У каждого есть в душе свои skeletons как говорят англичане

Тест с ответами по роману Анна Каренина

pusto dlin

pusto dlin

pusto dlin

menu test Правильные ответы к тесту выделены, приведены после ответов или в конце теста.

1. Кто написал роман «Анна Каренина»?

Б. Федор Достоевский

2. Девичья фамилия Анны:

3. Как звали сына Анны?

4. Брата Анны звали:

В. Константин Левин

5. Алесей Каренин — это:

6. Жену Стивы Облонского звали:

7. Кому пренадлежат слова «У каждого есть в душе свои skeletons, как говорят англичане»?

8. Питомцем Вронского по кличке Фру-фру был(а):

9. Левина утешало занятие:

10. О ком эти слова: «Это не мужчина, не человек, это кукла!»:

11. Семейная жизнь асоциировалась у Левина с:

12. Художник Михайлов нарисовал портрет:

13. На скачках лошадь Вронского:

В. Покалечила Вронского

14. Каренина родила от Вронского:

В. Она сделала аборт

15. Почему Анна не спешила разводиться с Карениным?

Б. Не хотела разлучаться с сыном

В. Не хотела выходить замуж за Вронского

16. Каренина тайно встречается с сыном:

А. В дань его рождения+

17. Анна все чаще обвиняет Вронского:

18. Вронский и Каренина путешествуют:

19. Почему Каренин не давал Анне развод?

А. Любил ее и надеялся вернуть

В. Он попал под влияние княгини Мягкой+

20. Навестить Анну решает:

21. Вронский занимается земской деятельностью, чтобы:

А. Заработать много денег

Б. Не потерять независимость+

В. Избавиться от семейных обязанностей

22. Каренина относится к работе любовника:

23.После очередной ссоры Вронский

А. Бросает Каренину

Б. Едет проведать мать+

В. Уезжает на военную службу

24. Чтобы добиться раскаяния Вронского, Каренина:

А. Шлет ему письмо с извинениямм

Б. Едет к его маме, чтобы встретиться с ним

В. Едет на вокзал, встретить его+

25. На вокзале она вспоминает

А. Мужчину, которого задавил поезд+

Б. Счастливое время, проведенное с Вронским

В. Свою старую семью

26. После смерти Анны Вронский:

А. Заканчивает жизнь самоубийством

Б. Уезжает на войну+

В. Впадает в депрессию

А. Попадает в детдом

Б. Ее забирает Каренин+

В. Ее воспитвает бабушка

28. В экранизации 2012, Анну каренину сыграла известная актриса:

29. Сколько существует экранизаций романа?

30. Джо Райт срежиссировал фильм «Анна Каренина» в:

Источник

Викторина по роману Льва Толстого «Анна Каренина» (50 вопросов)

anna karenina 1

1. С какой сцены начинается роман? (Князь Степан Аркадьевич Облонский просыпается в своем кабинете на диване и вспоминает о ссоре с женой)

2. Как звучит девичья фамилия Анны Карениной? (Облонская, она сестра Степана Аркадьевича Облонского)

3. О ком думал Степан Аркадьевич Облонский: «Вечно озабоченная, хлопотливая, и недалекая» (о своей жене Долли)

4. Как звали отца Алексея Вронского? (Кирилл Иванович Вронский)

5. Для Левина все женщины делятся на два сорта. Какие? («Один сорт – это все девушки в мире, кроме Китти, и эти имеют все человеческие слабости, и девушки очень обыкновенные; другой сорт – она одна, не имеющая никаких слабостей и превыше всего человеческого)

anna karenina 2

6. Между двух женихов Китти ее мать предпочитала одного, а отец другого. Кто кого предпочитал? (Мать – Вронского, отец — Левина)

7. Почему мать Китти хотела видеть мужем дочери именно Вронского? («Очень богат, умен, знатен, на пути блестящей военно-придворной карьеры и обворожительный человек. Нельзя было ничего лучшего желать»)

8. О ком это: «Его не только любили все знавшие его за его добрый, веселый нрав и несомненную честность, но в нем, в его красивой, светлой наружности, блестящих глазах, черных бровях, волосах, белизне и румянце лица, было что-то, физически действовавшее дружелюбно и весело на людей, встречавшихся с ним». (О Степане Облонском)

9. Какой Китти чувствовала себя рядом с Левиным и какой рядом с Вронским? (С Левиным – простою и ясною, а к воспоминаниям о Вронском, напротив, примешивалось что-то неловкое, как будто фальшь какая-то была в ней самой рядом с ним)

10. Какое будущее виделось Китти рядом с Вронским, а какое рядом с Левиным? (С Вронским – блестяще-счастливым, с Левиным — туманным)

11. Что ответила Китти на предложение Левина? («Этого не может быть… простите меня…»)

anna karenina 6

12. Что сказал Левин после такого отказа Китти? («Это не могло быть иначе»)

