Тюрьма как оно есть в россии

Содержание
  1. «Лебедь», «сова» и «дельфин»: как живут в самых строгих тюрьмах России
  2. «Черный дельфин»
  3. «Белый лебедь»
  4. Самые страшные и опасные тюрьмы России
  5. 10. Матросская Тишина
  6. 9. Елецкая «крытка»
  7. 8. Бутырская тюрьма
  8. 7. Вологодский пятак
  9. 6. Лефортовская тюрьма
  10. 5. Белый лебедь
  11. 4. Черный беркут
  12. 3. Владимирский централ
  13. 2. Полярная сова
  14. 1. Черный дельфин
  15. Какие негласные правила поведения действуют на зоне? Как люди приспосабливаются к установленным в местах заключения порядкам и не сходят с ума? Предлагаем вашему вниманию краткий экскурс в уклад современных российских тюрем.
  16. Адаптация к новым условиям
  17. Тюремная иерархия
  18. Примерный распорядок дня в колонии
  19. Варианты скоротать досуг и провести срок заключения с пользой
  20. Основная «валюта» в русских тюрьмах и зонах
  21. Самые счастливые моменты
  22. Что происходит с людьми в современных российских тюрьмах. Интервью с Игорем Каляпиным
  23. «Самое печальное, что не удалось изменить за все годы реформ, — это субкультура надзирателей»
  24. Как пытают в российских тюрьмах
  25. «Нужно запугать население, отбить у него всякую охоту к выражению своего мнения»

«Лебедь», «сова» и «дельфин»: как живут в самых строгих тюрьмах России

«Черный дельфин»

«Черный дельфин» в Оренбургской области — одна из самых мифологизированных тюрем России. Слухов о ней ходит много, но сколько в них правды – неизвестно. Эта тюрьма считается одной из самых строгих в стране – здесь отбывают пожизненные сроки насильники, людоеды, убийцы. В камере содержатся по два-четыре человека, но есть и «одиночки». За осужденными ведется круглосуточное наблюдение: свет в камерах не выключается никогда, ведется видеосъемка, каждые 15 минут арестантов проверяют дежурные. Подъем у заключенных в шесть утра, отбой – 16 часов спустя. Они не имеют права в течение дня ложиться на койки. При выходе из камеры преступника сопровождает конвой из минимум трех человек и кинолога с собакой. При переходе в другой корпус ему надевают повязку на глаза, это делается для того, чтобы он не запомнил план тюрьмы. По неофициальным данным в колонии содержатся около 750 человек, количество персонала – 900 человек. Заключенные беспрекословно следуют ритуалам общения с надзирателями.

«Камеру к досмотру!» — звучит громовой голос дежурного. Все заключенные по очереди подбегают к решетке, отделяющей наружную дверь от «жилого помещения», и протягивают вытянутые за спиной руки. Всем по очереди надевают наручники. Звучит команда выйти из камеры. Четверо осужденных с закрытыми глазами выбегают в коридор и опять встают в «исходную». Всех тщательно обыскивают. Со стороны вся процедура выглядит ужасно и одновременно забавно: здоровые мужики, словно цирковые собачки, подчиняются командам офицера-«укротителя», — написали в 2002 году журналисты «Независимой газеты», побывавшие в тюрьме.

«Белый лебедь»

Исправительная колония особого режима для пожизненно осужденных, известная как «Белый лебедь», находится в Соликамске. Это еще одна из самых строгих тюрем России. Происхождение неофициального названия до конца не ясно, но обыграно администрацией: во дворе тюрьмы стоят памятники белым лебедям и даже урны сделаны в форме этих птиц. В колонии отбывают сроки осужденные за особо тяжкие преступления: члены бандитских формирований, лидеры организованных преступных группировок, убийцы и насильники. В общей сложности в «Белом лебеде» сидят около 300 человек.

Камеры в тюрьме рассчитаны на одного-трех человек. Расселяют заключенных исходя из их психологической совместимости, это помогает избегать конфликтов. Контакты с внешним миром строго ограничены.

Зону охраняют более 50 собак. По периметру расположены камеры слежения. На территории колонии действует цех по производству мебели. Администрация также развивает сельское хозяйство и животноводство. Колония заготавливает для себя овощи, мясо и птицу. Однако тем, кто отбывает в тюрьме пожизненные сроки, работать запрещается, как и заочно обучаться в вузах.

