Свет звезды однако может быть виден еще долго и после того как она угаснет текст

Сказка Земля и небо: 25. Венера читать текст онлайн, скачать бесплатно

1413365832 tzzИногда вечером, после солнечного заката, на западной стороне неба появляется очень яркая звезда. Она первая выходит на небо, когда еще совсем светло. Потом она спускается все ниже и уходит под горизонт, туда же, куда скрылось Солнце. Случается, что утром, перед восходом Солнца, на востоке сияет яркая звезда: она дольше всех звезд остается на небе. Все звезды потухли, а утреннюю звезду еще видно.
И только тогда, когда Солнцу уже время вот-вот показаться из-за горизонта, оно затмевает лучами утреннюю звезду.
Выйди из дома вечером, через полчаса после захода Солнца, и поищи на западном небе вечернюю звезду. Если увидишь ее, понаблюдай, как она постепенно спускается к западу.
Но если вечерней звезды не окажется на западной стороне неба, попроси разбудить тебя за полчаса до восхода Солнца. Смотри на восток: может быть, ты увидишь там яркую утреннюю звезду.
В чем же тут загадка? А она решается очень просто: нет двух звезд — утренней и вечерней. Это одна и та же звезда, только иногда ее можно видеть вечером, а иногда — утром; но случается, ее и вовсе не видно на небе. Звездой это яркое светило назвали неправильно. Вовсе это не звезда, а планета Венера. Такое имя дали ей римляне в честь богини красоты.

Планета Венера в самом деле очень красива, Она сияет мягким белым светом, и ни одна звезда, ни одна планета не могут сравниться с ней по силе блеска.
— Должно быть, эта планета очень большая, раз она так ярко светит? — спросишь ты.
Нет, по размерам она примерно такая же, как наша Земля. Венеру и Землю часто называют небесными близнецами. Венера светит так ярко потому, что она, не считая Луны, ближайшая соседка Земли в мировом пространстве. Венера может приближаться к Земле немногим меньше чем на 40 миллионов километров, а по сравнению с расстоянием до Плутона, самой далекой планеты Солнечной системы, такое расстояние очень невелико. Год Венеры гораздо короче, чем год Земли: он продолжается 225 земных суток, то есть семь с половиной земных месяцев.
У Венеры есть фазы, как у Луны и у Меркурия. Бели смотреть на Венеру в хороший телескоп, то на ее поверхности видны какие-то расплывчатые пятна — одни посветлее, другие потемнее, — очень похожие на облака. А облака могут плавать только в атмосфере, значит, у Венеры есть атмосфера, и эта атмосфера очень высокая и плотная.

О том, что у Венеры есть атмосфера, впервые узнал великий русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов. Было это двести с лишним лет назад, в 1761 году. Ломоносов наблюдал редкое явление: прохождение Венеры по солнечному диску. Это случается в то время, когда Венера оказывается как раз на прямой линии между Землей и Солнцем; тогда ее светлая сторона обращена к Солнцу, а к нам планета повернута неосвещенной стороной. Венера проходит по сияющему солнечному диску как небольшой черный кружок.

В тот момент, когда Венера приблизилась к солнечному краю, вокруг нее был заметен слабо светящийся ободок. Ломоносов правильно догадался, что этот ободок — атмосфера Венеры, освещенная прошедшими через нее солнечными лучами.

