Штурм села комсомольское полная версия как это было

Чтобы помнили: Ужас Комсомольского. Самое кровопролитное сражение во Вторую чеченскую

uzhas komsomolskogo 000 2

Небольшое село Комсомольское (оно же Гой-Чу) на стыке горной и равнинной Чечни было мало кому известно до 2000 года. Однако судьбе было угодно, чтобы этот посёлок стал местом одного из самых кровопролитных сражений Второй чеченской. Окружение и взятие Комсомольского стало кульминацией борьбы за южную Чечню и одним из самых острых моментов всей войны.
В конце зимы 2000 года основные силы боевиков попали в окружение в Аргунском ущелье. В течение ближайших недель часть террористического войска во главе с Хаттабом сумела вырваться на восток через позиции псковской 6-й десантной роты. Однако в ущелье оставалась другая половина окружённых отрядов. Этой бандой командовал Руслан Гелаев. Он начал свою войну ещё в Абхазии в начале 90-х годов, а затем сколотил одну из крупнейших «частных армий» Северного Кавказа.

Гелаев сохранил много людей после прорыва из Грозного в начале февраля 2000 года. Однако теперь он находился в исключительно опасном положении. После прорыва из Грозного его люди были крайне измотаны. Они нуждались в отдыхе и пополнении. Проблема была только в том, что Гелаев имел под командой более тысячи человек. Долго скрытно перемещаться такая масса людей не могла, но рассеяться тоже пока не могла — это кончилось бы истреблением бегущих. Местом прорыва Гелаев избрал село Комсомольское между горами южной Чечни и северной равниной. Оттуда был родом он сам, там родились и многие из его боевиков.

uzhas komsomolskogo 000
Руслан Гелаев (справа на переднем плане). Фото © Wikimedia Commons

5 марта гелаевцы вышли к Комсомольскому. На их пути стояла только жидкая цепочка постов 503-го мотострелкового полка. История этого боя менее известна, чем прорыв 6-й роты, в мемуарах военачальников Чеченского конфликта об этих событиях часто даже не упоминается. В литературе регулярно пишут, что боевикам удалось «миновать» оцепление. Между тем отчаянный бой по дороге к Комсомольскому развивался не менее драматично.

uzhas komsomolskogo 001
Скриншот видео galakon100

К сожалению, как следует закрепиться в самом Комсомольском военные не успели. Позднее эту неудачу объясняли даже неким заранее составленным хитрым планом — пропустить боевиков в село и уничтожить их там, но в действительности это был просто провал. Гелаевцы пробились по трупам российских солдат и своих бойцов.

uzhas komsomolskogo 002
Фото © Wikimedia Commons

Железом и кровью

Гелаев не стал ждать, пока прибывающие части наконец плотно заблокируют Комсомольское. В ночь на 9 марта он вырвался из Комсомольского во главе совсем небольшого отряда. Ему удалось пробиться через неплотные заслоны, однако сотням рядовых боевиков и мелких полевых командиров предстояло умирать в обречённом селе. Ещё один отряд попытался пробиться из села на следующий день, но его изрешетили из танков и автоматических пушек.

uzhas komsomolskogo 003
Фото © Wikimedia Commons

По неясной причине русские пытались непременно быстро взять Комсомольское пехотным штурмом. После обработки Комсомольского артиллерией и авиацией стрелки входили в село и пытались вести зачистку. Из-за тяжёлой нехватки подготовленной пехоты в бой шёл даже спецназ ГУИН Министерства юстиции. Это, конечно, были не обычные надзиратели, но и не штурмовая пехота. ГУИНовцы воевали, по всем отзывам, героически, но штурм дорого им стоил.