13. Кто это? «Невысокий, плотно сложенный брюнет, с добродушно-красивым, чрезвычайно спокойным и твердым лицом. В его лице и фигуре, от коротко обстриженных черных волос и свежевыбритого подбородка до широкого с иголочки нового мундира, все было просто и вместе изящно» (Алексей Вронский)

14. Какой несчастный случай произошел на железнодорожной станции во время первого знакомства Вронского и Карениной? (Сторожа задавило поездом)

15. Анна Каренина спросила, нельзя ли как-то помочь вдове погибшего сторожа. Как в этой ситуации поступил Вронский? (Он передал вдове погибшего 200 рублей)

16. Как восприняла Анна Каренина это событие? (Она решила, что это «дурное предзнаменование»)

17. Перед тем судьбоносным балом, на котором Вронский и Каренина влюбились друг в друга, Кити говорила Анне, что она представляет ее в платье определенного цвета. Какой это был цвет, и какое платье все-таки одела Анна на бал? (Китти воображала ее в лиловом, но Анна одела черное)

18. Долли сказала Анне Карениной: «Какая ты счастливая! У тебя все в душе ясно и хорошо». Что ей ответила Анна на эти слова? («У каждого есть в душе свои skeletons, как говорят англичане»)

anna karenina 5

19. В связи с чем Анна так сказала, и в чем она призналась Долли после этих слов? (Анна призналась в том, что Вронский заинтересовался Анной, и это было взаимно)

20. Как звали сына Анны Карениной? (Сережа)

21. Что бы ответил Константин Левин, если б у него спросили, любит ли он народ? (Он любил и не любил народ так же, как и вообще людей. Он считал самого себя частью народа и не мог противопоставлять себя народу)

22. Как звали лошадь Вронского? (Фру-Фру)

23. Что случилось с Фру-Фру на скачках? (Вронский неловким движением сломал ей спину во время скачек)

24. О чем эти слова? «Радости эти были так мелки, что они незаметны были, как золото в песке, и в дурные минуты она видела одни горести, один песок; но были и хорошие минуты, когда она видела одни радости, одно золото» (о радости, которую приносили дети своей матери, Дарьи Облонской)

25. Сколько было детей у Дарьи Александровны и Степана Аркадьевича Облонских? Вспомните некоторые из их имен. (Шестеро. Таня, Алеша, Лили, Гриша, Николенька)

26. Из-за чего в семье Облонских случился разлад? (Князь Облонский был уличен своей женою в измене с гувернанткой)

27. О ком идет речь и что значат эти слова? «Он испытывал чувство человека, выдернувшего долго болевший зуб, когда после страшной боли и ощущения чего-то огромного, больше самой головы, вытягиваемого из челюсти, больной вдруг, не веря еще своему счастию, чувствует, что не существует более того, что так долго отравляло его жизнь, приковывало к себе все внимание, и что он опять может жить, думать и интересоваться не одним своим зубом». (Об Алексее Александровиче Каренине. Эти слова значат, что после того как его жена Анна призналась ему в том, что любит Вронского, он почувствовал освобождение от сомнений, ревности, и душевной боли).

28. Кому княгиня Бетси Тверская адресовала следующие слова: «На одну и ту же вещь можно смотреть трагически и сделать из нее мученье, и смотреть просто и даже весело. Может быть, вы склонны смотреть на вещи слишком трагически» (Анне Карениной)

29. О ком это? Имеет некий свод правил, которых всегда придерживается, ненавидит беспорядок, честолюбив. (Алексей Вронский)

30. Какое занятие служило утешением Левину во всех горестях? (Охота)

31. Кто старался видеть в людях только самые лучшие качества? (Константин Лёвин)

32. Как сложилась военная карьера Вронского? Какие чины он занимал и как закончилась его карьера? (Он был ротмистром, затем полковником, затем отказавшись от лесного назначения в Ташкент, вышел в отставку).

anna karenina 1

33. Как-то зимой Вронский был приставлен к приехавшему в Петербург иностранному принцу и должен был показывать ему достопримечательности Петербурга. Это был очень глупый, и очень самоуверенный человек. К равными себе и тем кто стоял выше, он обращался ровно, а вот с низшими он был презрительно добродушен, в том числе к Вронскому. Какие эмоции вызывал во Вронском этот принц, кого видел в принце Вронский? (Принц был неприятен Вронскому. Он невольно видел в нем себя самого. И то, что он видел в этом зеркале, не льстило его самолюбию. «Глупая говядина! Неужели я такой?» – думал Вронский).