Опыт всех этих станций был использован при конструировании с «Венеры-7». И ученым удалось добиться выдающегося успеха: станция «Венера-7» достигла поверхности планеты, не прерывая подачи радиосигналов, и продолжала радировать с Венеры еще 23 минуты.
Ты, может быть, скажешь: всего-то 23 минуты! Есть о чем говорить! Ты не прав: это — замечательное достижение советской науки и техники. К нему вели целые годы неустанного труда, поисков, опытов на Земле и в космосе.
Вот что пришлось испытать труженице «Венере-7», когда она вошла в венерианскую атмосферу. Температура «Венеры-7» достигала 11 000 °C — это вдвое выше, чем на поверхности Солнца.
Перегрузка от торможения составляла 350 единиц. Чтобы тебе понять, что это значит, поясню: вес станции увеличился в 350 раз. Если ты весишь 40 килограммов, то в тех условиях твой вес составил бы 14000 килограммов — 14 тонн! А станция «Венера-7» при этой колоссальной перегрузке вместо 1180 килограммов весила 413 тонн, словно железнодорожный состав…
И в этих чудовищных условиях станция продолжала работать: передавала радиосигналы, условным шифром сообщая данные о наружной температуре, давлении атмосферы, ее составе и так далее. Ученые всего мира назвали научный подвиг советских людей беспримерным, поразительным.
Что же мы узнали о Венере после полетов наших автоматических станций?
Теперь известно, что давление на поверхности планеты составляет от 80 до 100 атмосфер, а температура от 460 °C до 500 °C. Если к этому добавить, что атмосфера Венеры почти полностью состоит из углекислоты, а кислорода, азота и водяных паров в ней очень мало, то картина получится весьма непривлекательная. Утренняя звезда, мирно сияющая на небосводе, красивейшее из небесных светил, воспетое многими поэтами, оказывается адом, едва ли не более страшным, чем тот, куда христианская религия отправляет грешников после их смерти.
Раньше некоторые астрономы предполагали, что поверхность Венеры представляет сплошной океан. Но теперь большинство ученых думают, что поверхность Венеры — это знойные пески, по сравнению с которыми наша Сахара — курорт. Другие полагают, что поверхность нашей соседки — нагромождение диких скал. Угрюма, неприветлива, совершенно непригодна для жизни эта планета, получившая название по имени богини любви.
Много было разногласий среди астрономов по поводу периода обращения Венеры вокруг оси. Одни считали, что она, как Луна, всегда повернута к Солнцу одной стороной. Другие утверждали, что ее период обращения близок к земным суткам. Последними исследованиями установлено, что Венера, в отличие от большинства планет Солнечной системы, вращается не с запада на восток, а с востока на запад. Значит, Солнце там восходит на западе. Период ее обращения составляет около 243 земных суток. Сутки на Венере больше ее года, который равен 224,7 земных суток. Вот какие причуды может устраивать природа!
День и ночь на Венере длятся по четыре земных месяца, но вряд ли это отражается на ее климате: лучи Солнца не могут сколько-нибудь заметно усилить жару, господствующую на поверхности планеты, а ночь ее не смягчает. Только температура полярных областей на 150 °C меньше, чем на экваторе.
Спутников у Венеры нет.
Теперь покинем нашу небесную сестру и, миновав родную Землю, перенесемся на следующую за ней планету — таинственный Марс.

Читайте также:  Как засолить капусту чтобы она была сладкой и хрустящей

Добавить сказку в Facebook, Вконтакте, Одноклассники, Мой Мир, Твиттер или в Закладки

Источник

Мы видим свет далеких звезд. Которые давно погасли

Возможно, Вы когда-то слышали такое выражение: «Когда вы смотрите в небо, Вы смотрите в прошлое. Многие из тех звезд, которые мы видим на ночном небе, уже давно погасли». Эта глубокая философская мысль помогает людям справиться с осознанием того, что все в этом мире когда-нибудь заканчивается… Но оставим вопросы метафизики философам. И давайте разберемся. Есть ли в этом утверждении правда?

Свет — это очень быстрая штука. Но и звезды очень далеко

Одной из самых далеких звезд, которые можно увидеть невооруженным глазом, является Денеб. Она находится в созвездии Лебедь. И удалена от нас на расстояние почти в 3000 световых лет. Это означает, что когда Вы смотрите на эту звезду, свет, который Вы видите, начал свое путешествие к Земле в те времена, когда древний Рим только начинал обретать свое могущество. И его не было ни на одной карте. Человеку может показаться, что с тех пор прошло уже очень и очень много времени. Однако по отношению к среднему возрасту звезды, которой миллиарды лет, это мгновение. Так что если в районе Денеба не произошла какая-то колоссальная космическая катастрофа, она все еще находится на своем месте.

