Толстых в и мы были советский человек как он есть

Планетарное фиаско

229159Теория социализма порядком обветшала.
Сальвадор Дали. Ночные и дневные одежды (фрагмент). 1936

Валентин Толстых. Мы были. Советский человек как он есть. – М.: Культурная революция, 2008. – 768 с.

Несколько слов об авторе. Валентин Иванович Толстых родился в 1929 году в городе Баку. Окончил Одесский государственный университет по специальности филология (1952) и там же аспирантуру по кафедре философии (1955). В 1960 году переехал в Москву. Старший научный сотрудник сначала Московского текстильного института (1960–1970), затем и по настоящее время – Института философии Академии наук СССР (ныне РАН). Президент клуба «Свободное слово» (1988–2008) – дискуссионной площадки, на которой побывали многие политики, политологи, деятели искусства и философы.

«Мы были» представляет собой что-то среднее между автобиографией, отчетом о профессиональной деятельности, мемуарами и сборником эссе. Особенно интересны отступления об эстетике, моде, кинематографе, перестройке, социализме и демократии в России – всех тех вопросах, которым посвящены философские и публицистические выступления Валентина Толстых. Есть в книге и центральная мысль. По мнению автора, крах потерпел не идеал социализма, а его модель, реализованная в СССР, как и некие схожие с нею модификации в ряде других стран.

Самый большой недостаток книги – ее объем. Как же надо не любить читателя и не ценить его время, чтобы писать книги такого объема в эпоху, когда человечество захлебывается в информационных потоках! За счет чего можно было бы сократить объем? Ну хотя бы за счет софизмов, которые портят в целом благоприятное впечатление от книги. 100 плохих доводов не стоят одного хорошего аргумента. А один замаскированный софизм бросает тень на 100 безупречных силлогизмов. Всмотримся, например, в следующее рассуждение:

«┘было бы странным, например, объявить несостоятельной, провальной ту же христианскую идею, которая переживает ныне очевидный кризис, доверившись прогнозам авторитетных западных критиков-интеллектуалов? Вряд ли кто назовет страну христианского мира, готовую отказаться от христианских ценностей на том основании, что наставления Нагорной проповеди повсеместно и в массовом масштабе не соблюдаются, напротив, активно и охотно нарушаются. Почему же марксизм и реальный социализм оценивают и судят по иной мерке?!» (с. 191).

Ваши ли это мысли, Валентин Иванович?! Я на этот софизм натыкался у десятков авторов. Неужели то, что я сейчас скажу, не для всех очевидно?

По-моему, наиболее справедливо и последовательно оценивать учения по тем критериям, которые они сами признают. Несколько упрощая, можно сказать, что критериями истинности в христианстве являются вера, чудо и авторитет. Революционным нововведением марксизма было то, что в качестве критерия истинности он выдвинул социальную практику, материальную деятельность людей. Этого не было даже в гегельянстве – неспроста Гегелю приписывается выражение «тем хуже для фактов». Социальная практика марксизма оказалась откровенно провальной и потерпела планетарное фиаско в конце XX века. Что же удивительного в том, что мы оцениваем и судим марксизм по предложенному им самим критерию? Христианство же социальной практики в качестве критерия истинности никогда не признавало. Соответственно несовершенство воплощения христианского идеала не противоречит истинности самого учения.

Но предположим, что мы постулировали социальную практику как высший критерий истинности. И в этом случае христианство и реальный социализм оказываются в совершенно разных условиях. Главные предсказания марксизма оказались ошибочными. Мировая революция не произошла. Вместо распространения социалистической системы на весь мир произошел ее коллапс. Современные марксисты более или менее остроумно пытаются примирить это расхождение с теорией путем наложения на нее разнообразных заплат. В то же время одной из компонент христианской доктрины является предсказание краха исторического христианства (Апокалипсис). Таким образом, современный глубокий кризис исторического христианства не только не опровергает христианского учения, но косвенно подтверждает его истинность, ибо полностью согласуется с его предсказаниями.

