак должна осчастливить надколотая и треснувшая посуда и зеркала с какими-то дефектами.

30. Старые, забытые вещи олицетворяют собой отложенные дела, нерешенные задачи.

31. Перешитая вещь слишком рано оканчивает свои дни в темном гардеробе.

32. Не оставляйте засохших цветов, пыли на них.

33. Любая вещь несет в себе психическую энергию, которую в нее заложил в нее человек.

35. Глядя на висящий на стене портрет, мы неизбежно переносим туда часть сознания. А всегда ли мы обладаем излишком энергии, чтобы разбрасывать ее?

36. Через дырочки на одежде, которые на карманах, носках, колготках (что под джинсами с целью экономии) идет утечка энергопотенциала. От себя себя не спрячешь.

37. Пятна это материализация неразрешенных проблем.

38. Старые ненужные вещи оттягивают энергию на себя.

39. Поношенная курточка, с которой ассоциируется образ себя неудачника. Отнесите ее на помойку.

40. Запах блузки доперестроечной свежести аромат несбывшихся надежд и разочарований. Замечали, наверное, что хозяева квартир, хаотично набитых старой мебелью и прочим барахлом, обычно несчастны и неудачливы в жизни. Что в этом случае причина, а что следствие судить трудно. То ли из-за бедности нет средств поменять старое на новое, то ли энергетика секонд хэндаособым образом влияет на судьбу хозяев.

41. Но ведь каждая старая вещь это, по сути, нереализованные мечты и планы.

42. Мы расчищаем место не для новых вещей, а для новых желаний, начинаний и достижений. Согласитесь, старые детективы, выкинутые на помойку небольшая плата за светлое будущее.

43. Не оставляйте пыли на зеркалах.

44. Старые вещи нужно выбрасывать безжалостно.

46. Как только вы захотели в этой жизни каких-то перемен, избавиться от ненужных переживаний, неприятностей в семье и застоя на работе, а также при ухудшении своего самочувствия, сразу же начинайте освобождать свое жилище от негативных эмоций. То же самое можно проделать и тогда, когда в доме все просто замечательно и нет ни малейшего повода для каких-нибудь волнений. Просто для того, чтобы упрочить свою положительную ауру и поддержать соответствующую гармонию в семье и на работе.

47. Все вещи, при ношении которых испытываешь физический дискомфорт, должны быть безжалостно изгнаны.

48. Критерии ваше самочувствие в данной одежде, зеркало, услышанные ранее отзывы.

49. Очищая пространство, мы подаем сигнал о своей готовности меняться и принимать в свою жизнь изобилие и счастье.

50. Если вы хотите положительных изменений в своей жизни, то освободите место для них!

51. Вещь, которую не касались руки человека, о которой не помнят, становится постепенно носителем некротической, мертвой информации. Даже живые вещи, которые вы купили с надеждой и удовольствием, попадая в такую компанию могут умереть.

52. У любой вещи есть свой срок и предназначение. По фэн-шуй, любимая вещь отдает вам положительные заряды, впитывая отрицательные. Отслужив свой срок, она, как батарейка, подлежит утилизации. Однако если вы не расстанетесь с ней, ее отрицательный заряд способен испортить всю духовную атмосферу в вашей квартире.

53. Кроме того, постоянное созерцание старых и дряхлых вещей (если это не коллекционный и отреставрированный до блеска антиквариат) формирует в нашем сознании психологию бедности. Мы привыкаем обижать сами себя и довольствоваться залатанным и потрепанным.

54. Вещь должна приносить обновление и желание двигаться вперед!

55. Аура вещей отбирает у человека часть пространства. Жадность больше всего наказывает самого собственника: с накопленными вещами ему передаётся и их отрицательная энергетика.

56. Вещи, которыми мы перестаем пользоваться, накапливают негативную энергию.

58. Не делайте преобразования во всех комнатах сразу.