Некоторые из звезд, что Вы видите на небе, уже действительно погасли

Давайте вспомним про звезду, которая носит имя Бетельгейзе. Эта одна из тех звезд, которые могут взорваться в любой момент. Но поскольку до нее 650 световых лет, то если бы она взорвалась 200 лет назад, мы узнаем об этом только еще через 450. Еще в космосе можно увидеть невооруженным глазом несколько крупных галактик. Самой популярной из них является Андромеда. Она находится на расстоянии около двух с половиной миллионов световых лет от нас. И содержит от четырехсот миллиардов до 1 триллиона звезд. Конечно, некоторые из этих звезд уже погасли за последние два с половиной миллиона лет. Но большинство из них, вероятно, все еще на месте. И с ними вряд ли что-то произошло.

Таким образом становится ясно, что технически возможно, что когда Вы смотрите в небо и наблюдаете за конкретной звездой, Вы видите погасшую звезду. Однако почти все звезды, которые мы можем видеть с Земли, находятся в своей главной последовательности. И они будут оставаться активными в течение еще очень долгого времени.

А вот если посмотреть в телескоп

Картина кардинально меняется, если для наблюдений использовать телескоп. С его помощью можно смотреть на гораздо большие расстояния. На миллиарды световых лет. Учитывая что у звезды, подобной Солнцу, продолжительность жизни составляет около 10 миллиардов лет, многие из звезд, которые мы наблюдаем в самых дальних галактиках, давно погасли. Но, как бы странно это не звучало, даже на таких расстояниях мы точно не можем сказать, что наблюдаем много уже закончивших свою жизнь звезд.

Интересно во еще что. В тех же самых далеких галактиках за время, пока их свет летит до нас, появилось много новых звезд. Которых мы пока просто не видим. А так же в этих галактиках много звезд, которые с вероятностью 100 процентов все еще живы. Причина? Самые маленькие звезды живут намного дольше, чем большие. Считается, что красные карлики живут от 200 миллиардов до десятков триллионов лет. То есть гораздо больше предполагаемой жизни Вселенной. И поэтому у них впереди еще очень много времени. И они никуда не денутся.

Видеть прошлое

Более того, Вы наверняка в курсе, что никогда не видите наше Солнце в реальном режиме времени. Если не в курсе, то знайте — Вы наблюдаете наше светило с восьмиминутной задержкой!

Представьте, что в космосе существует некая высокоразвитая внеземная цивилизация. Она настолько продвинута, что умеет наблюдать за планетами с тем же разрешением, что есть у наших спутников. Находящийся за 3000 световых лет гипотетический внеземной ученый сейчас увидел бы в свой телескоп первые шаги древнего Рима! Представьте, как бы он удивился, если бы узнал, что на самом деле вокруг этой планеты уже вовсю летают спутники. А былое величие римских правителей стерто в пыль прошедшими веками…

Источник

Как узнать, существует еще звезда или остался только ее свет?

По человеческим меркам кажется, что планеты, звезды и все космические объекты существовали всегда. Но на самом деле каждая звезда проходит через 3 этапа: рождение, развитие и исчезновение. Все, что мы видим на ночном небе, произошло определенное количество времени назад. А сияющая звезда, возможно, уже давно прекратила свое существование.

Эволюция звезд

Звезда возникает как следствие сжатия газопылевого облака в межзвездном пространстве. С этого момента начинается ее эволюционный путь. Облако постепенно становится все плотнее и плотнее. Одновременно с этим происходит повышение температуры внутри него.

В определенный момент температура становится такой высокой, что запускается реакция термоядерного синтеза, которая состоит из нескольких сложных этапов. Эта реакция становится единственным источником энергии для звезды.

Сколько будет существовать звезда, зависти от ее изначальной массы. Этот срок измеряется миллионами лет. Большую часть своего существования звезда проводит на этапе сжигания водорода и выработки гелия. Это основной этап в эволюции.

Чем больше масса звезды, тем короче ее жизненный срок из-за очень активного расхода водорода. Поэтому мелкие объекты живут намного дольше. Солнце находится приблизительно посередине.

