Тютчев как хороши как свежи были розы

Иван Тургенев — Как хороши, как свежи были розы: Стих

Где-то, когда-то, давно-давно тому назад, я прочел одно стихотворение. Оно скоро позабылось мною… но первый стих остался у меня в памяти:
Как хороши, как свежи были розы…

Теперь зима; мороз запушил стекла окон; в темной комнате горит одна свеча. Я сижу, забившись в угол; а в голове всё звенит да звенит:
Как хороши, как свежи были розы…

И вижу я себя перед низким окном загородного русского дома. Летний вечер тихо тает и переходит в ночь, в теплом воздухе пахнет резедой и липой; а на окне, опершись на выпрямленную руку и склонив голову к плечу, сидит девушка — и безмолвно и пристально смотрит на небо, как бы выжидая появления первых звезд. Как простодушно-вдохновенны задумчивые глаза, как трогательно-невинны раскрытые, вопрошающие губы, как ровно дышит еще не вполне расцветшая, еще ничем не взволнованная грудь, как чист и нежен облик юного лица! Я не дерзаю заговорить с нею — но как она мне дорога, как бьется мое сердце!

Как хороши, как свежи были розы…
А в комнате всё темней да темней… Нагоревшая свеча трещит, беглые тени колеблются на низком потолке, мороз скрыпит и злится за стеною — и чудится скучный, старческий шёпот…

Как хороши, как свежи были розы…
Встают передо мною другие образы… Слышится веселый шум семейной деревенской жизни. Две русые головки, прислонясь друг к дружке, бойко смотрят на меня своими светлыми глазками, алые щеки трепещут сдержанным смехом, руки ласково сплелись, вперебивку звучат молодые, добрые голоса; а немного подальше, в глубине уютной комнаты, другие, тоже молодые руки бегают, путаясь пальцами, по клавишам старенького пианино — и ланнеровский вальс не может заглушить воркотню патриархального самовара…

Как хороши, как свежи были розы…
Свеча меркнет и гаснет… Кто это кашляет там так хрипло и глухо? Свернувшись в калачик, жмется и вздрагивает у ног моих старый пес, мой единственный товарищ… Мне холодно… Я зябну… И все они умерли… умерли…

Как хороши, как свежи были розы…

Анализ стихотворения в прозе «Как хороши, как свежи были розы» Тургенева

Тема старости и бесплодных сожалений – основная в произведении Ивана Сергеевича Тургенева «Как хороши, как свежи были розы».

Стихотворение написано в 1879 году. Его автор, переступая порог старости, оглядывается на свою жизнь, вспоминает горькие уроки и минуты радости. Житель двух столиц – французской и русской, И. Тургенев доживал свой век в Европе, рядом с самым близким для него семейством Виардо. По жанру – драматическое стихотворение в прозе, элегия. Лирический герой – единственное действующее лицо, проходящее через весь цикл. Название миниатюре дала строчка из стихотворения Ивана Мятлева. Странно, что писатель утверждает, что запамятовал и сам стих, и его автора. Ведь его сочинил его когда-то друг, столь же преданный почитатель таланта певицы Полины Виардо. Поздняя ревнивая нотка или желание подчинить факты своему трагическому мироощущению, исключающему фамилии и даты, говорили в писателе. Многоточия превалируют в этом стихотворении. Зачин почти сказочный: где-то, когда-то, давно-давно тому назад. Горит свеча, а в голове старика «все звенит да звенит»: как хороши, как свежи были розы… наконец, начинается долгожданная череда воспоминаний: загородный русский дом, поздний летний вечер, полный пьянящих ароматов, и девушка в проеме окна. Ее словесный портрет подчеркнуто сентиментальный, а не романтический или, тем более, страстный. Авторские эпитеты: простодушно-вдохновенны, трогательно-невинны. Чистота и юность этого образа сохранились в памяти лирического героя. Несколько восклицаний: как бьется мое сердце! Кто она? Первая любовь? Незнакомка? Неизвестно.