Уличные бои неизменно оборачивались тяжёлыми жертвами. На улицах воюющие перемешивались, к тому же с обеих сторон сражались заросшие люди в одинаково потрёпанном камуфляже, так что отличить своих от чужих было затруднительно. Солдат и офицеров на передовой непрерывно подгоняли, требуя как можно скорее овладеть селом. Это подстёгивание регулярно кончалось жертвами. Так погиб, к примеру, командир одного из штурмовых отрядов старший лейтенант Закиров: после обвинения в трусости он пошёл впереди своего отряда и погиб в ближнем бою в одном из дворов.

Однако если русские могли сетовать о тяжёлых и не всегда оправданных потерях, боевиков бои в Комсомольском быстро вели к катастрофе. В селе находилось много иностранцев и хорошо подготовленных перед второй войной в Чечне бойцов, теперь их медленно, но верно перемалывали потоки стали с воздуха и уличные бои.

uzhas komsomolskogo 004
Фото © Wikimedia Commons

Пока силы боевиков таяли, русские подбрасывали к Комсомольскому свежие подразделения. К селу подступил парашютно-десантный полк. В первые дни небольшие группы могли выбраться из села ночью мелкими группами, но кольцо непрерывно уплотнялось. Внутри оставалось ещё довольно много боеприпасов, но подходили к концу медикаменты. Однако о быстром успехе говорить не приходилось. Русские платили кровью за отвоёванные улицы, в лабиринте частного сектора постоянно погибала бронетехника. Однако наши военные могли, по крайней мере, отвести потрёпанные части, пополнить боекомплект, не опасаясь, что снарядные ящики покажут дно, и вызвать на противника «кару с небес».

Ко всему прочему, во время штурма сильно испортилась погода и Комсомольское застлал густой туман. Штурмовые группы резались с боевиками с нулевой дистанции, почти не видя противника.

uzhas komsomolskogo 005
Скриншот видео galakon100

22 марта в Комсомольском прозвучали последние выстрелы, в подвалы были брошены последние гранаты. К этому моменту Комсомольское представляло собой чудовищный пейзаж. Целых домов в селе просто не осталось, под обломками лежали сотни непогребённых тел. В ближайшие дни предстояло разбирать завалы, убирать трупы и очищать местность от мин и невзорвавшихся снарядов. Следовало спешить хотя бы из санитарных соображений: сотни погибших в селе боевиков в сочетании с тёплой весенней погодой делали пребывание в селе трудным.

uzhas komsomolskogo 006
Фото © РИА Новости/Владимир Вяткин

Операция в Комсомольском дорого стоила. Потери русских превышали 50 человек погибшими и умершими от ран. Однако даже в таком виде благодаря огромной выносливости и самоотверженности штурмовавших село отрядов битва за Комсомольское обернулась избиением боевиков. Потери террористов составили более 800 человек убитыми, причём это данные не военных, всегда склонных преувеличить успехи, а МЧС.

Спасателям пришлось разбирать завалы, оставшиеся на месте бойни, и эвакуировать мертвецов. Среди убитых и пленных оказался целый интернационал: арабы и даже один индийский мусульманин. На поле боя были подобраны огромные трофеи. По разным данным, от 80 до 273 террористов попали в плен. С этим побоищем был сравним только недавний разгром в Грозном с прорывом из города по минным полям. Для России это была выстраданная, кровавая, но бесспорная победа.

Читайте также:  Как сделать чтобы дома было тепло зимой

uzhas komsomolskogo 007
Бойцы 6-ой роты. Фото © Wikimedia Commons

Штурм Комсомольского стал последней крупной войсковой операцией Второй чеченской войны и жирной точкой в её первой, самой тяжёлой фазе. Войскам предстояла долгая и мучительная контрпартизанская борьба, затем стране пришлось пережить волну террора, но хребет организованным отрядам экстремистов из тысяч вооружённых людей был сломан. Руины Комсомольского навевали ужас. Но самый тяжёлый этап Чеченской войны был позади.