Всегда наступает момент, когда запас водорода иссякает. Дальнейшее развитие событий тоже зависит от массы звезды. Например, тела размером с Солнце (и меньше его) больше не могут противостоять силе сжатия. Они становятся все плотнее и плотнее.

Если на предыдущей стадии гелий синтезировался, то теперь он начинает сжигаться, выделяя огромное количество энергии. Звезда активно увеличивается в размерах, растет площадь ее поверхности и происходит процесс остывания. Ранее сияющее тело становится красным гигантом.

Когда и запасы гелия закончатся, звезда как будто вернется на первоначальную стадию, когда она еще только зарождалась. Но в этот раз температура будет слишком низкой. В итоге звезда станет белым карликом, который будет светиться до окончательного истощения энергии.

Если же звезда намного крупнее Солнца, в ней после сгорания всего гелия запускаются реакции нуклеосинтеза. При этом образуются углерод, кремний, магний и другие вещества пока не дойдет очередь до железа.

Дело в том, что железо не может быть использовано в качестве топлива для последующих реакций. В результате сложных процессов при участии электронов звезда начинает быстро сжиматься – ее оболочка сталкивается с ядром.

Образуется такое колоссальное количество энергии, что возникает явление сверхновой звезды. В этот момент сверхновая выделяет больше энергии, чем все остальные звезды в пределах галактики.

Конечная стадия таких звезд тоже определяется массой. Если масса тела в 10-30 раз тяжелее Солнца, то оно превратится в нейтронную звезду, а затем в пульсар. Если же звезда массивнее Солнца более чем в 30 раз, образуется черная дыра.

Читайте также:  Освобождение мги как это было

Расстояние до звезд

Специалисты измеряют расстояние до звезд несколькими способами в зависимости от того, насколько далеко космические тела расположены по отношению к Земле. Расстояние измеряется в световых годах и парсеках (1 парсек равен 3,26 светового года или 3х10 13 км).

Рассматривая различные объекты на Земле, мы видим их в настоящем времени, ведь свет достигает наших глаз за доли миллисекунды. В масштабах Вселенной наблюдение за объектами происходит иначе.

Свет движется со скоростью 300 000 км в секунду. Если в настоящий момент посмотреть на Проксима Центавру, то мы увидим то, что с ней происходило 4 световых года назад. В нынешнее время уже многое могло измениться.

И чем дальше звезда от Земли, тем более устаревшую информацию мы получаем. Так как звезды живут очень долго, то те объекты, что видны невооруженным глазом, наверняка все еще существуют (расстояние до них не больше нескольких тысяч световых лет).

В последние годы ученые наблюдают за звездой Бетельгейзе, которая находится на расстоянии около 600 световых лет. Светимость звезды постоянно снижается, поэтому астрономы ожидают взрыва сверхновой. Если это случится сейчас, то на Земле данное явление можно будет наблюдать примерно в 2600 годах.

Звезды, видимые невооруженным взглядом, скорее всего, существуют, ведь они находятся на расстоянии в несколько тысяч световых лет. В масштабах звездной эволюции срок в пару тысячелетий незначительный. Более удаленные звезды уже могли погаснуть. Ученые могут лишь строить теории на основании своих исследований.

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник

В. М. Мокиенко — Загадки русской фразеологии

В своих книгах — «В глубь поговорки», «Образы русской речи», «От Авося до Яти» и других — автор этих строк рассказывает читателю о тайнах нашей идиоматики, раскрывает образы, сокрытые в её сокровищнице. Будучи лингвистом, он обычно начинает распутывать идиоматический клубок с языковых особенностей того или иного выражения. В этой книге, в отличие от предыдущих, основное внимание уделяется не столько самому языку, сколько тем явлениям, которые породили языковой образ. Отсюда такой интерес к истории «вещей» и явлений — например, часовых механизмов, от древнейших солнечных до современных цезиевых. Это не значит, конечно, что автор пренебрегает лингвистическими фактами и аргументами: без них доказательство той или иной этимологической гипотезы просто невозможно. Но он попытался не слишком утомлять читателя деталями такого анализа, памятуя, что важнейшее искомое для него — «корень и глагол» образа.