34. О ком идет речь? «Он смотрел на нее, как смотрит человек на сорванный им и завядший цветок, в котором он с трудом узнает красоту, за которую он сорвал и погубил его». (О Вронском и Анне)

35. Кто и ком так сказал? «Это прекрасно выкормленное животное, какие на выставках получают первые медали». (Вронский об иностранном принце, к которому был приставлен и в котором видел себя как в зеркале)

36. Кто и ком так сказал? «Это не мужчина, не человек, это кукла!» (Анна о муже)

37. Какой сон приснился Вронскому перед встречей с Анной? И что ему ответила Анна когда он рассказал ей про этот сон? («Мужик-обкладчик, кажется, маленький, грязный, со взъерошенной бородкой, что-то делал нагнувшись и вдруг заговорил по-французски какие-то странные слова». Анне приснился такой же сон)

Читайте также:  Как сделать чтобы не было error в гаррис мод

38. Кому принадлежат эти слова: «весь этот мир наш – это маленькая плесень, которая наросла на крошечной планете. А мы думаем, что у нас может быть что-нибудь великое, – мысли, дела! Все это песчинки» (Константину Левину)

39. Кому Левин дал обещание всегда думать хорошо про всех людей и всегда всех любить? (Китти)

40. Чего не хватало Левину в деревне? (Музыки)

41. Каким образом произошло признание в любви между Левиным и Китти, после чего они поженились? (Они писали друг другу сообщения мелом на столе в виде букв)

42. Какое это слово? — спросил Левин, указывая на букву «н». Что ему ответила Кити? (Никогда)

43. Кому Степан Аркадьевич сказал: «Мне кажется, ты поддаешься мрачности. Надо встряхнуться, надо прямо взглянуть на жизнь». (Анне Карениной)

anna karenina 7

44. О ком Анна сказала следующие слова: «Я слыхала, что женщины любят людей даже за их пороки, – вдруг начала Анна, – но я ненавижу его за его добродетели» (о своем муже Каренине).

45. Чьи это слова: «Я чувствую, что лечу головой вниз в какую-то пропасть, но я не должна спасаться. И не могу» (Анны Карениной)

46. Что имела ввиду Анна Каренина, говоря: «роковое несчастье, ужасная ошибка» (она имела ввиду свой брак с Карениным)

47. Кому из героев романа «семейная жизнь представлялась лодочкой: на скольжение по воде смотреть приятно, но править очень трудно»? (Левину)

48. Любимое выражение Степана Аркадьевича Облонского. Он говорил это, когда хотел кого-то успокоить, мол, все будет хорошо. («Образуется!»)

49. Как была фамилия художника, который нарисовал портрет Анны Карениной? (Михайлов)

50. О ком это? «Он чувствовал, что люди уничтожат его, как собаки задушат истерзанную, визжащую от боли собаку. Он знал, что единственное спасение от людей – скрыть от них свои раны» (Об Алексее Александровиче Каренине)

Источник

Анна Каренина (Толстой)/Часть I/Глава XXVIII

После бала, рано утром, Анна Аркадьевна послала мужу телеграмму о своем выезде из Москвы в тот же день.

— Нет, мне надо, надо ехать, — объясняла она невестке перемену своего намерения таким тоном, как будто она вспомнила столько дел, что не перечтешь, — нет, уж лучше нынче!

Степан Аркадьич не обедал дома, но обещал приехать проводить сестру в семь часов.

Кити тоже не приехала, прислав записку, что у нее голова болит. Долли с Анной обедали одни с детьми и англичанкой. Потому ли, что дети непостоянны или очень чутки и почувствовали, что Анна в этот день совсем не такая, как в тот, когда они так полюбили ее, что она уже не занята ими, — но только они вдруг прекратили свою игру с тетей и любовь к ней, и их совершенно не занимало то, что она уезжает. Анна все утро была занята приготовлениями к отъезду. Она писала записки к московским знакомым, записывала свои счеты и укладывалась. Вообще Долли казалось, что она не в спокойном духе, а в том духе заботы, который Долли хорошо знала за собой и который находит не без причины и большею частью прикрывает недовольство собою. После обеда Анна пошла одеваться в свою комнату, и Долли пошла за ней.

— Какая ты нынче странная! — сказала ей Долли.

— Я? ты находишь? Я не странная, но я дурная. Это бывает со мной. Мне все хочется плакать. Это очень глупо, но это проходит, — сказала быстро Анна и нагнула покрасневшее лицо к игрушечному мешочку, в который она укладывала ночной чепчик и батистовые платки. Глаза ее особенно блестели и беспрестанно подергивались слезами. — Так мне из Петербурга не хотелось уезжать, а теперь отсюда не хочется.

— Ты приехала сюда и сделала доброе дело, — сказала Долли, внимательно высматривая ее.

Анна посмотрела на нее мокрыми от слез глазами.

— Не говори этого, Долли. Я ничего не сделала и не могла сделать. Я часто удивляюсь, зачем люди сговорились портить меня. Что я сделала и что могла сделать? У тебя в сердце нашлось столько любви, чтобы простить…

— Без тебя бог знает что бы было! Какая ты счастливая, Анна! — сказала Долли. — У тебя все в душе ясно и хорошо.