Источник

Вторая чеченская война. Бои за село Комсомольское

volk

0000000 1 42

Вторая чеченская война. Бои за село Комсомольское

К концу февраля 2000 г., после вытеснения отрядов боевиков с равнинной части Чечни в горные районы, в Аргунском ущелье в районе н.п. Шатой была блокирована крупнейшая группировка под командованием Гелаева и Хаттаба, численностью около трёх тысяч человек. В связи с тем, что северный и южный входы в ущелье были под плотным охранением российских войск, командование боевиков приняло решение прорываться из окружения в горах на двух различных направлениях, намереваясь выйти на равнинную местность по руслам горных рек и ручьёв. Действия боевиков облегчались установившейся нелётной погодой — густой туман, дожди.

Отряд Хаттаба пошёл на прорыв 29 февраля в юго-восточном направлении, имея целью выйти в Веденский район и рассредоточиться по сёлам для отдыха и пополнения в предверии летней диверсионно-партизанской войны. На пути боевиков находилось лишь несколько слабых заслонов федеральных сил, рассредоточенных на основных высотах. Выдвигавшаяся для занятия высоты 776.0 в районе н.п. Улус-Керт, неполная 6 парашютно-десантная рота из состава 104 ПДП 76 гв.ВДД оказалась на пути почти двухтысячного отряда боевиков и с ходу вступила с ними во встречный бой, постепенно отступая к вершине высоты. Впоследствии генералами и журналистами были придуманы глупые сказки о предложении десантникам многомилионных долларовых взяток для «пропуска» боевиков, гордый отказ от которых, якобы должен был подчеркнуть героизм погибших.

В течении нескольких часов боя в течении дня и вечера 29 февраля, отряд десантников погиб почти в полном составе, проявив небывалый героизм. Из 92 участвовавших в бою десантников уцелело 6 человек, утром 1 марта покинувших высоту с противоположного от места боя обрыва. Потеряв в ходе боя и неточного артиллерийского огня около 300 человек убитыми и ранеными, основные силы боевиков численностью около полутора тысяч человек, вышли из окружения и рассредоточились по сёлам Веденского района.

Одна неполная рота, даже заняв господствующую высоту и предварительно закрепившись на ней (чего в действительности не было), просто физически не могла сдержать напор такой массы боевиков, поэтому десантники тактически отступили к вершине высоты и всеми имеющимися средствами лишь пытались нанести боевикам максимальные потери. Выделив для блокирования отошедших на высоту десантников и подавление их огня один из своих отрядов, основная группировка боевиков продолжила движение и через несколько часов пути вышла в Веденский район.

Командование российских войск вновь не смогло предусмотреть развитие ситуации и упустило реальную возможность уничтожения боевиков при прорыве из Шатойского окружения в районе Улус-Керта. Без комментариев можно оставить бредни генералов и журналистов о том, что герои-десантники «ценой своей жизни предотвратили(. ) прорыв бандитов в мирный Дагестан(. )»

По воспоминаниям боевиков, их моральное и физическое состояние в результате почти двух-суточного перехода по зимним горам было очень тяжёлым. Помимо большого количества раненых и обмороженных, были израсходованы или брошены почти все боеприпасы и материальные средства. Однако федеральное командование в течении всего месяца не предприняло никаких мер для проведения масштабных зачисток района, тем самым упустив возможность не дать развязать боевикам масштабную диверсионно-партизанскую войну с наступлением тепла.

Группировка боевиков из нескольких отрядов под общим руководством Руслана Гелаева, численностью около тысячи человек, пошла на прорыв из Шатойского окружения 4 марта в северо-западном направлении, с целью выйти на равнину и рассредоточиться для отдыха и пополнения по сёлам Урус-Мартановского района. Передовые разведывательные дозоры боевиков, действуя с 1 марта, обнаружили неохраняемый и незаминированный маршрут, который вёл из ущелья к селу Комсомольское. Это было родное село самого Гелаева и части его боевиков. Гелаев принял решение выходить из ущелья по руслу реки Гойта, спускавшейся с гор к южным окраинам села. Выход из речного ущелья прикрывало несколько постов из состава 503 мотострелкового полка 19 МСД.