59. Эффективность расчистки завалов заключается в том, что в то время, как вы приводите в порядок свой внешний мир, происходят соответствующие изменения и на внутреннем уровне. Все вокруг вас, а особенно окружающие вас дома предметы, являются отражением вашего внутреннего состояния. Когда вы устраняете в окружающем вас пространстве «препятствия», мешающие гармоничному потоку энергии, вы, тем самым, привносите больше гармонии и в свою жизнь, позволяя новым событиям вливаться в нее

60. Когда ваш дом заполнен вещами, которые вы любите или часто пользуетесь, они заряжают вас энергией. А завалы, с другой стороны, оказывают на вас сильное отрицательное влияние. Если в вашем доме находятся вещи, вызывающие у вас неприятные ассоциации, они загрязняют ваше пространство и психику, при этом не имеет значения, истек ли срок их функционирования. Похожая ситуация складывается, когда ваш дом заставлен мебелью, статуэтками или другими предметами, постоянно напоминающими вам о родственниках или друзьях, с которыми у вас были или есть натянутые отношения. Эти ассоциации будут оказывать на вас такое же истощающее действие.

61. Люди подверженные депрессии, имеют тенденцию хранить хлам на нижнем уровне. Уберите с пола все лишнее, и это поднимет вашу энергетику и придаст бодрость духа.

62. Покупайте только то, что идеально, а не просто симпатично.

63. Хранение старых книг, которыми вы уже давно не пользуетесь, не позволяет вам создавать в своей жизни пространство для новых идей и оригинальных путей мышления. Когда в доме скапливается слишком много книг, ваше мышление «останавливается». Особенно важно не накапливать таких книжных завалов в зоне взаимоотношений (это символизирует замену человеческим взаимоотношениям). Необходимо отпускать книги, когда приходит их время. Начните разбор книжного завала с тех книг, которые вы купили случайно и которыми никогда не пользовались, а также с таких старых книг, которые уже стали разрушаться во времени. В конечном итоге у вас должен остаться набор книг, которые будут отражать вас сегодняшнего таким, каким вы хотите быть завтра.

64. Выучите основное правило фэн-шуй: «Прежде чем придет что-то новое, должно уйти что-то старое».

65. Посмотрим на свои обои, мебель и все остальное. Обратите внимание на то, сколько в вашем доме ненужных вещей. Вещи постоянно впитывают информацию, она держится достаточно долго, и это отражается на психике.

67. ХОТИТЕ ЛЮБВИ И ДЕНЕГ? НАЧНИТЕ С. УБОРКИ!

70. Пыль, мусор, завалы ненужных и забытых вещей представляют собой источники скопления негативной энергии, которые несут в себе информационный заряд прожитого, закрывают нас от мира и не дают придти им на смену новым вещам и идеям.

71. Особенное внимание следует уделять порванным и поломанным вещам. Или их надо сразу ремонтировать, или немедленно выбрасывать. И ни в коем случае не допускать их долговременного залеживания до тех пор, пока руки до них дойдут. По фэн шуй это недопустимо, поскольку их негативная энергия копящегося разрушения невольно ломает внутреннюю гармонию дома.

75. Начните хоть с чего-нибудь. Дайте возможность благоприятной энергетике проникнуть в Ваш дом. А дальше уже ЦИ будет работать с Вами за одно.

76. Очищение дома можно подкрепить и мытьем полов, окон, вычищению шкафов от завалов и пыли. Поскольку подобное притягивает подобное, грязные дома, содержащиеся в беспорядке притягивают к себе вибрации, беспокоящие нас. Даже если ваш дом не содержится в идеальной чистоте, он в порядке, и вы знаете где что лежит. Занимаясь уборкой дома, представляйте, как вы выметаете печали и заботы, которые собрались в доме.

78. Если ваш дом не будет завален хламом, посторонними вещами, то вы получите возможность: а)свой ум тоже содержать в чистоте и порядке, б) позволите новым возможностям и вещам войти в ваш дом.

79. И хотя Вы, может, единственный, кто видит захламленный подвал или гараж, сила энергетического воздействия помещения не уменьшается: вы как раз тот, на кого и сыплются все удары. Именно вас первую очередь коснется ци того помещения.

80. Чем больше у вас собирается ненужных вещей, медленнее становится движение ци в квартире или офисе. Так что не стоит удивляться тому, что ваши жизненные планы не осуществляются, и у вас такое чувство, будто что-то все время мешает.

Читайте также:  Как узнать есть в машине глонасс или нет

81. Любая красная вещь, которой вы пользуетесь на работе,- книга в красном переплете, красные ручки или другие канцелярские принадлежности будет оказывать положительное воздействие. Красные, розовые и белые предметы символизируют любовь и эротику.