Источник

Самые страшные и опасные тюрьмы России

84ee785690d31cc225fc8b741f060694

kamera nary tyurma

С детства нас учат, что зло должно быть наказано. А где зло должно отбывать наказание? Конечно же в тюрьме. И по сравнению с тюрьмами российскими многие зарубежные пенитенциарные заведения кажутся курортом. Не верите? Тогда взгляните на самые страшные тюрьмы России.

10. Матросская Тишина

ulqm0kpf

У этого места долгая исправительная история, ведущая отсчет с 1775 года, с момента постройки смирительного дома для «предерзостных» — мелких воришек и мошенников. Затем его переименовали в Московскую исправительную тюрьму и возвели дополнительные здания для содержания заключенных.

В 1918 году на базе тюрьмы был создано исправительное учреждение для несовершеннолетних под названием Реформаторий, а позднее в ней стали держать еще и туберкулезников.

Свои функции в качестве места пребывания взрослых преступников Матросская Тишина начала выполнять с 1946 года. В разное время здесь побывала и советская партийная элита, и российские олигархи, такие как Михаил Ходорковский и Сергей Полонский, и известный на всю страну аферист Сергей Мавроди, и известные в криминальном мире личности, такие как киллер Александр Солоник и вор в законе Япончик (Вячеслав Иваньков).

9. Елецкая «крытка»

0ua1nc4p

Вначале в этой тюрьме, построенной в 1592 году, даже не было тюремных камер. Заключенных помещали в земляные ямы, накрытые деревянными досками. Деревянная тюрьма появилась в Ельце, предположительно, в 1763 году, а каменная — гораздо позднее, в 19-м веке.

Через Елецкую «крытку» прошли многие политические ссыльные, в числе которых были Дружинин, Каменицкий и Чигиринский. Это заведение упоминал в своих книгах Бунин.

С заключенными в Елецкой тюрьме не церемонились. За малейшую провинность узников помещали в одиночку без еды и воды, жестоко били.

Сейчас, разумеется, так с заключенными не обращаются. Однако условия содержания в Елецкой тюрьме остаются одними из самых суровых, что неудивительно, учитывая местный контингент. Около 80% арестантов сидят за убийства, разбой и изнасилования.

По неофициальной информации в Елецкой «крытке» нередки случаи избиений и других видов насилия по отношению к зэкам. И было несколько попыток суицида со стороны заключенных, не выдержавших издевательств.

8. Бутырская тюрьма

wghyqkzk

«Бутырка» — самая большая тюрьма в Москве и одна из старейших тюрем России. Она была основана во времена правления Екатерины II, как, кстати, и Владимирский централ. Когда-то Бутырская тюрьма была центральным пересыльным пунктом для тех, кто отправлялся в Сибирь. А в период с 1937 по 1938 годы в «Бутырке» содержалось до 20 тысяч человек, многие из которых были расстреляны.

Но известность Бутырской тюрьмы связана не столько с датой постройки и количеством заключенных, сколько с личностями тех, кому довелось в ней сидеть (а это Емельян Пугачев, Осип Мандельштам, Нестор Махно, Сергей Королев, Александр Солженицын и др) и частым упоминанием в литературе, кино и музыке.

Даже в нынешнее время заключенные содержатся в плохо проветриваемых, душных и маленьких помещениях, а заключенным приходится спать в 2, а то и 3-4 смены, в зависимости от количества зэков в камерах.

7. Вологодский пятак

lzhbse51

Заведение, когда-то известное как мужской Кирилло-Новоезерский монастырь, а потом как тюрьма для «врагов революции», ныне входит в число немногочисленных российских колоний особого режима для пожизненно осужденных — педофилов, убийц и т.д.

Ежедневно в их камерах проходит обыск, а после побудки и заправки койки заключенным нельзя в течение дня садиться или ложиться на нее.

Учитывая специфику места многие заключенных рассказывают о мистических случаях, происходящих в стенах Вологодского пятака. Например, о том, что им являлись ангелы, святые, души убитых людей и даже дух Василия Шукшина, который когда-то посещал тюрьму для съемок фильма «Калина красная».

6. Лефортовская тюрьма

5wzyghod

Самая закрытая из российских тюрем первоначально была военной тюрьмой, в которой содержались люди, осужденные за небольшие прегрешения.