Ранним утром 5 марта, передовые отряды боевиков стали подходить к селу. Посты мотострелков приняли бой, но силы были совершенно несопоставимы. Практически повторилась ситуация с прорывом отряда Хаттаба через позиции псковских десантников. Численность мотострелков 503 МСП на пути прорыва боевиков не превышала 60-ти человек.

Например Трошев, в своей книге сообщает, что общая численность войск даже 6 марта в районе села составляла всего 816 человек. Нужно честно признать, что руководство операцией в очередной раз упустило возможность уничтожить блокированных боевиков в Аргунском ущелье и позволили им вырваться из него на оперативный простор. В случае с Комсомольским заслуга командования состоит лишь в том, что были приняты срочные меры по блокированию боевиков в селе. Но даже эта заслуга в большей мере зависит от ошибки Гелаева, который принял решение остаться в селе для отдыха на несколько суток, а не ушёл оттуда сразу. Эта медлительность также объясняется тяжёлым физическим состоянием основной массы боевиков, вырвавшихся из Шатойского окружения.

* — придуманная В.Шамановым пропагандистская сказка об организованном под контролем федерального командования прорыве боевиков из г. Грозный 1-2 февраля 2000 г. в ходе которого они якобы попали в организованный «огневой мешок»

Получив первые донесения о прорыве, командование сразу начало переброску войск к Комсомольскому, хотя и не представляло в полной мере складывающейся обстановки. Несмотря на исход из села к утру 6 марта всех жителей, вместо плотной блокировки, нанесения массированных ударов мощными боеприпасами и основательном наращивании сил в течении нескольких суток, командование сразу же приступило к действиям, которые именовались «зачисткой». Это предопределило тяжёлые потери среди групп, проводивших эти бесмыссленные и самоубийственные действия.

Также понесла потери группа прикрытия. Потери составили 10 человек убитыми, ещё два бойца были тяжело ранены. Одновременно приняла бой группа «росичей» под командованием капитана Сиротина. Потеряв одного человека погибшим, группа отступила под прикрытием огня и брони бронетранспортёра. Через некоторое время при посредничестве старейшин, был произведён обмен убитыми. На этом этапе операцию возглавлял генерал Фоменко и именно на нём лежит главная вина за понесённые бесмысленные потери.

Читайте также:  Как есть овсяную кашу для очищения кишечника

Представители командования приводят интересные варианты оправдания своих идиотских действий. В своей книге Трошев пишет — «уже 5 марта село оказалось в нашем плотном кольце»(через страницу он же сообщает, что к 6 марта у села было только 816 военнослужащих), а сутки спустя в него вошли подразделения отряда спецального назначения, чтобы провести разведку сил бандформирований». Трошев называет разведкой операцию «зачистки», из чего становится понятным, что разведки перед её проведением не было вообще никакой.

Создаётся впечатление, что никакого боя накануне с участием 503 МСП, для генералов Фоменко и Трошева действительно не было, что несколько сотен жителей села ушедших из него, были немыми или их никто ни о чём не спрашивал, и тд. Во всяком случае, какие либо данные разведки отсутствовали напрочь, а командование даже не думало про неё. И только потеряв несколько десятков человек убитыми и ранеными при проведении «зачистки», эту «зачистку» объявили «проведением разведки». Один из корреспондентов, описывающий бой 6 марта на полном серьёзе объяснял провал «зачистки» — «кто же знал(. — С.Ж.), что в село накануне зашло до тысячи боевиков!». Как будто всё происходящее является для командования какой-то детской игрой в войнушку.