82. Вам хочется жилища, которое бы было больше. Сначала вы должны приспособить себя под такое обиталище, создав, насколько возможно, из вашего домика маленький рай. Поддерживайте там безупречную чистоту. Пусть он выглядит настолько мило и приятно, насколько вам позволяют ваши средства. Заботливо готовьте даже самую простую пищу и накрывайте стол с таким вкусом, на который только способны. Облагораживая ваше место обитания, вы поднимитесь над ним, а уже оттуда в свое время вы войдете в лучший дом и места обитания, которые ждали вас все это время, и которые вы приспособили под себя.

83. Дом может и есть точка сосредоточения волшебства, силы и духа.

84. Дом это зеркальное отражение нас самих.

85. Наш дом это символическое представление нас самих и фактически, в более глубоком смысле продолжение нас самих. Дома это наши модели. Измени эту модель и энергия изменится. Приборка ящиков изменяет эту модель.

86. Чтобы избавится от негативного прошлого, избавьтесь от предметов в вашем доме, несущих энергию прошлого в настоящее. Зулусы сжигают одежду, в которой попали в неприятности, чтобы избавиться от эмоционального отпечатка, оставшегося на одежде. В некоторых культурах сжигают одежду женщины, в которой она рожала, с тем, чтобы она и ребенок символически вступили в новый цикл существования. Если в доме есть предметы, напоминающие вам о чем-то плохом или подаренные вам человеком, которого вы недолюбливаете, избавьтесь от них.

87. Вещи в вашем доме должны вызывать хорошие воспоминания. В противном случае отрицательные ассоциации будут снижать энергию вашего жилища. Когда вы покупаете что-нибудь для дома, помните: ваши чувства при покупке будут влиять на ваше самочувствие, когда эта вещь окажется в вашем доме. Если вы покупаете что-то и продавец груб, а вы чувствуете раздражение, то скорее всего, вы никогда не будете по-настоящему радоваться этому предмету. Если настроение при покупке хорошее и радостное, то ассоциации с этим предметом будут приятными.

88. Если есть возможность радикально поменяйте обстановку: переставьте мебель, смените цветовую гамму комнат и т.д. Поменяйте все до неузнаваемости.

89. Сделайте так, чтобы энергия вашего дома стала настоящим магнитом, притягивающим любовь и счастье. Если в вашем доме поселилась энергетика любви; любовь притянется к вам и снаружи. Энергетическое поле притягивает только то, что сходно по характеру и качеству с ним самим. Особенно сконцентрируйте свое внимание на намерении, с которым вы преобразуете энергетику вашего дома: что вы хотели бы увидеть в вашем доме.

90. Вещи, захламляющие дом, отнимают жизненную энергию у жильцов дома. Подумайте: старый хлам отнимает ваше здоровье, ваши жизненные силы, а значит, годы вашей жизни! Так что вам дороже; собственная жизнь или старый хлам?

91. Всегда возникает искушение отложить на потом устаревшие или требующие починки вещи, вышедшие из употребления в процессе повседневной жизни. Но это все равно, что откладывать на потом счастье и гармонию в вашем доме. Некоторые люди продолжают пользоваться треснувшей, обколотой или поцарапанной посудой год за годом, несмотря на то, что у них есть прекрасные столовые приборы, запертые в буфетах. Таким образом, они как бы внушают себе: Я не заслуживаю гармонии в моей повседневной жизни;.

92. Абсолютно безжалостно избавляйтесь от хлама.

93. Никогда не носи одежду, с которой у тебя связаны негативные воспоминания, сколько бы она не стоила.

94. Мнущиеся вещи выглади. И не ленись! Лучше погладить за один раз, чем, чертыхаясь, утюжить их постоянно, опаздывая на очередное свидание и т.д.).

95. Немнущиеся вещи разложи по полочкам. Свитера к свитерам, майки к майкам.

96. Сразу же после утюжки развесь вещи по плечикам(вешалкам, тремпелям). Не перегружай вешалки, иначе все вскоре опять будет мятым.

97. Порядок развешивания: Можно; юбки, потом брюки, потом блузки, потом; пиджаки. Можно; по стилям: деловой и классический, потом; спортивный, потом; для торжественных случаев. Предусмотри деление по цветовой гамме.