Есть в книге и непродуманные утверждения, например, следующее: «Наивно и смешно сегодня выглядят люди, уверенные в том, что изображения зла и греха якобы необходимы для успеха в борьбе с ними в реальном мире» (c. 213). Не побоюсь выглядеть наивно и смешно и буду утверждать, что именно вытеснение изображений зла и греха в СССР лишило советское общество иммунитета перед злом и грехом, подорвало его инстинкт самосохранения. Так всякий экзальтированный энтузиазм рано или поздно приводит к экзальтированному же разочарованию. Более того – возможно именно изображения зла и греха, пробуждая нравственный протест, способны сегодня качнуть маятник в обратную сторону.

Читайте также:  Как сделать так чтобы при выравнивании по ширине не было больших пробелов

Источник

Монография В.И. Толстых «МЫ БЫЛИ. Советский человек как он есть»

Уважаемые коллеги!
Вышла в свет книга-монография Валентина Ивановича Толстых под заглавием «МЫ БЫЛИ. Советский человек как он есть». Издательство «Культурная Революция» (Москва).
Представляя книгу читателям, автор в предисловии «Никому не отдам свою биографию» предупреждает, что это не мемуары, которые стало модным поветрием писать, и не сборник «заветных» мыслей человека, претендующего на всеобщее внимание. Автор не занимал высоких постов, не прославился никаким выдающимся или скандальным поступком, и не записывал впрок события и факты в ожидании «когда-нибудь пригодится». Не был ни одного дня диссидентом, считал и считает себя настоящим советским человеком, свободным внутренне и в прошлом, и сейчас. Просто надоело беспардонное шельмование «проклятого прошлого», чем нынешние манкурты пытаются оправдать собственное беспамятство и неприглядность настоящего, полного вялой тоски вместо гнева (А. Блок).
Желание высказаться рождено простой мыслью. Если реальная история обществ и народов — не только исток и цепь когда-то происшедших событий и казусов, или результат действия и последствий каких-то общих закономерностей (поелику таковые существуют), то и биографии поколений или отдельных людей, конкретные «истории жизни», тоже чего-то стоят для познания объективного хода и смысла истории. Значит, проживаемая и прожитая нами жизнь, даже самая ординарная, тоже исторична, и достойна внимания, если она осмыслена и толком описана. Автор долго искал адекватный замыслу подзаголовок: назвав сначала написанное «опытом общественной автобиографии личности», он остановился на том, который значится на титуле книги. В надежде на то, что современному человеку, особенно молодому, будет интересно узнать и понять — на конкретном опыте и примере — что это было за время и жизнь, которую прожили их отцы и деды, именуемая когда-то советской эпохой и советской цивилизацией, а теперь кем-то обзываемые «совковыми». Рассказать, в каком обществе они жили, любили, трудились, рожали и воспитывали детей, и почему построенная неимоверными усилиями нескольких поколений сверхдержава, вдруг, утратила свою витальную силу, распалась, потеряла обаяние и международный авторитет. Не собираясь никого поучать, тем более, заниматься реанимацией прошлого, автор рассказывает, какую интересную жизнь посчастливилось ему прожить…
В книге двадцать пять глав, написанных и представленных в духе «осознанного бытия», во всей его сложности, противоречивости и проблематичности. Без претензий на оригинальность, просто из уважения к собственной прожитой жизни, состоящей, как у всех нормальных людей, из прозрений и заблуждений, иллюзий и озарений. Не случайно первым эпиграфом к повествованию автор избрал слова своего любимого мыслителя — Александра Ивановича Герцена: «История каждого существования имеет свой интерес…Интерес этот состоит в зрелище развития духа под влиянием времени».
Справки по адресу: Москва, ул. Мясницкая, д. 9/4, стр. 1. Телефон/ факс (495) 621-84-71. Е- mail: editor @ kultrev. ru

Источник

Книга: Толстых В. «Мы были Советский человек как он есть»

В рамках жанра общественной автобиографии автор выражает решительное несогласие с поношением «проклятого прошлого», считая подобное отношение к собственной истории ошибочным и глубоко несправедливым. И посредством философско-антропологичес-кого анализа предлагает свое видение и понимание природы советского человека и образа жизни. Автор выражает благодарность Российскому гуманитарному научному фонду (РГНФ) за материальную поддержку исследования и издания книги.