Во времена «Большого террора» НКВД использовал тюрьму как допросную и пыточную. А с 1954 по 1991 годы она служила следственным изолятором КГБ СССР, где побывали многие диссиденты, например Александр Солженицын.

Сейчас же Лефортовская тюрьма превратилась в Следственный изолятор, куда не пускают журналистов, где не бывает экскурсий и нет музея, в отличие от большинства других тюрем в этом списке. Здесь подследственные ожидают суда. В Лефортовской тюрьме содержалась «экс-надежда Украины» Надежда Савченко и Светлана Давыдова, подозреваемая в государственной измене в пользу Украины.

Уникальной особенностью Лефортовской тюрьмы является отсутствие внутренней иерархии и проблем с доставкой алкоголя и наркотиков. Этого удалось достичь благодаря тому, что арестованные из разных камер не контактируют друг с другом.

Читайте также:  Как сделать так чтобы фарш не был жидким

5. Белый лебедь

f4s2lohm

Это название дано тюрьме неофициально. Самая популярная версия его происхождения связана с позой заключенных, которые передвигаются по коридорам исправительного учреждения наклонившись вперёд под углом в 90 градусов и с руками, заведенными назад.

Сидят в «Белом лебеде» люди, приговоренные к пожизненному заключению. Письма от близких им разрешено получать спустя десять лет заключения.

4. Черный беркут

В уральской глуши находится еще одна колония с птичьим названием, в которой до недавнего времени отбывали свой срок либо длительно либо пожизненно осужденные лица — маньяки, убийцы и насильники.

Из-за суровых условий содержания многие арестанты из «Черного беркута» сходили с ума спустя 10 лет тюремного заключения.

В 2018 году из-за постоянных жалоб на ужасные санитарные условия и нерентабельности содержания тюрьму закрыли, однако будущее ее еще не определено. Возможно, из пугающего «Черного беркута» сделают туристическую достопримечательность, для желающих пощекотать себе нервы. Это, пожалуй, лучший выход для жителей близлежащих поселков, ведь другой работы там попросту нет.

3. Владимирский централ

izvozccv

Тюрьма для особо опасных преступников, воспетая в песнях Михаила Круга, с давних пор отличается суровыми условиями содержания. Утверждается, что из нее не было ни одного удачного побега.

В 20-м и 21-м веке во Владимирском централе побывали такие известные заключенные как немецкий фельдмаршал Фридрих Паулюс, певица Лидия Русланова, берлинский комендант Гельмут Вейдлинг и знаменитый сталинский «волкодав» Павел Судоплатов.

Самых опасных заключенных, которым нечего терять, содержат в в спецблоке под максимально жестким контролем. По коридорам такие арестанты идут под усиленным конвоем, а открывают их камеры в присутствии кинолога с собакой и дежурного помощника начальника тюрьмы. Впрочем, такие условия — считай что тепличные, по сравнению с самой страшной тюрьмой в мире.

2. Полярная сова

Эта колония для пожизненно осужденных, расположенная в ЯНАО, открылась в далеком в 1961 году. Ее первые «постояльцы» прокладывали для страны Транссибирскую магистраль.

В 2004 году «Полярная сова» получила статус места, где будут отбывать пожизненное заключение особо опасные преступники. О том, что творится за стенами этой тюрьмы, известно мало, однако время от времени возникают громкие скандалы, связанные с ней.

Так, в 2014 году был осужден офицер ФСИН Юрий Сандрыкин, который в 2010 году занимался выбиванием признаний из заключенных, сумев получить 190 явок с повинной. Причем дела были громкими, такими как убийство журналистки Анны Политковской, первого президента Чечни Ахмата Кадырова и магаданского губернатора Валентина Цветкова.

Тех, кто отказывался брать на себя вину, подвергали моральному, физическому и даже сексуальному насилию.

1. Черный дельфин

lwnw32pg

Видео самой страшной тюрьмы России, возможно, не передает страх и отчаяние тех, кто оказался в ней навсегда. Из «Черного дельфина» не выходят на волю, это место предназначено для настоящих «отбросов общества» — людоедов, террористов, серийных убийц и т.д.

Наблюдение за заключенными ведется круглосуточно, а передвигаются они по коридорам в наручниках, под конвоем. При переходе из корпуса в корпус арестанту завязывают глаза, чтобы он не смог запомнить план тюрьмы.