98. Пришла домой разделась; сразу посмотри, что грязное, а что; нет. Не поленись все чистые вещи определить на их привычные места, а грязные; определи в стирку.

99. Вечером определись с одеждой на завтра.

100. Избавляться от всего, что не подходит по стилю, цвету и размеру.

101. ИЗБАВИ ВАС Бог носить вещи умершего человека; его костюмы, платья, пальто, ботинки. Таким образом, вы свяжете себя энергетическим каналом с загробным миром, и по этому каналу будет уходить ваша энергия.

102. Практичные люди имеют всегда такой склад вторсырья, оправдывая его наличие тем, что все когда- то может пригодиться. Но, простите, когда-нибудь вам пригодиться качественный одноместный гроб, неужели вы и его купите заранее?

103. У большинства из нас развит инстинкт хомяка: прятать все, что можно, в норку. Но ведь норка-то не резиновая. Постепенно вещи забивают все поры дома, так, что нельзя повернуться, они годами лежат где-то на антресолях, пылятся и портятся в тесноте и разных шкафах и кладовках, сиротливо жмутся под диванами и стеллажами. Не раз, наверное, у вас возникало чувство тоски, когда вы попадали в комнату одинокой древней старушки. А знаете почему? Это не только старость хозяйки квартиры, а и запах, специфический запах хомячьего жилья. Потому что в шкафу этой старушки вперемешку с новыми, чистыми вещами лежали платья, которые она носила когда-то в юности, и шляпы, поеденные молью, вышедшие из моды полвека назад, в ее серванте стояли битые кружку, аккуратно склеенные в местах сколов, тарелки с оббитыми краями и даже куски недоеденной булки. Все они несли информацию о дряхлости, о готовности от первого же прикосновения рассыпаться в труху. Вот почему никогда и ничего не жалейте выкидывать.

104. Часто мы даже заболеваем потому, что храним дома всякую рухлядь.

105. Оставляя в доме ненужные вещи, ты тем самым программируешь себя на бедность. Стремление держаться за старые вещи верный признак психологии бедности. Старые вещи не дают возможности приобретать новые, копят отрицательную энергию, что может сказываться на самочувствии и удаче в целом. Держась за старые вещи с мыслями «А вдруг не будет денег, чтобы купить новое, и у меня больше никогда такого не будет?» мы программируем себя на то, что не сможем заработать и купить необходимые нам вещи.

108. Старые поношенные тапки притягивают негативную энергетику. Также не следует хранить в доме порванную негодную одежду. Посуда с трещинами, сколами нарушает энергетику пищи, делая ее опасной для здоровья. Как бы вам не нравилась посуда, но если она треснула, ее лучше выбросить.

109. «В платье, которое не носится, обида на хозяина копится», — говорила Ванга, советуя не скапливать дома ненужную одежду. Вещи, которые человек давно не носит, имеют обыкновение «собирать» в себе негативную энергию, которая разрушает материальное благополучие владельцев.

110. В пространстве главное – это пространство. Именно пространство, свободное место – это и есть благоприятная энергия нашего дома. Загромождая пространство дома ненужными вещами и хламом мы перекрываем себе энергетический поток здоровья, успеха, благополучия и комфорта.

111. Чтобы легче было определить, нужна вам вещь или нет, спросите себя «если я буду переезжать, то я упакую это или избавлюсь от этого?».

112. Где в вашей квартире или доме больше всего хлама – в платяных шкафах, на балконе, в ванной? Оттуда и начинайте генеральную уборку. Разбирая платяные шкафы выбрасывайте ненужные вам вещи – те, которыми вы не пользовались более года.

113. Наведению порядка стоит уделить особое внимание, если в жизни произошел серьезный кризис или застой в отношениях. Посвятите этому минимум шесть дней и наводите порядок сами.

114. Хлам притягивает к себе только хлам.

115. Старые духи, штаны и кувшины – плохо. Это программирование себя самого на жизнь без перемен. Каждая вещь из прошлого навевает какие-то воспоминания, заставляет обернуться назад. А это опасно, нельзя возвращаться в прошлое, можно пропустить будущее. Надо безжалостно и безвозвратно разбивать, рвать, отдавать, утилизировать. Что угодно надо делать со старыми вещами, но только не хранить, не забивать хламом антресоли, чемоданы, коробки, которые непременно будут отправлены для последующего хранения в гараж или подвал.