Формат: Твердая бумажная, 768 стр.

Другие книги автора:

См. также в других словарях:

Советский образ жизни — распространённое в СССР словосочетание, обозначающее устоявшуюся, типичную для социальных отношений форму индивидуальной, групповой жизни и деятельности граждан СССР, характеризующую особенность их общения, поведения и склада мышления в различных … Википедия

Человек — высшая ступень живых организмов на Земле, субъект общественно исторической деятельности и культуры. Ч. предмет изучения различных областей знания: социологии, психологии, физиологии, педагогики, медицины и др. Перерабатывая многообразные… … Большая советская энциклопедия

Советский Союз (Red Alert) — Советский Союз Soviet Union Герб СССР в серии Red Alert Годы существования 1917 по настоящее время Страна СССР, страны Азии, Африки и вост … Википедия

Советский союз и арабо-израильский конфликт — Советский Союз сыграл значительную роль в арабо израильском конфликте, начиная с поддержки создания Израиля и в Арабо израильской войне 1947 1949 гг., последующей смены позиции, вплоть до окончательного разрыва дипломатических отношений со… … Википедия

Как продавали БМП-3 — После разработки БМП 2 возникла идея создания новой машины, для которой разрабатывалась и новая база. По ее характеристикам, компоновке, типу двигателя было много споров, в конечном счете предпочтение отдали схеме с задним расположением… … Энциклопедия техники

Как украсть миллион — How to Steal a Million … Википедия

Человек-амфибия (фильм, 1961) — У этого термина существуют и другие значения, см. Человек амфибия (значения). Человек амфибия Жанр … Википедия

Советский (Ленинградская область) — У этого термина существуют и другие значения, см. Советский. Посёлок городского типа Советский Страна РоссияРоссия … Википедия

Человек ниоткуда (фильм, 1961) — У этого термина существуют и другие значения, см. Человек ниоткуда. Человек ниоткуда … Википедия

История Мариуполя в советский период — Основная статья: Мариуполь#История Содержание 1 Мариуполь Революционный. 1917 1920 год 1.1 Установление советской власти … Википедия

Снежный человек — У этого термина существуют и другие значения, см. Снежный человек (фильм). В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена … Википедия

Источник

Толстых Валентин Иванович

en

tolstykh 1

Год и место рождения

28.02.1929, Баку ­– 23.02.2019, Москва.

Образование

Филологический факультет Одесского государственного университета, 1952.

Ученые степени

Доктор философских наук, 1972. Докторская диссертация: «Искусство и мораль. О социальной сущности и функции искусства».

Ученое звание

Научные интересы

Социальная философия, этика, эстетика.

Профессиональная
деятельность

Профессиональная

активность

Публикации

Публиковался в журналах: «Искусство кино», «Советский экран», «Вопросы философии» и др.; в газетах: «Правда», «Советская культура», «Независимая газета» и др.

Награды

Государственная премия СССР за учебник «Эстетическое воспитание», 1979.

Валентин Иванович Толстых
28.02.2019­–23.02.2019

23 февраля 2019 ушел из жизни Валентин Иванович Толстых, доктор философских наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР, член Союза театральных деятелей России, член Союза кинематографистов СССР, до недавнего времени главный научный сотрудник сектора этики Института философии РАН.