Только после совершенно идиотского рейда по проведению «зачистки» 6 марта, по окраинам села стали наноситься слабые артиллерийские удары и командование перешло к тактике штурмовых групп. Она заключалась в том, что после слабого огневого воздействия артиллерии и вертолётов по позициям боевиков на одном-двух участках, штурмовые группы вступали в боевое соприкосновение с мало пострадавшими боевиками, пытаясь продвинуться в глубь их обороны. Затем, по израсходованию боеприпасов или с наступлением темноты, группы отходили на исходные позиции. Всё это ежесуточно повторялось до полного истощения сил боевиков.

Командование по каким-то причинам никогда не применяло воздействие по боевикам мощных боеприпасов числом до нескольких десятков самолёто-вылетов одновременно, что позволило бы в течении двух-трёх суток нанести поражение основным силам боевиков и уже после этого, при помощи танков и вертолётной поддержке «зачищать» оставшихся в живых боевиков. В течении второй чеченской компании командование по крайней мере 6 раз могло воспользоваться такой эффективной тактикой, однако вместо этого всегда гнали людей в ближний бой, что было чревато большими потерями личного состава. Жизнь и здоровье военнослужащих вопреки утверждениям командования об их сбережении, всегда уступались факторам — «по другому на тот момент было нельзя, как ни горьки для нас понесённые потери», «не было времени», «нас подгоняли политики» и т.д. На подобной демагогии построены книги и заявления всех высших командиров в обоих чеченских войнах — Квашнина, Грачёва, Казанцева, Трошева, Овчинникова и других.

Необходимо признать, что несмотря на данные о боях 5 марта и исход из села всего населения, командование ВВ совершенно не имело представления о численности боевиков. По всем имеющимся свидетельствам, никакой разведки вообще не проводилось несколько суток. Трошев пишет совершенную дичь — «в тот момент(7 марта — С.Ж.), мы ещё не имели полной информации ни о положении дел в селе, ни о числе бандгрупп. По первоначальной информации(?? — С.Ж.), в село вошло не более 30 человек».

Активных боевых действий 7 и 8 марта в Комсомольском не велось. По селу наносились слабые удары артиллерией и вертолётами, действовали снайперы и сапёры. Командование наращивало силы, исходя из предположений о количестве боевиков максимум в 150-200 человек. К селу были переброшены 12 отряд ВВ, подразделения милиции и министерства юстиции. Но этих сил было совершенно недостаточно для уничтожения боевиков и создания эффективного кольца окружения. Также совершенно недостаточным было количество тяжелого вооружения.

Командование по прежнему не имело точных данных о количестве боевиков. Днём 8 марта генерал Трошев заявил, что у боевиков осталось 20-25 человек, а остальные уже уничтожены. Реальная численность группировки Гелаева оставалась неизвестной командованию вплоть до самых последних дней операции.

В ночь с 8 на 9 марта, группа боевиков численностью около 40 человек предприняла попытку вырваться из села в южном направлении и вступила в бой с бойцами 12 отряда ВВ. Несмотря на то, что операция велась уже трое суток, Комсомольское не было полностью блокировано плотным кольцом войск и минными полями. Поэтому часть боевиков смогла вырваться из села, среди них был и сам Гелаев. Подобные прорывы продолжились и в дальнейшем, вплоть до 15 марта, несмотря на заявления Трошева о «зажатых в двойном кольце блокады» боевиках.

Утром 9 марта, после возобновления уличных боёв, началась сдача в плен раненых боевиков. Среди них было несколько арабов, украинцев и даже двое уйгуров. Ещё несколько уйгуров к этому времени были убиты в боях. Их присутствие позволило некоторым дуракам из числа командования и журналистов заявлять, что среди боевиков «есть даже китайцы». Трошев также толком не разобрался в данном вопросе даже спустя 4 года и написал в своей книге очередную глупость — «среди пленных обнаружились не только наёмники из Иордании, но даже два китайца! Они-то за какую веру воевали?».