Опять рефрен строки И. Мятлева. В 4 абзаце повтор «темней да темней». Свеча как образ горения жизни коптит, трещит. Мороз тоже недоволен, и бубнит себе под нос одинокий старик все ту же затверженную строчку про розы… Звучит мощный ностальгический мотив. В скудном описании сразу узнаются русские картины. «Две русые головки» смотрят на героя из пучины времени. Может, это он и его брат Николай (они и взрослые остались дружны), или же здесь возникает тень умершего в 15 лет брата Сергея. Уменьшительные суффиксы слов подчеркивают нежность автора: головки, дружке, глазки. Затем временной скачок – и вот уже «молодые руки, путаясь пальцами»: играет, кажется, девушка, и, кажется, вальс И. Ланнера. Тот самый, что был популярен так много лет назад. Эпитет «патриархальный самовар» усиливает тему тоски по семейному уюту. «Свеча меркнет»: параллель с закатом жизни. «И гаснет»: образ, говорящий о смерти. «Кто это кашляет там так?»: кто этот старик в зеркале? У ног героя зябнет старый пес, верный охотник. «Я зябну…»: все как будто происходит прямо сейчас, читатель видит эту далекую картину. «Все они умерли… умерли…»: он и сам почти в забытьи. Когда его не станет – исчезнет всякая память об этих людях на земле. В конце все тот же почти жалобный, заунывный рефрен из старого стиха забытого приятеля.

И. Тургенев долго воспринимал свои стихотворения в прозе как наброски. Не собирался он их и печатать. После публикации миниатюры получили высокую оценку как коллег по перу, так и читающей публики.

Источник

«Как хороши, как свежи были розы…» — роковая на них печать.

«Как хороши, как свежи были розы…» — написал в 1834 году поэт Иван Петрович Мятлев, не ожидая, что эта строчка станет одним из роковых символов русской поэзии, объединив несколько поколений русских писателей, тосковавших о былом и невозвратимом.

Читайте также:  Медолен урбеч как есть

По сюжету, герой стихотворения Мятлева дарит «заветные» розы «деве рая», однако финал горек: «В погосте белый камень, на камне — роз моих завянувший венок». Впрочем, всё стихотворение построено по принципу антитезы, как внешней, так и внутренней:

Рассказывая о красоте роз, поэт И. Мятлев почти не описывает их внешнюю привлекательность. Особая красота роз представлена их воздействующей силой: «Как взор прельщали мой!», в них расцветала радость, любовь дышала в них. (Табакова З. П., Художественный концепт «Как хороши, как свежи были розы» (философия жизни и гармония языка) // Вестник Челябинского государственного университета. — Филологические науки. — Выпуск 120. — №3 (437). — 2020).

Вместе с тем отношение героя к цветам носит действенный характер: «я молил», «я берег», «я лелеял». Но, «изменив» цветам и сорвав их в угоду «деве рая», навлек тем самым беду:

Как хороши, как свежи были розы
В моем саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой!

Как я берег, как я лелеял младость
Моих цветов заветных, дорогих;
Казалось мне, в них расцветала радость,
Казалось мне, любовь дышала в них.

Но в мире мне явилась дева рая,
Прелестная, как ангел красоты,
Венка из роз искала молодая,
И я сорвал заветные цветы.

И мне в венке цветы еще казались
На радостном челе красивее, свежей,
Как хорошо, как мило соплетались
С душистою волной каштановых кудрей!

И заодно они цвели с девицей!
Среди подруг, средь плясок и пиров,
В венке из роз она была царицей,
Вокруг ее вились и радость и любовь.

В ее очах — веселье, жизни пламень;
Ей счастье долгое сулил, казалось, рок.
И где ж она. В погосте белый камень,
На камне — роз моих завянувший венок.

Упоминание о «роке» не случайно. В русской ментальности рок и судьба занимают мировоззренческое место: человек, не воплотивший в жизнь свои мечты, ссылается на судьбу: значит не судьба, не суждено было. Считается, что они влияют на жизнь человека без остатка, и человеку остается только вверяться судьбе, умолять ее и верить в счастье, но эта вера может оказаться ненадежной и, как любой призрак («казалось»), может исчезнуть в любой момент.