В историко-этимологических истолкованиях русской, да и всей европейской фразеологии немало спорного и недоказанного, поэтому читатель найдёт в таких случаях попытки аргументировать предполагаемое объяснение, а не «истину в конечной инстанции». Таковы новые прочтения некоторых оборотов: много воды утекло, как заведённый, дневать и ночевать, без году неделя, до зарезу, мерить на свой аршин, с гаком, прост как Колумбово яйцо и др. Естественно, что во многих случаях излагается и этимология, «добытая» разысканиями других историков языка. При этом, однако, автор также стремится приводить новые факты, которые бы её аргументировали. В этимологии, а особенно при её популяризации, нет ничего более опасного, чем заставлять читателя принимать сказанное на веру. Это-то как раз и порождает этимологическое «безверие» и часто гасит интерес к языку.

В этой книге, как и в предыдущих, основным объектом описания является фразеологизм — такое сочетание слов, которое обладает относительной устойчивостью, экспрессивностью, целостным значением и воспроизводится в готовом виде. Как синонимы этого термина здесь употребляются и наименования поговорка, идиома, образное выражение. Это согласуется с русской лингвистической традицией, издавна разграничивающей пословицы и поговорки по смысловому и функциональному принципу. «Пословица, — писал В. И. Даль, — коротенькая притча. Это — суждение, приговор, поучение, высказанное обиняком. Поговорка — окольное выражение, переносная речь, простое иносказание, обиняк, способ выражения, но без притчи, без суждения, заключения, применения». Примеры поговорок, приводимые Далем, — у него не все дома; одного поля ягода; один как верста в поле; чужими руками жар загребает и т. п. — типичные фразеологизмы в современном (узком) понимании этот термина.

В первых трёх главах данной книги речь идёт о лексике и фразеологии, связанной с известным «классическим» триединством: Временем, Пространством и Действием. Четвёртая глава — попытка показать, как эти и другие понятия реальной жизни мифологически трансформируются в Слове.

Для тех, кто хочет заглянуть в «глубь» фразеологического образа, восхождение к Слову — единственный, по сути дела, путь поиска. Расшифровка истинного смысла слов, составляющих фразеологическое целое, и есть конечная цель историко-этимологического анализа образных выражений, ибо их загадочность таится в нерасторжимом переплетении словесных комбинаций, логика которых со временем затемняется.

И всё-таки — и это хочется подчеркнуть ещё раз — этимологические экскурсы в этой книге — отнюдь не самоцель, а лишь средство для демонстрации истории формирования важнейших для человека понятий. Если автору, расчленяющему этимологическим скальпелем нерасторжимые «соединенья слов», такая демонстрация удалась, то цель его достигнута. Ибо хочется верить, что тот, кто хоть раз заглянул в глубины Слова, никогда более этого занятия не оставит.

Г Времена меняются, и слова меняются в них

Не гребень голову чешет, а время (пословица)

В Времена, часы, годины. Всепожирающий Хронос и хронофаги

Время. Ничто не достаётся человеку так просто и естественно, как оно, отстукивающее минуты и часы с нашего явленья на свет. Мы его часто и не замечаем, а если оцениваем, то обычно задним числом либо же — вглядываясь с надеждой в будущее. Оценка настоящего приходит с жизненным опытом, с мудростью, с трудностями, преодоленными за десятилетия.

«Время не ждёт и не прощает ни одного потерянного мгновения» (Н. Г. Гарин-Михайловский).

«Время и прилив никогда не ждут» (В. Скотт).

«Деньги дороги, жизнь человеческая ещё дороже, а время дороже всего» (А. В. Суворов).

«Самая дорогая трата — это время» (Феофраст из Эреса).