— Есть! — вдруг сказала Анна, и неожиданно после слез хитрая, смешливая улыбка сморщила ее губы.

— Нет, мрачные. Ты знаешь, отчего я еду нынче, а не завтра? Это признание, которое меня давило, я хочу тебе его сделать, — сказала Анна, решительно откидываясь на кресле и глядя прямо в глаза Долли.

И, к удивлению своему, Долли увидала, что Анна покраснела до ушей, до вьющихся черных колец волос на шее.

— Да, — продолжала Анна. — Ты знаешь, отчего Кити не приехала обедать? Она ревнует ко мне. Я испортила… я была причиной того, что бал этот был для нее мученьем, а не радостью. Но, право, право, я не виновата, или виновата немножко, — сказала она, тонким голосом протянув слово «немножко».

— О, как ты это похоже сказала на Стиву! — смеясь, сказала Долли.

— О нет, о нет! Я не Стива, — сказала она, хмурясь. — Я оттого говорю тебе, что я ни на минуту даже не позволяю себе сомневаться в себе, — сказала Анна.

Но в ту минуту, когда она выговаривала эти слова, она чувствовала, что они несправедливы; она не только сомневалась в себе, она чувствовала волнение при мысли о Вронском и уезжала скорее, чем хотела, только для того, чтобы больше не встречаться с ним.

— Да, Стива мне говорил, что ты с ним танцевала мазурку и что он…

— Ты не можешь себе представить, как это смешно вышло. Я только думала сватать, и вдруг совсем другое. Может быть, я против воли…

Она покраснела и остановилась.

— О, они это сейчас чувствуют! — сказала Долли.

— Но я бы была в отчаянии, если бы тут было что-нибудь серьезное с его стороны, — перебила ее Анна. — И я уверена, что это все забудется и Кити перестанет меня ненавидеть.

— Впрочем, Анна, по правде тебе сказать, я не очень желаю для Кити этого брака. И лучше, чтоб это разошлось, если он, Вронский, мог влюбиться в тебя в один день.

— Ах, боже мой, это было бы так глупо! — сказала Анна, и опять густая краска удовольствия выступила на ее лице, когда она услыхала занимавшую ее мысль, выговоренную словами. — Так вот, я и уезжаю, сделав себе врага в Кити, которую я так полюбила. Ах, какая она милая! Но ты поправишь это, Долли? Да?

Долли едва могла удерживать улыбку. Она любила Анну, но ей приятно было видеть, что и у ней есть слабости.

— Врага? Это не может быть.

— Я так бы желала, чтобы вы меня любили, как я вас люблю; а теперь я еще больше полюбила вас, — сказала Анна со слезами на глазах. — Ах, как я нынче глупа!

Она провела платком по лицу и стала одеваться.

Уже пред самым отъездом приехал опоздавший Степан Аркадьич, с красным, веселым лицом и запахом вина и сигары.

Чувствительность Анны сообщилась и Долли, и, когда она в последний раз обняла золовку, она прошептала:

— Помни, Анна: что́ ты для меня сделала, я никогда не забуду. И помни, что я люблю и всегда буду любить тебя, как лучшего друга!

— Я не понимаю, за что, — проговорила Анна, целуя ее и скрывая слезы.

— Ты меня поняла и понимаешь. Прощай, моя прелесть!

Источник

Новое в блогах

5481

8267

n

Сообщество «МУЗА НАШЕГО ДВОРА»

Из секретов мини-отеля «Гринвич»

skeleton in closet1

Наши гости, приезжая, обнаруживают множество интересных и необычных находок у нас в мини-отеле. Это и возможность выпить чаю или кофе в уютной столовой, стилизованной под английский паб, и шанс совершенно бесплатно позвонить практически в любую точку мира из традиционной британской красной телефонной будки, и наличие всяческих маленьких развлечений в виде головоломок, шахмат, домино и мини-гольфа.

«To have a skeleton in the closet» (в британском английском «in the cupboard») означает иметь какую-то страшную тайну, какой-то постыдный секрет из прошлого, который вы, во что бы то ни стало, не хотите выносить на всеобщее обозрение.

d 1767Изначально это выражение употреблялось в контексте медицинской деятельности. Врачам в Британии не было позволено работать с трупами, пока в 1832 году Парламентом не был одобрен Акт, дающий им такое право. Согласно этому Акту, они могли проводить в медицинских целях вскрытия только тех тел, которые принадлежали казненным преступникам. И, несмотря на то, что казни в Британии XIX столетия не были столь большой редкостью, вероятность того, что врачу посчастливится иметь дело с множеством трупов в течение своей врачебной деятельности, была отнюдь не велика. Поэтому очень распространенной практикой среди докторов, которым удавалось получить доступ к телу погибшего преступника, было хранение в шкафу его скелета для проведения дальнейших исследований. Общественное мнение осудило бы хранение врачами скелетов у всех на виду, в своих операционных, поэтому им приходилось прятать исследовательский материал. Даже если люди не видели скелетов, они были уверены, что врачи их где-то прячут, и самым логичным местом для этого, с их точки зрения, были шкафы.