Вообще-то, уйгуры из Синьцзяна испокон века были мусульманской веры и вели вооружённую борьбу против экспансии Китая. В этой среде появилось много т.н. «наёмников», которые прошли подготовку в учебных лагерях на территории Чечни в период 1997-1999 гг. и впоследствии приняли участие в боевых действиях. Захваченные в Комсомольском уйгуры были экстрадированы в Китай и приговорены там к пожизненному заключению.

10 марта в район Комсомольского прибыл генерал Трошев, который возглавил проводимую операцию. Впрочем, тактика действий федеральных сил не изменилась, хотя в результате наращивания сил усилилась артиллерийская поддержка, а в результате прошедшего времени более-менее улучшилось взаимодействие между различными боевыми ведомствами. Штурмовые группы вступали в бой и после израсходования боеприпасов или с наступлением темноты отводились на исходные позиции. Такая порочная практика неизбежно вызывала тяжёлые потери в рядах атакующих. В течении 10-16 марта потери только Внутренних войск и только убитыми составили 28 человек.

Ежедневные бои можно представить по описанию действий отряда ВВ в течении двоих суток. 11 марта в район Комсомольского прибыли на вертолётах основные силы 19 отряда специального назначения Внутренних войск. По прибытию, без отдыха и ознакомления с обстановкой, отряд был брошен в уличные бои с трогательным напутствием от генерала Лабунца — «Берегите себя». На северной окраине села, группа бойцов отряда сразу попала под огонь боевиков и укрылась в одном из строений.

Читайте также:  Как посчитать по руке сколько будет детей

Затем было принято решение прорваться в здание школы, в котором вели бой бойцы из состава 33 бригады Внутренних войск. После соединения с ними, бойцы отряда занимали оборону в школе до утра 12 марта. При попытке доставить им воду и боеприпасы, была подбита одна БМП. Группа бойцов 12 отряда, вместе с ранеными, была вывезена из школы бронегруппой, которая доставила туда продукты и боеприпасы, после чего группу перебросили на южную окраину Комсомольского, где сосредоточился весь 12 отряд. Людям, которые сутки участвовали в боевых действиях, приказали вновь идти в бой. Продвинувшись вглубь села, группа заняла один из домов и обороняла его ещё сутки, потеряв одного человека убитым и несколько тяжелоранеными.

В этот же день, при огневой поддержке штурмовых групп ВВ, в селе был подбит приданный из 20 мсд танк. При этом погибли командир танковой роты лейтенант П.Гейслер и мл.сержант Нетреба.

В ночь на 11 марта при попытке вырваться из села подорвался на мине и погиб Хамзат Идигов, возглавивший оборону Комсомольского после бегства Гелаева. У боевиков в эти дни стал ощущаться недостаток боеприпасов и медикаментов, сопротивление стало слабеть. Это дало основание Трошеву заявить 12 марта очередную глупость о том, что Комсомольское «будет взято сегодня или завтра».

0000000 1 43

13 марта в район Комсомольского был переброшен парашютно-десантный полк, который окончательно блокировал село на южном направлении. Федеральные войска, ведя ожесточённые уличные бои постепенно продвигались вперёд и закреплялись на новых занятых рубежах. 14 марта штурмовые группы вышли к центру села и заняли его. Тут же в СМИ и в Москву пошли доклады от руководства о том, что Комсомольское «взято», «завершена войсковая часть операции» и тому подобные, не соответствующие реальному положению вещей заявления. Хотя оборона боевиков и была расчленена на несколько отдельных очагов, они продолжали ожесточённое сопротивление. Заявления о «взятии села под контроль» продолжали звучать из уст федеральных полководцев вплоть до фактического взятия Комсомольского под контроль 22 марта.