Именно поэтому в стихотворении И. Мятлева описание возвышенных чувств внезапно прерывается вопросом: «И где ж она. ». Вопрос выполняет роль перехода к сообщению о свершившейся трагедии: «В погосте белый камень, на камне — роз моих завянувший венок». (Там же).

Стихотворение Мятлева стало романсом, зазвучало с городских сцен, а известная строчка в различных модификациях появилась в произведениях И.С. Тургенева, Игоря Северянина и других авторов. Кстати, ударение в слове «свежи» (безотносительно к ткани стихотворения) можно ставить куда угодно: «свежИ» и «свЕжи» — одинаково верные варианты. Розам от этого ни жарко ни холодно, вопреки опасениям Мятлева: «Как я молил весенние морозы не трогать их холодною рукой!».

Наполненное бесконечной тоской стихотворение в прозе «Как хороши, как свежи были розы. » Иван Сергеевич Тургенев написал в 1879 году.

Лирический герой вспоминает образы былого счастья, ушедшего безвозвратно, а его жизнь тем временем «меркнет и гаснет», подобно свече. Все, что у него осталось, — это старый пес и звенящие в голове строки «Как хороши, как свежи были розы…»:

Свеча меркнет и гаснет. Кто это кашляет там так хрипло и глухо? Свернувшись в калачик, жмется и вздрагивает у ног моих старый пес, мой единственный товарищ. Мне холодно. Я зябну. и все они умерли. умерли. Как хороши, как свежи были розы.

Мысли путаются, путаются реальность и воспоминания, прошлое становится желаннее и ближе смутного настоящего, а о будущем не может быть и речи. Герой словно подводит итоги всей жизни, и итоги эти неутешительны: легкие «весенние морозы» сменяются в душе глухой черной зимой, освещаемой лишь одной свечой. Нарушает надвигающееся вечное безмолвие лишь навязчивый, почти заупокойный, рефрен «Как хороши, как свежи были розы. »:

Теперь зима; мороз запушил стекла окон; в темной комнате горит одна свеча. Я сижу, забившись в угол; а в голове все звенит да звенит: Как хороши, как свежи были розы.

Заглянуть в бездну рока пришлось и Игорю Северянину. В 1925 году он написал стихотворение «Классические розы», финальные строки которого много лет спустя будут высечены на его могиле, на кладбище в Таллине.

«Короля поэтов», похоронившего себя при жизни, можно было понять. Прошло всего несколько лет, а Серебряный век уже стал легендарным прошлым, неузнаваемо изменились страна и люди, оставленные поэтом — кажется, что их и вовсе уже нет, как нет ни той «любви», ни той «славы», ни «весны». «Как свежи ныне розы» — самые дорогие теперь воспоминания, переходящие в ностальгию по Родине, молодости, творчеству и славе:

В те времена, когда роились грезы
В сердцах людей, прозрачны и ясны,
Как хороши, как свежи были розы
Моей любви, и славы, и весны!

Прошли лета, и всюду льются слезы.
Нет ни страны, ни тех, кто жил в стране.
Как хороши, как свежи ныне розы
Воспоминаний о минувшем дне!

Но дни идут — уже стихают грозы.
Вернуться в дом Россия ищет троп.
Как хороши, как свежи будут розы,
Моей страной мне брошенные в гроб!

С боевого задания старший лейтенант Бутурлинцев не вернулся. Его машина загорелась от прямого попадания зенитного снаряда в бензобак. Она падала, оставляя в стылом небе дымный след, и была чем-то похожа на большую траурную розу. (Геннадий Семенихин «Как хороши, как свежи были розы. », 1970)

Но прошлое — прошло, как и зима пройдет, и значит — надо жить. Как сказал еще один поэт с трагической судьбой, «коль нет цветов среди зимы, так и грустить о них не надо»:

Безродный отвел от книги сухие от горя светло-серые глаза и еще раз повторил:

— «Как хороши, как свежи были розы. »

Читайте также:  Как сделать чтоб фарш не был жидким

А где-то далеко на железнодорожной станции Мятлево пылали фашистские эшелоны с боеприпасами и ухали взрывы.

Кончался суровый сорок первый.

Враг отходил от Москвы. Наши войска развивали наступление. (Там же).