Читайте также:  Как сделать чтобы вино было прозрачным

Конечно же, с тех пор прошло много времени, и сейчас это выражение не имеет столь буквального смысла. Сейчас оно скорее имеет отношение к семейным тайнам. В Англии говорят: «У каждого – свой скелет в шкафу, который имеет скверную привычку вываливаться в самый неподходящий момент».

Skeleton in the Closet clip image023

Кроме того, выражение стало одним из вариантов названия романа Сомерсета Моэма «Пироги и пиво, или Скелет в шкафу» (1930 г.), повествующем о жизни знаменитого английского писателя Эдуарда Дриффилда, увиденной глазами молодого человека, воспитанного в викторианских традициях.

Во многих домах хранятся материальные вещи, которые тоже можно назвать скелетами в шкафу. Это предметы, доставшиеся по наследству, которые из-за старости редко держат на виду, убирают с глаз долой и не хотят показывать посторонним: письма, украшения, документы, рисунки, древние орудия труда – все, что может напоминать об умерших предках. Естественно, натуральные скелеты – это большая редкость, хотя, возможно и такое.

“Every family has a skeleton in the cupboard” – это девиз следователей и адвокатов, которые занимаются вопросами наследства. Пословица говорит о том, что многие что-то скрывают о прошлом своей семьи или хранят вещи, способные рассказать об этом прошлом. Скорее всего, человек лукавит, если говорит, что ему нечего скрывать, потому что у каждого, несомненно, найдется хоть один «скелет в шкафу».

Источник

Анна Каренина Текст

5644409 lev tolstoy anna karenina v sokraschenii chast 1 5644409

5644469 lev tolstoy anna karenina v sokraschenii chast 2 5644469

616635 lev tolstoy anna karenina 616635

304652 lev tolstoy anna karenina 304652

6283728 lev tolstoy anna karenina 6283728

28091994 lev tolstoy anna karenina 28091994

37945089 lev tolstoy anna karenina tolstoy lev nikolaevich 37945089

63773742 lev tolstoy anna karenina tolstoy lev nikolaevich 63773742

41782166 lev tolstoy anna karenina 41782166

63771987 lev tolstoy anna karenina tolstoy lev nikolaevich 63771987

63772782 lev tolstoy anna karenina tolstoy lev nikolaevich 63772782

59950058 lev tolstoy anna karenina 59950058

41733262 lev tolstoy anna karenina tolstoy lev nikolaevich 41733262

41480694 lev tolstoy anna karenina tolstoy lev nikolaevich 41480694

62641743 lev tolstoy anna karenina 62641743

53587373 lev tolstoy anna karenina tolstoy lev nikolaevich 53587373

61113918 lev tolstoy anna karenina 61113918

58544537 lev tolstoy anna karenina 58544537

63027583 lev tolstoy anna karenina 63027583

63767762 lev tolstoy anna karenina tolstoy lev nikolaevich 63767762

55221733 lev tolstoy anna karenina 55221733

28057851 lev tolstoy anna karenina 28057851

9188570 lev tolstoy anna karenina adaptirovannyy tekst

XXVII

Дом был большой, старинный, и Левин, хотя жил один, но топил и занимал весь дом. Он знал, что это было глупо, знал, что это даже нехорошо и противно его теперешним новым планам, но дом этот был целый мир для Левина. Это был мир, в котором жили и умерли его отец и мать. Они жили тою жизнью, которая для Левина казалась идеалом всякого совершенства и которую он мечтал возобновить с своею женой, с своею семьей.

Левин едва помнил свою мать. Понятие о ней было для него священным воспоминанием, и будущая жена его должна была быть в его воображении повторением того прелестного, святого идеала женщины, каким была для него мать.

Любовь к женщине он не только не мог себе представить без брака, но он прежде представлял себе семью, а потом уже ту женщину, которая даст ему семью. Его понятия о женитьбе поэтому не были похожи на понятия большинства его знакомых, для которых женитьба была одним из многих общежитейских дел; для Левина это было главным делом жизни, от которого зависело все ее счастье. И теперь от этого нужно было отказаться!

Когда он вошел в маленькую гостиную, где всегда пил чай, и уселся в своем кресле с книгою, а Агафья Михайловна принесла ему чаю и со своим обычным: «А я сяду, батюшка», – села на стул у окна, он почувствовал, что, как ни странно это было, он не расстался с своими мечтами и что он без них жить не может. С ней ли, с другою ли, но это будет. Он читал книгу, думал о том, что читал, останавливаясь, чтобы слушать Агафью Михайловну, которая без устали болтала; и вместе с тем разные картины хозяйства и будущей семейной жизни без связи представлялись его воображению. Он чувствовал, что в глубине его души что-то устанавливалось, умерялось и укладывалось.

