У меня никогда не будет семьи как смириться

Обреченные на одиночество: как жить, если нет ни детей, ни родителей?

4 истории «бездетных сирот» и взгляд психотерапевта на проблему

Ваши дети еще не встали на ноги, а пожилые родители уже требуют ухода и материальной поддержки? Заботитесь обо всех вокруг, но на себя нет ни минуты? Вы — «сэндвич», зажатый между обязанностями и проблемами. Бездетные сверстники кажутся вам счастливчиками, но так ли они счастливы на самом деле? Ответить на вопрос взялась Джоди Дэй, психотерапевт и основатель британской женской организации Gateway Women.

depositphotos 240785524 s 2019

«Кто будет ухаживать за моей могилой?»: история Кэти

Кэти 54 года. Она не замужем, у нее нет детей, а ее родители умерли несколько лет назад. Женщина не скрывает своей печали и открыто говорит о том, что чувствует себя одинокой и никому не нужной.

«Вместе с родителями я потеряла свои корни, — делится Кэти. — Теперь я чувствую себя словно в вакууме и меня ничего здесь не держит. Думаю, если бы я исчезла, никто б даже этого не заметил».

«Когда я спросила ее, в какой момент она осознала всю тяжесть своего положения, Кэти ответила, что это произошло во время крещения ее внучатой племянницы, — говорит психотерапевт Джоди Дэй. — Церемония проходила в церкви, где почти год назад проходили похороны матери Кэти».

«Мне было нелегко справиться с нахлынувшими эмоциями, — вспоминает сама Кэти. — Мне даже пришлось на какое-то время выйти на улицу, чтобы не привлекать к себе излишнее внимание. Я бродила по церковному кладбищу и на автомате читала надписи на надгробиях. В какой-то момент я поняла, что практически все эпитафии были адресованы любящим матерям, дорогим бабушкам и дедушкам. Я сравнивала ухоженные могилы и те, что заросли травой: тут-то меня и накрыло».

С тех пор женщину мучает осознание того, что за ее могилой ухаживать некому. В беседе с психотерапевтом Кэти отметила, что чувствует настоящую агонию «бездетной сироты».

«Я осталась абсолютно одна и не знаю, что с этим делать, — говорит она. — Когда мама была жива, я помогала ей с покупками и уборкой. Когда она заболела раком, я навещала ее в больнице чуть ли не каждый день — это словно было моей второй работой. Теперь мамы нет, и у меня нет больше смысла жизни».

Когда мои друзья или коллеги жалуются, что их разрывают на части дети и престарелые родители, я слушаю, киваю головой, но никогда не комментирую. Их проблемы лишний раз заставляют меня задуматься о смысле собственной жизни, о ее никчемности».

«То, что обременяет женщин „сэндвич-поколения“, для одиноких и бездетных становится чуть ли не голубой мечтой, — комментирует Джоди Дэй. — Отсутствие кровных родных делает их белыми воронами среди сверстников. Хотя, полагаю, это и есть проявление базового человеческого инстинкта — хотеть быть частью семьи, чувствовать свои корни.

К сожалению, в обществе ситуация Кэти не считается каким-то горем, напротив, кто-то даже назовет ее счастливицей, ведь она ничем не обременена и еще достаточно молода. Однако эти рассуждения упускают из виду то, насколько важно для многих женщин заботиться о ком-то, дарить свою любовь и поддержку. Даже если вы замужем, муж не сможет заменить вам родителей или детей. Да, вы можете заботиться друг о друге и любить, но это уже отношения другого плана.

На сегодняшний день в обществе царит культ родительства, — продолжает психотерапевт. — Вы можете стараться из всех сил, преуспевать на работе, быть успешной бизнес-леди, но, если вы бездетны и одиноки, все ваши достижения воспринимаются как должное или же вовсе обесцениваются. Родительский статус женщины ставится выше ее личных успехов».

depositphotos 160639674 s 2019

«Теперь у меня есть только муж»: история Элизабет

Элизабет 51 год. Она замужем, но они с супругом так и не стали родителями — у мужа Элизабет бесплодие.

«Мы довольно неплохо справлялись с этим, но все рухнуло, когда мне было 40 лет: в течение одного года я потеряла обоих родителей, — рассказывает женщина. — С тех пор я чувствую себя убитой горем: ведь у меня больше нет кровных родственников. Ни братьев, ни сестер, ни племянников — я была единственным ребенком в семье.

Когда мне исполнилось пятьдесят, я подумала: „Ну все, теперь у меня будет больше общего с друзьями и коллегами моего возраста, их дети наконец-то выросли!“ Но все их разговоры перешли к рассказам о внуках или о престарелых родителях. Я не могу присоединиться и сказать: „Я знаю, о чем вы!“. Остается только молчать и понимающе кивать головой».