Источник

«Как хороши, как свежи были розы…»

«Как хороши, как свежи были розы…»

Где-то, когда-то, давно-давно тому назад, я прочел одно стихотворение. Оно скоро позабылось мною… но первый стих остался у меня в памяти:

Как хороши, как свежи были розы…

Теперь зима; мороз запушил стекла окон; в темной комнате горит одна свеча. Я сижу, забившись в угол; а в голове всё звенит да звенит:

Как хороши, как свежи были розы…

И вижу я себя перед низким окном загородного русского дома. Летний вечер тихо тает и переходит в ночь, в теплом воздухе пахнет резедой и липой; а на окне, опершись на выпрямленную руку и склонив голову к плечу, сидит девушка — и безмолвно и пристально смотрит на небо, как бы выжидая появления первых звезд. Как простодушно-вдохновенны задумчивые глаза, как трогательно-невинны раскрытые, вопрошающие губы, как ровно дышит еще не вполне расцветшая, еще ничем не взволнованная грудь, как чист и нежен облик юного лица! Я не дерзаю заговорить с нею — но как она мне дорога, как бьется мое сердце!

Как хороши, как свежи были розы…

А в комнате всё темней да темней… Нагоревшая свеча трещит, беглые тени колеблются на низком потолке, мороз скрыпит и злится за стеною — и чудится скучный, старческий шёпот…

Как хороши, как свежи были розы…

Встают передо мною другие образы… Слышится веселый шум семейной деревенской жизни. Две русые головки, прислонясь друг к дружке, бойко смотрят на меня своими светлыми глазками, алые щеки трепещут сдержанным смехом, руки ласково сплелись, вперебивку звучат молодые, добрые голоса; а немного подальше, в глубине уютной комнаты, другие, тоже молодые руки бегают, путаясь пальцами, по клавишам старенького пианино — и ланнеровский вальс * не может заглушить воркотню патриархального самовара…

Как хороши, как свежи были розы…

Свеча меркнет и гаснет… Кто это кашляет там так хрипло и глухо? Свернувшись в калачик, жмется и вздрагивает у ног моих старый пес, мой единственный товарищ… Мне холодно… Я зябну… И все они умерли… умерли…

Как хороши, как свежи были розы…

Примечания

Как свидетельствует черновой автограф, Тургенев первоначально хотел дать другую концовку стихотворению. Оборвав наполовину заключительную цитату «Как хороши, как свежи…», Тургенев стал писать дальше: «Нет, не стану думать о розах», но, не закончив фразу, зачеркнул ее и дописал цитату: «были розы», очевидно, не желая нарушать общий меланхолический тон стихотворения.

Стихотворение, первая строка которого дала заглавие данному произведению и повторяется затем несколько раз в его тексте в качестве лейтмотива, принадлежит И. П. Мятлеву и было впервые напечатано в 1835 г. под заглавием «Розы». Начальная строфа его читается так:

Как хороши, как свежи были розы
В моем саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой.

Первый раз на это стихотворение, начальная строка которого долгие годы звучала в памяти Тургенева, указал А. Ф. Кони в заметке «Певица Полина Виардо Гарсия» (Рус Ст, 1884, май, с. 403). Впоследствии Н. А. Янчук в «Литературных заметках» (Известия ОРЯС, 1907, кн. 4, с. 251–255), процитировав полностью это стихотворение по рукописному альбому 1840-х годов, напомнил о том, что строка, популяризированная Тургеневым, стала крылатой фразой и заглавием для вдохновленных им произведений скульптуры и музыки. Так озаглавлена, например, скульптура В. А. Беклемишева (Третьяковская галерея в Москве), изображающая молодую женщину с розой на коленях. На ту же тургеневскую тему с варьирующимся лейтмотивом («Как хороши тогда, Как свежи были розы», «Как хороши теперь, Как свежи эти розы» и т. п.) в 1886 г. написал стихотворение К. Р. («Новые стихотворения К. Р.». 2-е изд. СПб., 1900, с. 11–12). Популярность этой фразы-цитаты в словесном обиходе подтверждает В. В. Маяковский («Писатели мы») (см.: Ашукин Н. С., Ашукина М. Г. Крылатые слова. М., 1955, с. 250–251).