«Ну хорошо, электричество и теплота одно и то же; но возможно ли в уравнении для решения вопроса поставить одну величину вместо другой? Нет. Ну так что же? Связь между всеми силами природы и так чувствуется инстинктом… Особенно приятно, как Павина дочь будет уже красно-пегою коровой, и все стадо, в которое п о д с ы п а т ь этих трех… Отлично! Выйти с женой и гостями встречать стадо… Жена скажет: мы с Костей, как ребенка, выхаживали эту телку. Как это может вас так интересовать? скажет гость. Все, что его интересует, интересует меня. Но кто она?» И он вспоминал то, что произошло в Москве… «Ну что же делать. Я не виноват. Но теперь все пойдет по-новому. Это вздор, что не допустит жизнь, что прошедшее не допустит. Надо биться, чтобы лучше, гораздо лучше жить…» Он приподнял голову и задумался. Старая Ласка, еще не совсем переварившая радость его приезда и бегавшая, чтобы полаять на дворе, вернулась, махая хвостом и внося с собой запах воздуха, подошла к нему, подсунула голову под его руку, жалобно подвизгивая и требуя, чтоб он поласкал.

– Только не говорит, – сказала Агафья Михайловна. – А пес… Ведь понимает же, что хозяин приехал и ему скучно.

– Да разве я не вижу, батюшка? Пора мне господ знать. Сызмальства в господах выросла. Ничего, батюшка. Было бы здоровье да совесть чиста.

Левин пристально смотрел на нее, удивляясь тому, как она поняла его мысли.

– Что ж, принесть еще чайку? – сказала она и, взяв чашку, вышла.

Ласка все подсовывала голову под его руку. Он погладил ее, и она тут же у ног его свернулась кольцом, положив голову на высунувшуюся заднюю лапу. И в знак того, что теперь все хорошо и благополучно, она, слегка раскрыв рот, почмокала, лучше уложив около старых зуб липкие губы, затихла в блаженном спокойствии. Левин внимательно следил за этими последними ее движениями.

«Так-то и я! – сказал он себе, – так-то и я! Ничего… Все хорошо».

XXVIII

После бала, рано утром, Анна Аркадьевна послала мужу телеграмму о своем выезде из Москвы в тот же день.

– Нет, мне надо, надо ехать, – объясняла она невестке перемену своего намерения таким тоном, как будто она вспомнила столько дел, что не перечтешь, – нет, уж лучше нынче!

Степан Аркадьич не обедал дома, но обещал приехать проводить сестру в семь часов.

Кити тоже не приехала, прислав записку, что у нее голова болит. Долли с Анной обедали одни с детьми и англичанкой. Потому ли, что дети непостоянны или очень чутки и почувствовали, что Анна в этот день совсем не такая, как в тот, когда они так полюбили ее, что она уже не занята ими, – но только они вдруг прекратили свою игру с тетей и любовь к ней, и их совершенно не занимало то, что она уезжает. Анна все утро была занята приготовлениями к отъезду. Она писала записки к московским знакомым, записывала свои счеты и укладывалась. Вообще Долли казалось, что она не в спокойном духе, а в том духе заботы, который Долли хорошо знала за собой и который находит не без причины и большею частью прикрывает недовольство собою. После обеда Анна пошла одеваться в свою комнату, и Долли пошла за ней.

– Какая ты нынче странная! – сказала ей Долли.

– Я? ты находишь? Я не странная, но я дурная. Это бывает со мной. Мне все хочется плакать. Это очень глупо, но это проходит, – сказала быстро Анна и нагнула покрасневшее лицо к игрушечному мешочку, в который она укладывала ночной чепчик и батистовые платки. Глаза ее особенно блестели и беспрестанно подергивались слезами. – Так мне из Петербурга не хотелось уезжать, а теперь отсюда не хочется.

– Ты приехала сюда и сделала доброе дело, – сказала Долли, внимательно высматривая ее.

Анна посмотрела на нее мокрыми от слез глазами.

– Не говори этого, Долли. Я ничего не сделала и не могла сделать. Я часто удивляюсь, зачем люди сговорились портить меня. Что я сделала и что могла сделать? У тебя в сердце нашлось столько любви, чтобы простить…

– Без тебя Бог знает что бы было! Какая ты счастливая, Анна! – сказала Долли. – У тебя все в душе ясно и хорошо.

– У каждого есть в душе свои skeletons, [71] как говорят англичане.

– Какие же у тебя skeletons? У тебя все так ясно.

– Есть! – вдруг сказала Анна, и неожиданно после слез хитрая, смешливая улыбка сморщила ее губы.

– Ну, так они смешные, твои skeletons, а не мрачные, – улыбаясь, сказала Долли.

– Нет, мрачные. Ты знаешь, отчего я еду нынче, а не завтра? Это признание, которое меня давило, я хочу тебе его сделать, – сказала Анна, решительно откидываясь на кресле и глядя прямо в глаза Долли.