Не считаясь с потерями, командование вновь и вновь приказывало войскам «идти на штурм». Если в случае с повиновением солдат проблем не возникало, то в случае с контрактниками это проходило не в полной мере. Отряды Министерств Юстиции, СОБРы и ОМОНы действовали в сложившихся обстоятельствах грамотно и эффективно, позволяя себе манкировать приказами войсковиков, гнавших людей в атаки на неподавленную оборону боевиков. Поэтому, действую наравне с войсками, их потери были значительно ниже, однако при этом затягивались сроки выполнения поставленных задач, а ведь уже несколько раз объявлялось о «взятии села под контроль».

Также это оказывало «разлагающее» влияние на находящихся в их боевых порядках младших командиров войсковых частей, которые брали с них пример в плане сбережения личного состава. Это очень раздражало командование, желавшего быстрой победы любой ценой. Трошев даже приводит в своей книге пример этого противостояния, когда генерал Баранов обнаружил якобы очковтирательство со стороны руководителя отряда Министерства Юстиции и угрожая судом (??) требовал немедленного взятия какого-то рубежа.

Сам Трошев обвинил всех бойцов отряда Министерства Юстиции в трусости и малодушии. При этом Трошев не мог не знать, что четверым погибшим в Комсомольском бойцам отряда, за проявленный в боях героизм были присвоены звания Герой России, в отличии от неизвестно за какие конкретные подвиги награждённых этим званием Трошева, Казанцева, Баранова, Фоменко и других генералов.

15 марта отряд Пензенского ОМОНа, совместно с бойцами 12 отряда специального назначения ВВ, вновь начал штурм позиций боевиков. Мощным огнём их атака была остановлена, при этом была потеряна половина имеющейся бронетехники. Из состава 12 отряда погиб ефрейтор Рычков, удостоенный впоследствии звания Герой России.

Из всей бронегруппы уцелела только одна БМП. Потеряв одного человека убитым и четырёх тяжелоранеными, пензенские омоновцы отошли на исходные позиции. Погибший полковник был удостоен звания Герой России. Больше никого подгонять или воодушевлять личный состав для поднятия в атаку, руководством почему-то прислано не было.

К 18 марта организованная оборона боевиков в Комсомольском осталась только на южной окраине села. Туда были переброшены остатки 19 отряда специального назначения ВВ, который за семь суток непрерывных уличных боёв, потерял треть своего состава. Несмотря на это, бойцы отряда снова были брошены «на штурм». После занятия нескольких домов, группа численностью 18 человек под командованием майора Чеброва, подверглась яростным атакам численно превосходящих сил боевиков. Проявляя ежеминутный героизм, бойцы 19 отряда почти в полном окружении вели бой до наступления темноты, и отошли лишь после полного израсходования боеприпасов. В этом бою погибли 8 бойцов, оставшиеся 10 человек получили ранения.

0000000 1 44

Потери боевиков за всё время боёв составили около 900 человек убитыми и не менее 80 пленными, большинство из которых впоследствии скончались от ран и побоев. Из села смогли вырваться в общей сложности около полусотни боевиков, в числе которых был и сам Гелаев. Среди убитых и пленных было около 20 арабов, десяток уйгуров, несколько украинцев и даже житель Кашмира. Кроме Идигова погибло несколько других главарей боевиков, в частности Батаев, Балсадаев и т.н. «заместитель министра иностранных дел Ичкерии» Мухарбеков. В числе сдавшихся был т.н. «заместитель начальника шариатской безопасности» Тимаев, который впоследствии был освобождён и снова нейтрализован только через год.

Потери федеральных сил были очень высоки. В период с 6 по 22 марта погибло около 70 военнослужащих и сотрудников других силовых структур, свыше 200 человек получили ранения. Эти потери были обусловлены полным отсутствием разведки на начальном этапе операции и непрофессионализмом командования, которое избрало тактику изматывания и уничтожения боевиков в уличных боях, имея возможность вывода из строя до 90 процентов сил боевиков средствами мощного огневого поражения. Эти средства использовались только как вспомогательные силы, вместо придания им основной роли в развитии операции.

Источник

Adblock
detector