Ланнеровский вальс. — Вальсы И. Ф. К. Ланнера (1780–1843), дирижера, скрипача и композитора, были по манере близки к вальсам Штрауса-старшего и завоевали популярность благодаря мелодичной выразительности и изяществу. В повести «Ася» Тургенев упоминает звуки старинного ланнеровского вальса: «…я почувствовал, что все струны сердца моего задрожали в ответ на те заискивающие напевы» (наст изд., т. 5, с. 156). Вальс Ланнера упомянут также в поэме А. Григорьева «Видения» (1846):

Ланнера живой
Мотив несется издали, то тих,
Как шепот страсти, то безумья полн
И ропота, как шумный говор волн…

Источник

Как хороши, как свежи были розы (Тургенев)

Где-то, когда-то, давно-давно тому назад, я прочел одно стихотворение. Оно скоро позабылось мною… но первый стих остался у меня в памяти:

Теперь зима; мороз запушил стекла окон; в темной комнате горит одна свеча. Я сижу, забившись в угол; а в голове всё звенит да звенит:

Как хороши, как свежи были розы…

И вижу я себя перед низким окном загородного русского дома. Летний вечер тихо тает и переходит в ночь, в теплом воздухе пахнет резедой и липой; а на окне, опершись на выпрямленную руку и склонив голову к плечу, сидит девушка — и безмолвно и пристально смотрит на небо, как бы выжидая появления первых звезд. Как простодушно-вдохновенны задумчивые глаза, как трогательно-невинны раскрытые, вопрошающие губы, как ровно дышит еще не вполне расцветшая, еще ничем не взволнованная грудь, как чист и нежен облик юного лица! Я не дерзаю заговорить с нею — но как она мне дорога, как бьется мое сердце!

Как хороши, как свежи были розы…

А в комнате всё темней да темней… Нагоревшая свеча трещит, беглые тени колеблются на низком потолке, мороз скрыпит и злится за стеною — и чудится скучный, старческий шёпот…

Как хороши, как свежи были розы…

Читайте также:  По китайски синяя птица как будет по китайски алиса

Встают передо мною другие образы… Слышится веселый шум семейной деревенской жизни. Две русые головки, прислонясь друг к дружке, бойко смотрят на меня своими светлыми глазками, алые щеки трепещут сдержанным смехом, руки ласково сплелись, вперебивку звучат молодые, добрые голоса; а немного подальше, в глубине уютной комнаты, другие, тоже молодые руки бегают, путаясь пальцами, по клавишам старенького пианино — и ланнеровский вальс не может заглушить воркотню патриархального самовара…

Как хороши, как свежи были розы…

Свеча меркнет и гаснет… Кто это кашляет там так хрипло и глухо? Свернувшись в калачик, жмется и вздрагивает у ног моих старый пес, мой единственный товарищ… Мне холодно… Я зябну… И все они умерли… умерли…

Как хороши, как свежи были розы…

Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.

Общественное достояние Общественное достояние false false

Источник

Как хороши, как свежи были розы

«Как хороши, как свежи были розы» – фраза, впервые появившаяся в стихотворении Мятлева «Розы» и вдохновившая других поэтов на написание «розовых» стихотворений:

Мятлев. Стихотворение «Розы»

Стихотворение «Розы» И.П. Мятлев (1796-1844) написал в 1834 г. Впервые напечатано в 1835 г. без указания автора.

Как хороши, как свежи были розы
В моём саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой!

Как я берёг, как я лелеял младость
Моих цветов заветных, дорогих;
Казалось мне, в них расцветала радость,
Казалось мне, любовь дышала в них.

Но в мире мне явилась дева рая,
Прелестная, как ангел красоты,
Венка из роз искала молодая,
И я сорвал заветные цветы.

И мне в венке цветы ещё казались
На радостном челе красивее, свежей,
Как хорошо, как мило соплетались
С душистою волной каштановых кудрей!

И заодно они цвели с девицей!
Среди подруг, средь плясок и пиров,
В венке из роз она была царицей,
Вокруг её вились и радость и любовь.