И, к удивлению своему, Долли увидала, что Анна покраснела до ушей, до вьющихся черных колец волос на шее.

– Да, – продолжала Анна. – Ты знаешь, отчего Кити не приехала обедать? Она ревнует ко мне. Я испортила… я была причиной того, что бал этот был для нее мученьем, а не радостью. Но, право, право, я не виновата, или виновата немножко, – сказала она, тонким голосом протянув слово «немножко».

– О, как ты это похоже сказала на Стиву! – смеясь, сказала Долли.

– О нет, о нет! Я не Стива, – сказала она, хмурясь. – Я оттого говорю тебе, что я ни на минуту даже не позволяю себе сомневаться в себе, – сказала Анна.

Читайте также:  Как по английски будет кейт

Но в ту минуту, когда она выговаривала эти слова, она чувствовала, что они несправедливы; она не только сомневалась в себе, она чувствовала волнение при мысли о Вронском и уезжала скорее, чем хотела, только для того, чтобы больше не встречаться с ним.

– Да, Стива мне говорил, что ты с ним танцевала мазурку и что он…

– Ты не можешь себе представить, как это смешно вышло. Я только думала сватать, и вдруг совсем другое. Может быть, я против воли…

Она покраснела и остановилась.

– О, они это сейчас чувствуют! – сказала Долли.

– Но я бы была в отчаянии, если бы тут было что-нибудь серьезное с его стороны, – перебила ее Анна. – И я уверена, что это все забудется и Кити перестанет меня ненавидеть.

– Впрочем, Анна, по правде тебе сказать, я не очень желаю для Кити этого брака. И лучше, чтоб это разошлось, если он, Вронский, мог влюбиться в тебя в один день.

– Ах, Боже мой, это было бы так глупо! – сказала Анна, и опять густая краска удовольствия выступила на ее лице, когда она услыхала занимавшую ее мысль, выговоренную словами. – Так вот, я и уезжаю, сделав себе врага в Кити, которую я так полюбила. Ах, какая она милая! Но ты поправишь это, Долли? Да?

Долли едва могла удерживать улыбку. Она любила Анну, но ей приятно было видеть, что и у ней есть слабости.

– Врага? Это не может быть.

– Я так бы желала, чтобы вы меня любили, как я вас люблю; а теперь я еще больше полюбила вас, – сказала Анна со слезами на глазах. – Ах, как я нынче глупа!

Она провела платком по лицу и стала одеваться.

Уже пред самым отъездом приехал опоздавший Степан Аркадьич, с красным, веселым лицом и запахом вина и сигары.

Чувствительность Анны сообщилась и Долли, и, когда она в последний раз обняла золовку, она прошептала:

– Помни, Анна: чтó ты для меня сделала, я никогда не забуду. И помни, что я люблю и всегда буду любить тебя, как лучшего друга!

– Я не понимаю, за что, – проговорила Анна, целуя ее и скрывая слезы.

– Ты меня поняла и понимаешь. Прощай, моя прелесть!

«Ну, все кончено, и слава Богу!» – была первая мысль, пришедшая Анне Аркадьевне, когда она простилась в последний раз с братом, который до третьего звонка загораживал собою дорогу в вагоне. Она села на свой диванчик, рядом с Аннушкой, и огляделась в полусвете спального вагона. «Слава Богу, завтра увижу Сережу и Алексея Александровича, и пойдет моя жизнь, хорошая и привычная, по-старому».

– Выходить изволите? – спросила Аннушка.

– Да, мне подышать хочется. Тут очень жарко.

И она отворила дверь. Метель и ветер рванулись ей навстречу и заспорили с ней о двери. И это ей показалось весело. Она отворила дверь и вышла. Ветер как будто только ждал ее, радостно засвистал и хотел подхватить и унести ее, но она сильной рукой взялась за холодный столбик и, придерживая платье, спустилась на платформу и зашла за вагон. Ветер был силен на крылечке, на платформе за вагонами было затишье. С наслаждением, полною грудью, она вдыхала в себя снежный, морозный воздух и, стоя подле вагона, оглядывала платформу и освещенную станцию.