Учитывая столь строгие меры безопасности неудивительно, что из «Черного дельфина» никто и никогда не бежал.

Источник

Какие негласные правила поведения действуют на зоне? Как люди приспосабливаются к установленным в местах заключения порядкам и не сходят с ума? Предлагаем вашему вниманию краткий экскурс в уклад современных российских тюрем.

Адаптация к новым условиям

Первое испытание, с которым сталкивается человек, впервые оказавшийся в колонии, – это осознание себя в новом статусе, ограничение личных свобод, прав и даже пространства. Приходится привыкать жить в стеснённых условиях, в замкнутом пространстве, в постоянном окружении людей, не всегда приветливых и дружелюбных.

Нужно научиться обходиться без привычных вещей, казавшихся на воле необходимыми, соблюдать строго установленный распорядок дня и придерживаться негласных местных правил. Последние в каждом пенитенциарном учреждении свои, и о них обязательно надо расспросить в первые же дни пребывания в камере.

Чтобы тюрьма не начала казаться адом, необходимо развить навыки самоконтроля, выработать моральную устойчивость к внешним раздражителям и философский взгляд на жизнь.

Но самое главное – найти оптимальную для себя модель существования в камере, сводящую к минимуму психоэмоциональную нагрузку.

5e82d580edbe8 avtoritetnye zeki ierarkhiya v tyurme

Тюремная иерархия

Заведённое в преступном мире деление на касты, к сожалению, не обошло ни одну современную русскую зону и тюрьму. Во всех них заключённые между собой устанавливают принадлежности к той или иной «масти». Иерархия и критерии деления в каждой колонии свои, но приведём для примера наиболее распространённые касты:

Это элита, криминальные авторитеты, воры в законе, братва. В эту категорию входят профессиональные преступники, для большинства из которых тюрьма уже давно стала «родным домом». Многие имеют связи в колонии и за её пределами. По свидетельствам очевидцев, «чёрные» не признают власть, не ходят на работы, соблюдают только обязательные требования администрации.

К этой же категории в последнее время причисляется преступная молодёжь, живущая по своим понятиям (зачастую беспредельным) и насаждающая свои правила. «Новые чёрные» не гнушаются работой на администрацию, не стесняются по-тихому заниматься бизнесом (коммерцией).

В этой категории, как правило, оказываются те, кому недолго сидеть и нет смысла втягиваться в традиционный уклад преступных группировок. Сильные телом и духом «мужики» обычно отбывают срок за нарушения закона, не отягощённые тяжёлыми последствиями: непредумышленные убийства, преступления, совершённые на бытовой почве.

Во многих русских тюрьмах к этой же категории относятся «мужики», то есть все те, кто признаёт власть государства, живёт по установленным администрацией колонии правилам, ходит на работы. В стане «чёрных» могут оказаться и разжалованные «красные» (к примеру, те, кто попался на сокрытии денег от собратьев).

В отличие от способных постоять за себя и свои права «мужиков», «чушки» смиряются с навязываемыми им обязанностями и плывут по течению. На русских зонах и тюрьмах они выполняют самую тяжёлую и грязную работу.

В эту категорию входят арестанты, которых сокамерники склоняют к мужеложеству (в частности, педофилы), а также те, кто с ними общается.

5e82d8fc68f60 ierarkhiya v tyurme

Примерный распорядок дня в колонии

Режим дня осужденного регламентируется «Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений». Стандартное для русских тюрем расписание включает следующие пункты:

На основе типового плана в каждой русской тюрьме устанавливается свой распорядок дня. В расписание включаются воспитательные, культурно-массовые, спортивные мероприятия. Подготовка участвующих в них заключённых осуществляется по индивидуальному графику.

Учёба в школе / ПТУ вместо нахождения на производстве также прописывается в персональном графике заключённых.

Сами осужденные жизнь по тюремному расписанию часто характеризуют как «день сурка».

Варианты скоротать досуг и провести срок заключения с пользой

Независимо от того, работают ли заключённые в тюрьме или нет, условия заключения предоставляют им огромный простор для саморазвития.

В свободное время можно читать (тюремные библиотеки предоставляют доступ к книгам религиозного и правового содержания), осваивать народные ремесла (изготовление чёток, брелоков, ручек ножей), заниматься спортом.

Можно провести досуг и в компании сокамерников – за просмотром телевизора, игрой в шахматы, шашки, домино, нарды, кости, морской бой.