Валентин Иванович работал в Институте философии с 1970 по 2017 годы. В 1972 защитил докторскую диссертацию «Искусство и мораль. О социальной сущности и функции искусства», получившую широкую известность благодаря изданной вскоре одноименной книге. Он составитель и редактор многих коллективных монографий, в частности, таких, как «Культура чувств», «Наука и нравственность», «Искусство нравственное и безнравственное», «Духовное производство», «Производство как общественный процесс», «Освобождение духа», «Марксизм: pro и contra», «Перестройка: Двадцать лет спустя».

В течение двадцати лет Валентин Иванович руководил основанным им клубом «Свободное слово» – замечательным и неповторимым интеллектуальным центром, в котором, говоря его словами, постоянно происходило «сложение умственных усилий по-разному мыслящих людей». В деятельности по руководству клубом наиболее полно и плодотворно проявились его общественная энергия и публицистическая заостренность мысли. Для многих деятелей культуры, обществоведов и гуманитариев заседания Клуба, как и периодические публикации материалов его дискуссий, долгие годы были источником живительной мысли.

Одной из итоговых для Валентина Ивановича стала книга «Мы были: Советский человек как он есть», которую он сам представлял как исповедь поколения, но которая несомненно была в первую очередь его личным откровением. В ней получили развитие темы, которые волновали его всегда: личность, культура, общество, интеллигенция, искусство, нравственность, духовность, демократия, свобода. Обсуждение Валентином Ивановичем этих тем как в философских, так и в публицистических трудах само по себе стало определенным показателем и культуры, и интеллигентности, и личной свободы. Он многое сделал для того, чтобы эти качества стали если не определяющими, то хотя бы заметными в обществе.

Валентина Ивановича всегда отличали открытость, оптимистичность, радостное отношение к миру. Таким он и останется в нашей памяти.

28 февраля Валентину Ивановичу Толстых исполнилось бы 90 лет. Многие уже готовили юбилейные поздравления. Их не будет: 23 февраля Валентин Иванович ушел из жизни. За две недели до этого он несильный ишемический инсульт, и оправиться ему уже не хватило сил. Последние год-два он вел замкнутый образ жизни. Чувствуя, что не выдерживает подгоняемой динамики административных требований к научным показателям, постепенно сокращал свое участие в работе Института философии, а потом и совсем ушел, приняв решение об этом самостоятельно. Свои последние книги – «Хочу. Могу. Должен», «Россия эпохи перемен», «Мы были: советский человек как он есть» – Валентин Иванович рассматривал как исповедь поколения. Но они, скорее, были расставанием с ушедшей эпохой, с завершающим периодом которой совпали годы его творческой зрелости, общественной и профессиональной активности, его востребованность. Он был членом Союза театральных деятелей России, членом Союза кинематографистов СССР. За учебник по эстетике он был удостоен (с соавторами) Государственной премии СССР. Он был замечательным публицистом и ярким лектором. В нем была масса энергии. Надо было только попасть на его волну, чтобы легко слушать его рассказы, заражаться его эпикурейским жизнелюбием, сочувствовать разочарованиям и радоваться ему – такому, каков он есть.

Источник

«Первое, второе, третье и компот»: что мы ели в советских столовых?

user default

173b2de0efb0c2c97c67b5929b825ea9 lqip

Врач и телеведущий Александр Мясников назвал преимущества советской кухни, отметив, что пища была более натуральной и продукты изготавливались по ГОСТу.

«У нас обязательно было первое, второе, третье и компот. И у нас не было толстых», – рассказал врач в эфире телеканала «Россия 1».

Ну, толстые были, конечно, у людей встречаются гормональные нарушения, а многие просто жрут, не останавливаясь на манер слонопотамов, всё время, когда не спят, но действительно, явных жиробасов было в несколько раз меньше.

По мнению Мясникова, число людей, страдающих от лишнего веса, растет из-за специфики пищевой промышленности.

Он отметил, что продукты чаще всего содержат генетически модифицированную сою и вкусовые заменители, повсеместно и в больших количествах добавляется сахар и пальмовое масло.