«Розы» – Сергей Чекалин (Муз. С. Чекалина) ►

Тургенев. «Как хороши, как свежи были розы»

Стихотворение в прозе «Как хороши, как свежи были розы» написано Иваном Тургеневым в сентябре 1879 г.

Где-то, когда-то, давно-давно тому назад, я прочёл одно стихотворение. Оно скоро позабылось мною. но первый стих остался у меня в памяти: Как хороши, как свежи были розы.

Теперь зима; мороз запушил стёкла окон; в тёмной комнате горит одна свеча. Я сижу, забившись в угол; а в голове всё звенит да звенит: Как хороши, как свежи были розы.

И вижу я себя перед низким окном загородного русского дома. Летний вечер тихо тает и переходит в ночь, в тёплом воздухе пахнет резедой и липой; а на окне, опершись на выпрямленную руку и склонив голову к плечу, сидит девушка – и безмолвно и пристально смотрит на небо, как бы выжидая появления первых звёзд. Как простодушно-вдохновенны задумчивые глаза, как трогательно-невинны раскрытые, вопрошающие губы, как ровно дышит ещё не вполне расцветшая, ещё ничем не взволнованная грудь, как чист и нежен облик юного лица! Я не дерзаю заговорить с нею,– но как она мне дорога, как бьётся моё сердце! Как хороши, как свежи были розы.

А в комнате всё темней да темней. Нагоревшая свеча трещит, беглые тени колеблются на низком потолке, мороз скрипит и злится за стеною – и чудится скучный, старческий шёпот. Как хороши, как свежи были розы.

Встают передо мною другие образы. Слышится весёлый шум семейной деревенской жизни. Две русые головки, прислонясь друг к дружке, бойко смотрят на меня своими светлыми глазками, алые щёки трепещут сдержанным смехом, руки ласково сплелись, вперебивку звучат молодые, добрые голоса; а немного подальше, в глубине уютной комнаты, другие, тоже молодые руки бегают, путаясь пальцами, по клавишам старенького пианино – и ланнеровский вальс не может заглушить воркотню патриархального самовара. Как хороши, как свежи были розы.

Свеча меркнет и гаснет. Кто это кашляет там так хрипло и глухо? Свернувшись в калачик, жмётся и вздрагивает у ног моих старый пёс, мой единственный товарищ. Мне холодно. Я зябну. и все они умерли. умерли. Как хороши, как свежи были розы.

Романов. «Розы» («Во дни надежды молодой»)

Стихотворение «Розы» написано Константином Романовым 9 декабря 1886 г. в Мраморном дворце.

Во дни надежды молодой,
Во дни безоблачной лазури
Нам незнакомы были бури, –
Беспечны были мы с тобой.
Для нас цветы благоухали,
Луна сияла только нам,
Лишь мне с тобою по ночам
Пел соловей свои печали.
– В те беззаботные года
Не знали мы житейской прозы:

Как хороши тогда,
Как свежи были розы!

То время минуло давно.
– Изведав беды и печали,
Мы много скорби повстречали;
Но унывать, мой друг, грешно:
Взгляни, как Божий мир прекрасен;
Небесный свод глубок и чист,
Наш сад так зелен и душист,
И тёплый день, и тих, и ясен,
Пахнул в растворенную дверь;
В цветах росы сияют слёзы.

Как хороши теперь,
Как свежи эти розы!

За всё, что выстрадали мы,
Поверь, воздается нам сторицей.
Дни пронесутся вереницей,
И после сумрачной зимы
Опять в расцветшие долины
Слетит счастливая весна;
Засветит кроткая луна;
Польётся рокот соловьиный,
И отдохнём мы от труда,
Вернутся радости и грёзы:

Как хороши тогда,
Как свежи будут розы!

Игорь Северянин. «Классические розы»

Стихотворение «Классические розы» Северянин (Игорь Васильевич Лотарёв) (1887-1941) написал в Тойле, в Эстонии, в 1925 г. Эпиграфом он выбрал первую строфу стихотворения «Розы» Мятлева.

«Классические розы» – Иосиф Кобзон (Муз. О. Иванова) ►

Игорь Северянин похоронен на Таллинском кладбище. На могильном камне высечено:

Источник

Adblock
detector