Основная «валюта» в русских тюрьмах и зонах

Наибольшую ценность в российской колонии имеют такие товары, как сигареты и чай. Располагая большим запасом этих продуктов и щедро делясь ими с сокамерниками, можно обеспечить себе хорошее положение в камере. Кроме того, чай и сигареты всегда можно обменять на что-то необходимое.

5e82de62f0ea5 svidaniya v tyurmakh ozhidaniya

Самые счастливые моменты

По единогласному признанию заключённых, лучшими моментами тюремной жизни являются свидания с родственниками и друзьями.

Бытует мнение, что на зоне выживают сильнейшие. Возможно это так: жизнь в русской тюрьме действительно очень опасна и сурова. Чтобы выдержать все испытания, важно иметь внутренний стержень.

Но силы на преодоление трудностей заключённые черпают не только изнутри, но и снаружи – от своих родных и близких. Поддержка, любовь и человеческое участие очень важны.

✔ Печатаем цветные фотографии на фотобумаге
✔ Отправляем уведомления о доставке
✔ Оперативно отвечаем на вопросы по телефону и в чате
✔ Стоимость услуги от 150 ₽

Читайте также:  Как поа английски будет пловец

Заполните небольшую форму и загрузите фотографии. Оплатите любым удобным способом. Мы напечатаем фотографии и отправим их в учреждение ФСИН с курьером. Вы получите уведомление о доставке, а заключенный – ваши фотографии.
Узнать подробнее

Источник

Что происходит с людьми в современных российских тюрьмах. Интервью с Игорем Каляпиным

Конец октября в России ознаменован странным стечением дат. 30 октября — день памяти жертв политических репрессий, символом чего является ГУЛАГ, а 31 октября — профессиональный праздник работников СИЗО и тюрем. Получается некоторый парадокс. Несмотря на то, что политические репрессии признаны и подлежат осуждению, в современной России продолжает сохраняться система, унаследовавшая черты ГУЛАГа. Сможет ли она однажды стать исключительно исправительной системой, а не местом, где за высоким забором процветает произвол и садизм и сами тюремщики становятся преступниками? Об этом Znak.com беседует с председателем межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток», членом Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Игорем Каляпиным.

«Самое печальное, что не удалось изменить за все годы реформ, — это субкультура надзирателей»

— На ваш взгляд, в чем причина несовременности пенитенциарной системы России? Вроде бы с конца 80-х эта система стала открываться, но что-то потом пошло не так. Что именно?

— Если в начале 90-х все государственные чиновники были настроены на то, что нужно учиться жить и работать по-другому, прежде всего были настроены на восприятие каких-то западных моделей, то к «нулевым» все эти процессы остановились. Я склонен это связывать с тем, что начали расти цены на углеводороды. И уже не так стало важно, как работает экономика, как живут люди и так далее. Появились реваншистские настроения: нам Запад не нужен, нечего нас учить, у нас свой путь, мы сами с усами. Это была общая тенденция, которая коснулась всех сфер жизни в России. В том числе это коснулось и тюрьмы.

Сотрудники ФСИН — это те люди, которые должны обеспечить строгую изоляцию заключенных от внешнего мира, и не надо им там никаких правозащитников, наблюдателей, журналистов и так далее. То есть произошел возврат к старым гулаговским традициям.

— Но есть же Совет по правам человека при президенте, есть масса правозащитников, ваш комитет. Есть интернет, куда время от времени попадают кадры пыток из тюрем. Как сейчас обстоят дела?

— Из всех силовых структур тюремная система претерпела изменений больше всех. Она действительно значительно гуманизировалась. Хотя прежде всего это коснулось материально-бытового аспекта. Если сравнить условия содержания сейчас и в начале 90-х, то это совершенно разные вещи. То, что тогда было нормой, вы сейчас не найдете даже в качестве какого-то эксцесса. То есть условия содержания улучшились радикальным образом.

Что касается открытости пенитенциарной системы, то ее стало меньше. Хотя ФСИН все равно остается, если не открытой, то наиболее готовой к сотрудничеству. Нельзя сказать, что эта служба устроена так, что туда нельзя совсем зайти. Что-то удается рассказать, что-то удается решить. Те же общественные наблюдательные комиссии хоть и в изуродованном виде, но все еще существуют. Потенциал реформы во ФСИН был достаточно высокий. И та последняя команда, которая была во главе с Геннадием Корниенко, показала свою эффективность. Во главе системы поставили людей, которые ранее никакого отношения к тюрьме не имели. Но, тем не менее, все эти начинания год от года слабеют, и постепенно тюремная система снова становится закрытой.