Да, достаточно посмотреть на Соединённые Штаты, в которых минимум треть населения имеет уникальную грушеобразную форму, не встречающуюся пока в России, видимо из-за специфики американской пищевой химии.

Называя вещи своими именами, эти люди — инвалиды.

Но, возвращаясь к советской столовской кухне. Боже, как я её любил! Не из-за преданности идеалам марксизма-ленинизма и не потому, что «другой не было», у меня была, поверьте. Нет, из-за того, что она идеально подходила под мои пищевые пристрастия.

0563508e59579c8eeef8df55815d7a84 lqip

Столовая в СССР / Источник: regnum.ru

Кое-где, в некоторых крупных офисных центрах и сейчас остаются столовки, копирующие советский стиль, это неплохо, но, конечно, не совсем то. Продукты другие, а это немедленно отражается на конечных вкусах.

Так вот, в Советском Союзе были столовые хорошие и плохие, удивительно, да? Скажу по секрету, сегодня ничего не изменилось, то же касается кафе, ресторанов, больниц, школ и домов отдыха.

Но тогда все знали: вот в эту столовую ходить не надо, там повара — жулики, там всё крадут, разбавляют, бодяжат, нарушают СанПиНы, а, в оконцовке, всё невкусно… Оговорюсь сразу, совсем уж негодных едален числилось абсолютное меньшинство. В основной части столовых кормили чуть выше среднего, некоторые, с моей точки зрения, были шедевральны.

Цены при этом везде были одинаковыми: обед стоил в среднем 80 копеек, независимо от его качества.

Но в чём абсолютно прав Мясников: везде положено было кормить строго исходя из передовых научных разработок. Целые институты занимались данной проблематикой, подбирая оптимальные сочетания продуктов по БЖУ, витаминам, минеральным компонентам, изучались типы выпускаемых пищевой промышленностью продукции, сочетания, сроки приготовления, добавки, короче, всё, что нужно для здорового питания.

И за этим тщательно следили, во всяком случае, до наступления горбачёвского бардака.

Советская столовая — это обязательно натёртая свёкла и сметана в стаканчике, два моих самых любимых «снэка», как сегодня модно называть перекусы.

Это витаминные салаты с капустой, огурцами, помидорами и луком. Всё это было натуральным и лёгким.

Это винегрет. Без винегрета почти никто не мыслил обеда, во многом поэтому люди и не толстели.

Это суп. Самые простые куриные, говяжие, рыбные бульоны с добавлением овощей, щи, борщи, рассольники, рыбные супы на обычном минтае (отличная рыба, кстати). Это котлеты с пюре или макаронами, обязательно с подливой, сочные и восхитительно-домашние, настолько, насколько это возможно вообще.

857c2999b32254558f680365e1aa018b lqip

Обед в столовой / Источник: ex-press.by

Простая, вкусная и чётко подстроенная под потребности организма пища.

Да, всё было однообразно, изо дня в день — одно и то же. И интеллигенция, называя столовые «рыгаловками», всё время педалировала эту тему, высмеивая советские учреждения общепита. Впрочем, эти люди высмеивали абсолютно всё уже пару веков к тому времени: это такое психическое заболевание — смеяться над своей страной, превознося западную культуру.

Ну вот теперь они жрут в Макдональдсах и дохнут от аденокарциномы толстого кишечника или желудка.

Единственное, чего мне не хватало в советской столовой — это целительной «Зубровки»… Если бы там разливали бы ещё и её, эти заведения стали бы гастрономическим царством и местом волшебных грёз о мировой гармонии.

Но, к сожалению, у нас не Франция и не Италия; там люди свободно пьют по бокалу-другому вина во время обеденного перерыва и преспокойно идут работать дальше. У нас даже после 50 граммов никто работать больше не будет)

Источник

Adblock
detector
2546681 detail