116. Держась за старые вещи с мыслями «А вдруг не будет денег, чтобы купить новое, и у меня больше никогда такого не будет?», мы резонируем с ментальностью бедных и получаем бедность. Если мы спокойно выбрасываем ненужные вещи с мыслями «Куплю еще или Вселенная даст мне лучше» мы резонируем с ментальностью богатых и получаем богатство.

117. Когда мы надеваем старую вещь или брызгаемся духами, которыми давно не пользовались, или слышим музыку из прошлого – нас буквально возвращает в прошлое. Это элементарный НЛП – все это, так называемые «Якоря» эмоциональные. Со старыми вещами (духами,одеждой да и всем) связаны какие-то воспоминания и они автоматически воспроизводятся при контакте с якорем. Но дело в том, что появляются не только эмоции – в нас появляются старые мысли, а вот это очень опасно, ибо мысли, как мы знаем, формируют жизнь. Вот мы и формируем жизнь старыми мыслями и получаем не то что хотим.

• Неудачные покупки – порой вместо того, чтобы признать, что мы купили ненужную вещь, мы откладываем ее на дальнюю полку в надежде, что она «когда-нибудь пригодится». Как правило, в эту категорию попадают неудачно купленные предметы одежды, обуви, сумок и аксессуаров. Но может быть и неудачно купленная косметика, которую использовать не хочется, а выбросить жалко!

1. Косметика с истёкшим сроком годности.
Вот зачем хранить старую тушь и помаду? А собирать пустые флаконы из-под духов? Любая косметика создана, чтобы делать нас красивее, а не вызывать бактериальную инфекцию.

2. Неудобная обувь.
Вот признайся, есть же такие туфли, надевая которые, каждый раз проклинаешь их из-за невыносимых болей и мозолей?! Да, они очень красивые и стильные, но в мире есть миллион другой обуви, в которой комфортно. Не можешь выбросить такие туфли? Поставь их на самое видное место и подпиши: «Моё любимое орудие пыток».

3. Одежда «Когда я похудею».
Где-то в дальнем углу шкафа лежит аккуратная стопочка вещей, которые ты мечтаешь надеть, когда сбросишь лишние (только для тебя лишние, никто больше этого не замечает) килограммы. Да, это работает как мотивация, но негативная и удручающая.

4. Открытки от людей, которых не помнишь.
В маленькой красивой коробочке хранится стопка поздравительных открыток. Старых. Банальных и некрасивых. От людей, с которыми ты уже никогда не будешь общаться. Зачем нужен этот склад из картонок с «искренними» пожеланиями? Оставь открытки только от близких, остальное – в мусор!

5. Фарфоровая посуда.
Музейные экспонаты должны храниться в музее! Отвези бабушке старые сервизы, загромождающие серванты и шкафы, – поставь на их место лучше вазоны с живыми цветами – больше никакого нафталина.

6. Бумажный спам.
Зачем тащить в квартиру разную печатную продукцию из почтового ящика? Единственное, что нужно – счета за коммунальные услуги. Весь остальной печатный мусор – лишний и ненужный хлам.

7. «Неносибельное» нижнее бельё.
Кто придумал классификацию белья «на критические дни», «на каждый день» и «по особому случаю»? Проведи ревизию и оставь только трусики и лифчики, в которых чувствуешь себя особенно сексуально. И выбрось все колготки со стрелками с таинственной миссией «Под штаны» (никогда же их не наденешь!).

8. Старые телефоны, плееры и прочую технику.
Эти ценные гаджеты могут пригодиться юным физикам-испытателям для опытов, но тебе они абсолютно не нужны.

9. Книги, которые никогда не прочитаешь.
На видном месте должны стоять только любимые книги и те, которые нужны по работе/учёбе. Многотомные сочинения Маркса или «Жизнь Клима Самгина» Горького – в библиотеку или на переработку, а не для сбора пыли и создания антуража интеллектуалки.

10. Воспоминания о бывших отношениях.
Не можешь выбросить футболку бывшего, которая до сих пор пахнет его духами? Или стопку рукописных стихов, написанных изменником только для тебя? Избавившись от материальных напоминаний, легче выкинуть и человека из головы. Как говорится, с глаз долой – из сердца вон!

Источник

Adblock
detector