Самое печальное, что не удалось изменить за все годы реформ, — это субкультура, которая существует среди надзирателей. Про тюремную субкультуру осужденных знают все. А про субкультуру надзирателей немногие.

Практически все сотрудники пенитенциарной системы ею поражены. На мой взгляд, с этой субкультурой практически невозможно бороться. У нас все учреждения ФСИН — это наследство советской системы. Все они находятся где-то у черта на куличках, разбросаны по лесам, удалены от очагов цивилизации. Сотрудники колоний — это зачастую представители династий, то есть эта субкультура передается из поколения в поколение в семьях тюремщиков. Это создает эффект замкнутости системы, все эти сотрудники живут в своем мирке.

У них у всех есть свои представления о том, как надо нести эту службу. Зачастую эти представления не имеют никакого отношения к закону. Переубедить их практически невозможно. Все то же самое касается других контролирующих служб. У них там свой прокурор по надзору, который зачастую живет в соседнем поселке. Он годами проверяет одни и те же учреждения, всех в тюрьме знает, он вместе с начальниками тюрьмы ходит на охоту и рыбалку. Понятно, что в такой ситуации ни о какой эффективности надзора речи идти не может. Заменить там кого-то тоже невозможно, никто же не мечтает поехать служить в лес за 200 километров от областного центра и провести там большую часть жизни. Это делает эту систему практически непригодной к реформированию.

Как пытают в российских тюрьмах

— Какие нарушения прав заключенных и арестованных чаще всего сегодня распространены?

— Осужденного могут лишить передачи или свидания. Эти нормы предусмотрены уголовно-исполнительным кодексом. Другое дело, что они зачастую применяются незаконно и произвольно. Просто потому, что какой-то осужденный что-то не так сказал гражданину начальнику.

Или вот еще. Например, человека могут поместить в штрафной изолятор. И когда у него заканчиваются максимально положенные 15 суток, ему могут дать еще аналогичный срок, а затем еще раз. Я знаю людей в колонии, которые месяцами не выходят из штрафных изоляторов. То есть, по сути, человека незаконно помещают на тюремный режим. При этом в данном изоляторе могут отключать отопление для усиления воспитательного эффекта. Представьте, если на улице зима. Как только приходит какая-то проверка, то все восстанавливают.

Если говорить про всякие изощренные издевательства, то это подвешивание на решетках. Или включают издевательскую музыку на полную громкость. Если заключенный в тридцатый раз на полной громкости слушает «Голубую луну», то понятно, что нервы уже сдают и человек бьется в истерике. Я уже не говорю про банальные избиения, которые мы видели в Ярославле, когда человека колотили по пяткам.

Еще одна практика пыток — это использование одних осужденных для расправы над другими. Могу привести пример из Оренбургской области. Там осужденный писал жалобы на то, что его и других осужденных нормально не лечат. И вот за это он, как говорится, был опущен. Сначала его били за эти жалобы, и он, не выдержав, попытался совершить побег. После чего ему придумали вот такую экзекуцию. Замначальника колонии завел его в штрафной изолятор, где так называемые «активисты» сильно избили его, а потом свершили то, что было квалифицировано как насильственные действия сексуального характера. Руководил всем этим безобразием начальник колонии в присутствии еще порядка 15 сотрудников колонии. Замначальника снимал это на камеру, чтобы потом показать эту запись другим осужденным и тем самым провести с ними «профилактическую» работу: будете себя плохо себя вести, с вами будет то же самое. Такое случается достаточно часто. И никакая прокуратура это не выявляет. И никакие жалобы, которые потом эти бедолаги пишут, не приводят к возбуждению уголовных дел, потому что там все свои.

— Надзиратели находят оправдание своей незаконной деятельности: это способ остановить особо зарвавшихся зэков. За что люди подвергаются пыткам? Возможно, это злостные нарушители тюремных правил?