Страшная буря рвалась и свистела между колесами вагонов по столбам из-за угла станции. Вагоны, столбы, люди, все, что было видно, – было занесено с одной стороны снегом и заносилось все больше и больше. На мгновенье буря затихала, но потом опять налетала такими порывами, что, казалось, нельзя было противостоять ей. Между тем какие-то люди бегали, весело переговариваясь, скрипя по доскам платформы и беспрестанно отворяя и затворяя большие двери. Согнутая тень человека проскользнула под ее ногами, и послышались стуки молотка по железу. «Депешу дай!» – раздался сердитый голос с другой стороны из бурного мрака. «Сюда пожалуйте! № 28!» – кричали еще разные голоса, и, занесенные снегом, пробегали обвязанные люди. Какие-то два господина с огнем папирос во рту прошли мимо ее. Она вздохнула еще раз, чтобы надышаться, и уже вынула руки из муфты, чтобы взяться за столбик и войти в вагон, как еще человек в военном пальто подле нее самой заслонил ей колеблющийся свет фонаря. Она оглянулась и в ту же минуту узнала лицо Вронского. Приложив руку к козырьку, он наклонился пред ней и спросил, не нужно ли ей чего-нибудь, не может ли он служить ей? Она довольно долго, ничего не отвечая, вглядывалась в него и, несмотря на тень, в которой он стоял, видела, или ей казалось, что видела, и выражение его лица и глаз. Это было опять то выражение почтительного восхищения, которое так подействовало на нее вчера. Не раз говорила она себе эти последние дни и сейчас только, что Вронский для нее один из сотен вечно одних и тех же, повсюду встречаемых молодых людей, что она никогда не позволит себе и думать о нем; но теперь, в первое мгновенье встречи с ним, ее охватило чувство радостной гордости. Ей не нужно было спрашивать, зачем он тут. Она знала это так же верно, как если б он сказал ей, что он тут для того, чтобы быть там, где она.

– Я не знала, что вы едете. Зачем вы едете? – сказала она, опустив руку, которою взялась было за столбик. И неудержимая радость и оживление сияли на ее лице.

– Зачем я еду? – повторил он, глядя ей прямо в глаза. – Вы знаете, я еду для того, чтобы быть там, где вы, – сказал он, – я не могу иначе.

И в это же время, как бы одолев препятствия, ветер засыпал снег с крыши вагона, затрепал каким-то железным оторванным листом, и впереди плачевно и мрачно заревел густой свисток паровоза. Весь ужас метели показался ей еще более прекрасен теперь. Он сказал то самое, чего желала ее душа, но чего она боялась рассудком. Она ничего не отвечала, и на лице ее он видел борьбу.

– Простите меня, если вам неприятно то, что я сказал, – заговорил он покорно.

Он говорил учтиво, почтительно, но так твердо и упорно, что она долго не могла ничего ответить.

– Это дурно, чтó вы говорите, и я прошу вас, если вы хороший человек, забудьте, чтó вы сказали, как и я забуду, – сказала она наконец.

– Ни одного слова вашего, ни одного движения вашего я не забуду никогда и не могу…

– Довольно, довольно! – вскрикнула она, тщетно стараясь придать строгое выражение своему лицу, в которое он жадно всматривался. И, взявшись рукой за холодный столбик, она поднялась на ступеньки и быстро вошла в сени вагона. Но в этих маленьких сенях она остановилась, обдумывая в своем воображении то, что было. Не вспоминая ни своих, ни его слов, она чувством поняла, что этот минутный разговор страшно сблизил их; и она была испугана и счастлива этим. Постояв несколько секунд, она вошла в вагон и села на свое место. То волшебное напряженное состояние, которое ее мучало сначала, не только возобновилось, но усилилось и дошло до того, что она боялась, что всякую минуту порвется в ней что-то слишком натянутое. Она не спала всю ночь. Но в том напряжении и тех грезах, которые наполняли ее воображение, не было ничего неприятного и мрачного; напротив, было что-то радостное, жгучее и возбуждающее. К утру Анна задремала, сидя в кресле, и когда проснулась, то уже было бело, светло и поезд подходил к Петербургу. Тотчас же мысли о доме, о муже, о сыне и заботы предстоящего дня и следующих обступили ее.

В Петербурге, только что остановился поезд и она вышла, первое лицо, обратившее ее внимание, было лицо мужа. «Ах, Боже мой! отчего у него стали такие уши?» – подумала она, глядя на его холодную и представительную фигуру и особенно на поразившие ее теперь хрящи ушей, подпиравшие поля круглой шляпы. Увидав ее, он пошел к ней навстречу, сложив губы в привычную ему насмешливую улыбку и прямо глядя на нее большими усталыми глазами. Какое-то неприятное чувство щемило ей сердце, когда она встретила его упорный и усталый взгляд, как будто она ожидала увидеть его другим. В особенности поразило ее чувство недовольства собой, которое она испытала при встрече с ним. Чувство то было давнишнее, знакомое чувство, похожее на состояние притворства, которое она испытывала в отношениях к мужу; но прежде она не замечала этого чувства, теперь она ясно и больно сознала его.

– Да, как видишь, нежный муж, нежный, как на другой год женитьбы, сгорал желанием увидеть тебя, – сказал он своим медлительным тонким голосом и тем тоном, который он всегда почти употреблял с ней, тоном насмешки над тем, кто бы в самом деле так говорил.

– Сережа здоров? – спросила она.

– И это вся награда, – сказал он, – за мою пылкость? Здоров, здоров…

Источник

Adblock
detector