Так могли сказать лишь люди, которых жизнь научила ценить каждое мгновение. Увы, часто эта наука приходит слишком поздно, когда время — пусть ещё не всё, но львиная его доля — безнадёжно упущено или растрачено, когда мы начинаем понимать по-чеховски, что «никогда не бывает потом». И тогда мы сетуем на летучесть, быстротечность и невозвратимость Времени, вспоминаем беспечальную, светлую пору детства и незабываемые золотые годы молодости. Чем меньше человек успел сделать доброго и полезного за свою жизнь, тем безнадёжнее такие сетования, ибо главным мерилом Времени всегда оставался Труд. «Если хочешь, чтобы у тебя было мало времени, ничего не делай» — в этой шутке А. П. Чехова есть большая доля истины. Много времени лишь у того, кто, оглянувшись на прожитые годы, видит благотворные результаты своей деятельности, уверен в том, что и после него плоды его труда пригодятся детям, внукам, друзьям, согражданам.

Память о Сатурне до сих пор живёт в названии одной из планет, которая астрологами считалась мрачной, холодной и несчастливой, что, видимо, легко увязывалось с «людоедским» характером её божественного патрона. Люди, родившиеся под знаком этой планеты, по предсказаниям астрологов, потому и не отличаются улыбчивостью и ярким темпераментом. Имя этого божества попало и в христианский недельный цикл — суббота у римлян и у некоторых современных европейских народов именуется «днём Сатурна»: латинское Saturni dies, английское Saturday. Так всепожирающее божество Времени постепенно сужало сферу своей деятельности.

Читайте также:  Как платятся алименты после 18 лет если есть задолженность

Впрочем, миф о том, что время всё поглощает на своём пути, останется живучим и актуальным до тех пор, пока мы движемся во времени. Вот один из новейших вариантов этого мифа — шутливый стишок, сочинённый минским профессором Б. Ю. Норманом:

Стишок сочинён с педагогическими целями: поэту-лингвисту хотелось обыграть колебания в роде существительных типа овощ, путь, картофель, антресоль, моль. Он ведь и предложил читателям найти в этом стишке ошибки в употреблении рода. И, тем не менее, несмотря на шутливость формы, автору не удалось скрыть мифологического трагизма, навеянного Кроносом-Хроносом, пожирающим всё и вся. Даже грамматические колебания существительных олицетворяют трепет перед самым прожорливым существом на свете — Временем.

Правда, как и всё в нашем мире, этот процесс глубоко диалектичен: пока Время пожирает нас, мы — убиваем его. Выражение убивать время — не собственно русское, оно есть, например, во французском tuer le temps и в немецком die Zeit totschlagen, откуда мы его и заимствовали. Однако наши бездельники научились умерщвлять своё время не хуже французских или немецких. Убитое время — жестокий интернациональный образ, ибо это образ самоубийства бездеятельностью и скукой. Но ещё более жесток образ тех, кто ворует или отнимает чужое время. Французский писатель А. Моруа метко заклеймил таких людей «времяпожирателями» — хронофагами.

В русском языке немало словосочетаний со словом время: тратить время впустую, растрачивать время попусту, проводить время зря, тянуть время, время терпит, время не терпит, время не ждёт. За каждым из них стоит и особый образ, и особая судьба. Последние три выражения, например, всё ещё таят в себе память о Времени как о каком-то языческом божестве, распоряжающемся нами и нашей судьбой по своему усмотрению, уделяющем (отсюда и русская сказочная Доля) нам именно тот хронологический промежуток, которого мы достойны. Для того чтобы докопаться до таких «временных» первоначальных образов, необходимы весьма длительные и трудоёмкие «раскопки в слове».

Времена, часы, годины. Сколько было «времян» у праславян?

Этимологи не прекращают споры об изначальном смысле основных наименований времени у наших предков. И это отнюдь не праздное занятие, ведь разгадать такую этимологическую загадку — значит постичь, как формировалось в человеческом сознании столь важное философское понятие, как время, как оно было связано с другими понятиями и явлениями. Прежде всего, это первоначальное соотношение Времени с двумя другими членами «классической» триады — Пространством и Действием.