— Какие там проступки бывают? Например, человека третий раз поймали с расстегнутой верхней пуговицей на построении. Может быть, он забыл или таким образом протестует, но в любом случае за это существует наказание, предусмотренное законом. Ему можно объявить выговор или поместить в ШИЗО на несколько дней. А его объявляют отрицательно настроенным и отправляют в ШИЗО на полгода. Или уже приведенный пример. Законно ли было опустить человека за то, что он писал жалобы о том, что его не лечат? Нет. Я уверен, что тюремщики в данном случае совершают более тяжкое преступление, чем осужденный, который не застегнул пуговицу.

— Каковы сегодня масштабы пыток в правоохранительных органах и, в частности, в ФСИН?

Читайте также:  Как есть мел и не глотать

— В последнее время в Сеть просачиваются видеосъемки с пытками заключенных, затем возбуждаются уголовные дела. Насколько это влияет на изменение ситуации?

— Вообще, на ваш взгляд, есть ли в обществе сочувствие тем, кто сидит в тюрьмах? Может быть, одна из причин того, что ситуация не меняется десятилетиями, это одобрение жестокости в самом обществе? Не зря недавно большинство участников опроса на странице Госдумы в соцсети выступило за возврат смертной казни. «Горбатого могила исправит» — это русская поговорка.

— Люди в России в большинстве своем достаточно жестокие и озлобленные, вы правы. Но такое отношение присутствует до тех пор, пока это не коснулось тебя или кого-то из твоих близких. Как только начинается личная история, отношение сразу меняется. Люди начинают вспоминать, что у нас следствие работает из рук вон плохо, сплошь и рядом судебные ошибки, а оправдательных приговоров нет. У нас судьбу человека зачастую определяет какой-нибудь сержант полиции, которому ты случайно под руку попался. И никакой следователь с тобой разбираться не будет и тебя не оправдает. И те, кто еще вчера ратовал за возврат смертной казни, начинают говорить, что у нас никуда не годная следственная система. Так что эмпатии в российском обществе действительно не хватает, но все меняет случай.

— Что бы вы могли сказать о рядовых сотрудниках ФСИН, это, вообще, нормальные люди или наблюдается некая профессиональная деформация?

— Профессиональная деформация в такой системе неизбежна, несмотря на отдельные случаи. И это не просто профессиональная деформация, а профессионально-бытовая. Человек, который работает в колонии, он и живет в колонии. Где колония, рядом и поселок, где живут тюремщики и их семьи. И в такой среде человек варится постоянно. 24 часа он чувствует себя надзирателем.

Есть и те, кто туда идет потому, что там можно безнаказанно проявлять свои садистские наклонности.

— Но есть примеры, когда сотрудников ФСИН самих сажают за различные преступления. Разве это не способно остановить их сослуживцев?

— Что бы вы предложили для модернизации пенитенциарной системы в России?

— В целом нужна целенаправленная материально-финансовая реформа, которая будет осуществляться 20-30 лет. Опасаюсь, что с уходом Корниенко у нас вообще всякие изменения в пенитенциарной системе исчезнут, все усилия будут направлены лишь на то, чтобы не было скандалов и никто ничего не знал. При этом у нас хорошее законодательство, но оно систематически не исполняется. Поэтому я бы предложил усилить общественный контроль за данной системой, за тем, как тюремщики следуют закону. Если бы наши замечательные Общественные наблюдательные комиссии не гнобили, не пытались бы в них заменить правозащитников на всяких замечательных ветеранов наполеоновских войн, которые приезжают в колонию попить чаек с начальником, то общественный контроль постепенно привел бы в порядок эту систему. У нас бы и прокуратура сразу стала хорошо работать. Если прокурор не выявил каких-то нарушений при проверке, а через три дня вслед за ним приехала ОНК и нашла нарушения, то ему ничего не останется, как только их признать. У нас огромная армия чиновников, которая должна вскрывать все эти нарушения, но они фактически занимаются их сокрытием. Сейчас, на мой взгляд, общественный контроль сворачивают, потому что у тюремщиков не получается договориться с общественниками. А со своим прокурором — другое дело.

— На ваш взгляд, есть что отмечать сотрудникам ФСИН 31 октября?

— Может быть, есть отдельные добросовестные сотрудники ФСИН. Но в целом нечего отмечать. Система находится в бедственном положении. ФСИН — это явно не тот институт, которым может гордиться российское государство и общество.