Показательно, что в древних славянских обозначениях времени можно найти его тесную привязку именно к действию и пространству. Так, русское слово время, восходящее к праславянскому *vermę, связано с глаголом вертеть (вращать). Это как бы «вращение» дней или месяцев по кругу, их чередование, вереница. Кстати, и слово вереница этимологически родственно времени — не случайно мы говорим о веренице дней как об их однообразном повторении и смене. С движением, возможно, связано и такое обозначение времени, как час: некоторые учёные связывают его с сербским и хорватским касати, kasati, словенским kasati (бежать), латышским kuо̂st, kuošu (спешить) и немецким hasten (спешить). Да и известный всем «родственник» этих слов — просторечный глагол чесать (быстро бежать) живо свидетельствует о часе как о несущемся безудержно времени. Эти значения присутствуют в привычных для нас выражениях время идёт, время бежит или время несётся.

Этимологическая связь времени с пространством не столь очевидна, как его связь с движением. Благодаря тому, что временные промежутки цикличны и подчиняются круговороту природы, смена дня и ночи, зимы и лета происходит регулярно, в праславянскую эпоху время не осознаётся ещё как протяжённость. Тем не менее, некоторые славянские обозначения времени дают основание предполагать, что связь с пространственными представлениями они всё-таки имеют издревле. Так, слово год в древнерусском языке значило именно время, в праславянском языке — благоприятное время: сравните чешское hod (праздник), словенское god (удобное время, праздник); и год восходит к индоевропейскому корню *ghedh-, *ghodh-, имевшему значения объединить, соединить; держать вместе; подходить друг другу. Некоторые этимологи на этом основании делают вывод, что «у корня год- первоначально, по-видимому, было пространственное значение, а затем развилось вторичное, временное». Пространственное значение, конечно, в таком понимании вполне укладывается и в рамки циклической стыковки древних временных отрезков. Циклическое представление о времени у славян вообще было древнее линейного, месячного и недельного его распределения.

В древности у славян, так же как и у других народов, не было, естественно, такого абстрактного представления о времени, как сейчас. Вот почему набор слов, которым обозначалось тогда это понятие, был, с одной стороны, привязан к достаточно конкретным ассоциациям, а с другой — концентрирован и неразделён пр смыслу. Каков же был этот набор?

Можно реконструировать как минимум семь общих наименований времени у славян: время ( *vermę), год ( *godъ, *godina), час ( *časъ), доба ( *doba), рок( *rokъ), пора ( *pora) и век ( *věkъ). Далеко не все они сохранили в нынешних славянских языках свою временную целостность и самостоятельность. Общим наименованием времени в русском языке осталось только первое слово; век, год и час стали обозначать лишь различные отрезки времени; слово порауказывает на определённый период, срок; рок в высоком стиле именует судьбу, некое предначертанное свыше стечение обстоятельств; слово доба хоть и значит время, пора, но не вошло в литературный язык, а известно лишь отдельным (в основном южнорусским) диалектам или «реконструируется» по некоторым его производным — например, удобный.

О том, что эти слова обозначали различные аспекты времени в языке наших предков, свидетельствует современный разброс значений. Так, слово час в болгарском означает час, в сербском и хорватском — мгновение, но зато в большинстве славянских языков (словенском, польском, чешском, словацком, белорусском) час — это время вообще. В украинском час даже объединяет два значения — время и погода, что отражает древнейшую взаимозависимость этих понятий. Слово год имело значение время, срок еще=ё в древнерусском языке, а сейчас у сербов и хорватов, словенцев, чехов, поляков и верхнелужичан характеризует не время вообще, а время праздников, празднеств, например, Рождества. Слово рок в древнерусском языке имело широкий диапазон значений — срок, год, возраст, судьба, установление, правило. Этот семантический «пакет», кстати, весьма свойствен словам, называющим время. Сейчас рок обозначает год в украинском ( рiк), чешском, словацком, польском и серболужицком; в сербском, хорватском и словенском этим словом обозначается время, какой-либо срок.

Разброс значений — свидетельство того, что конкуренция этих слов в славянском мире рано или поздно вела к их специализации. Предполагают, например, что уже в письменную эпоху слово час обозначало время как отрезок существования, а время — как его способ существования.

Источник

Adblock
detector