«Нужно запугать население, отбить у него всякую охоту к выражению своего мнения»

— 30 октября в России — это день памяти жертв политических репрессий. Насколько оправдано называть сегодняшние административные и уголовные дела против протестующих и пишущих против власти «политическими репрессиями»? Тем более президент России как-то заявил: «Сейчас же не 37-й год — что хочешь, то и говори, тем более в интернете, „черный воронок“ за тобой завтра не приедет. Чего прятаться-то?» Так ли все плохо?

— Это, безусловно, политические репрессии. Конечно, пока это далеко не тот масштаб, который был в сталинские времена. Цель у этих репрессий несколько отличается от периода «большого террора». Тогда была еще и экономическая задача: нужно было кому-то работать на великих стройках, поэтому нужна была армия рабов.

Сейчас армия рабов не нужна, но нужно запугать население, отбить у него всякую охоту к выражению своего мнения.

Есть еще одна важная черта. Эти репрессии носят абсолютно случайный характер. Если вы пошли на митинг протеста, то необязательно что-то выкрикивать или оказывать сопротивление полицейскому. Репрессии сегодня носят характер рулетки — вам просто не повезло и вот вы в автозаке и можете получить реальный срок лишения свободы. Такая случайная выборка запугивает большое количество людей.

— Помнится, в 2017 году в день открытия памятника жертвам политических репрессий — «Стены скорби» — Людмила Алексеева, обращаясь к Путину, заявила: «Хватит всяких запретов! У нас уже запрещено более чем нужно, для того чтобы можно было свободно дышать. И не нужно, чтобы для этого приходилось бежать из своей страны. Надо изменить отношение власти к гражданам. Нас нужно убеждать, а не запугивать». Алексеевой уже нет, а что с репрессиями, что изменилось за это время?

— На мой взгляд, с тех пор ситуация стала хуже. Дурных запретов стало больше. И это скорее демонстративные запреты, чем способные что-то отрегулировать. Нам, правозащитникам, не удается переломить этот тренд.

— Тогда напрашивается вывод, что Совет по правам человека — это декоративный орган, если ситуация становится только хуже. Так ли это?

— В некотором смысле это так. Но по крайней мере, СПЧ генерирует очень много разных сигналов, которые совершенно точно раздражают власть и оказывают на нее давление. Соглашусь с тем, что не все наши рекомендации выполняются. Но при этом кому-то из чиновников от СПЧ за последнее время сильно досталось, и они недовольны нашей деятельностью. Но при всех минусах этого органа есть и весомый плюс: мы время от времени имеем возможность задавать неудобные вопросы президенту. А он вынужден на эти вопросы публично отвечать. И кроме встреч с президентом, мы периодически встречаемся с руководителями ведомств в регионах, имеем возможность и там что-то говорить.

— Как оцениваете фигуру нового главы СПЧ Валерия Фадеева?

— Я его не знаю. Но то, что он заявил о приоритете неких социальных прав в ущерб политическим правам и свободам, настораживает. Если СПЧ изменит содержание своей работы, согласно данной установке, то в этом не будет ничего хорошего. Я, по крайней мере, останусь заниматься тем, чем я занимаюсь сейчас. В составе СПЧ или за его рамками как глава Комитета против пыток.

— Вообще, вам уютно работать в этой системе?

— Большинство людей, которые работают в СПЧ, это мои единомышленники. В том числе и те, кто вынужден был покинуть СПЧ, — это Федотов, Шульман и Морщакова. Они действительно занимались отстаиванием прав человека, говорили вещи неприятные многим чиновникам. Но мне с ними было уютно. Это не значит, что с их уходом СПЧ пришел конец, как пишут в некоторых СМИ. Оставшиеся члены СПЧ — достойные люди. Будем продолжать работать.

Как новый глава СПЧ Валерий Фадеев делал карьеру около Кремля

Что касается власти, то для нее, естественно, профессия правозащитника неприятна. Она вынуждена нас терпеть. Наверняка представители ФСИН предпочтут меня не видеть на заседаниях в администрации президента. Возможно, что они попытаются меня выдавить из состава СПЧ. Приятно ли президенту меня слушать? Наверняка и ему иногда неприятно. Михаилу Александровичу Федотову порой иногда приходилось даже сдерживать мой порыв. Но это не значит, что нужно отступать. Проблема нарушения прав заключенных глубоко укоренена в нашей системе, и кто-то должен серьезно ею заниматься.

Источник

Adblock
detector