«Быть полной противоположностью „сэндвич-поколения“ тяжело, — считает Джоди Дэй. — Я работала с тысячами таких женщин. И несмотря на то, что многие из них смирились со своей печальной судьбой, больше всего им хотелось бы быть услышанными и понятыми обществом».

«Я почти смирилась с чувством вины и одиночества»: история Лесли

Следующая героиня — 57-летняя Лесли. Отсутствие детей побудило ее написать книгу для других таких же несчастных женщин о том, как найти в себе силы жить и радоваться, будучи «бездетной сиротой».

«Мне пришлось смириться не только с тем, что у меня никогда не будет детей, но и с ужасным чувством вины и даже стыда, — говорит Лесли. — Мои родители умерли, так и не дождавшись внуков. Папа очень любил детей, все время нянчился с малышами моих двоюродных братьев и сестер и с нетерпением ждал того дня, когда станет дедушкой. Мне очень хотелось осчастливить его появлением внука или внучки, но забеременеть мне так и не удалось. Даже после шести попыток ЭКО.

В 2006 году от болезни Паркинсона умерла мама, ей было 74 года. Когда это случилось, папа даже плакать не мог. Я тоже держала в себе всю боль и слезы, предпочла запихнуть поглубже это горестное чувство — туда, где уже лежала моя разбитая мечта стать матерью».

Читайте также:  Как правильно заморозить суп а потом есть

В 2014 году в возрасте 84 лет от рака скончался и отец Лесли.

«Когда папа ушел, я не нашла в себе сил больше сдерживаться, — делится женщина. — Горе, которое копилось годами, накрыло меня с головой. Сначала я даже не могла до конца осознать, каково это — не иметь ни родителей, ни детей. В голове звучал только один вопрос: как теперь жить дальше? Не сойти с ума и вылезти из депрессии мне помогла длительная психотерапия и общение с такими же несчастными по интернету.

Мой муж — замечательный человек, и наши отношения можно назвать идеальными. Но, несмотря на это, меня не покидает чувство одиночества, с которым я все еще пытаюсь смириться. Хотя я усердно работаю над тем, чтобы оставаться на плаву и не унывать. Что я могу порекомендовать тем, кто оказался в такой же ситуации? Не игнорируйте свое горе, проживите его, признайте эту боль и при возможности общайтесь с теми, кто хорошо понимает ваши чувства».

«Оплакиваю родителей и не могу спокойно смотреть на маленьких детей»: история Энн

Энн всегда мечтала о ребенке. Женщина много лет боролась с бесплодием и однажды ей даже удалось забеременеть. Но познать радость материнства Энн так и не смогла: на середине срока ее долгожданная беременность прервалась. Врачи сказали ей, что еще одна попытка не закончится ничем хорошим — надежд больше нет.

«Мне было очень тяжело принять тот факт, что я никогда не смогу иметь детей, — говорит Энн. — А когда один за другим умерли мои родители, меня словно раздавило огромной наковальней. Это было очень тяжелое испытание.

Сейчас мне 56 лет. Иногда я думаю о том, какой была бы моя жизнь, будь у меня дети и внуки. Наверное, она была бы очень насыщенной и интересной. Хотя не скажу, что мы с моим мужем скучно живем: у нас достаточно времени и возможностей для путешествий, хобби и общения. Нам обоим пришлось принять нашу бездетную жизнь такой, какая она есть, извлекая из сложившейся ситуации что-то хорошее».

Источник

«Даже если у нас не будет детей никогда, это не помешает нам быть семьей»: что думают о родительстве чайлдфри и сомневающиеся

Марина

Я – не убежденная чайлдфри. Всю жизнь (лет до 25) хотела детей и видела себя нормальной матерью троих – двух сыновей и дочки (под «старость» лет – годам к 40). В детстве с удовольствием играла в куклы, в дочки-матери, была хорошей и правильной девочкой, радостно носила бантики и платьишки, ухаживала за младшими. Сама была старшей в семье из нескольких детей, и всегда на меня могли их оставить, я была ответственной и любящей старшей сестрой. Без прикрас говорю. Я общалась с любой ребятней легко и не внапряг, непринужденно и умело. И все шло чики-брики, все шло «как надо». По-природному.

Все изменилось постепенно – я даже не успела заметить, как. Дочь моего бывшего мужчины – великовозрастная капризная деваха, для которой не было абсолютно ничего святого, – отбила у меня за несколько лет совместного с этим мужичком жития-бытия желание иметь детей почти напрочь. Я стала замечать иронию в своих словах – «спиногрызы», «багаж», «личинки» – и сама ужасалась своему жестокому цинизму. С мужичком детей, слава Богу, не вышло. (Это действительно слава Богу). Вскоре меня стало мутить от «овуляшек» и их какашечно-пюрешных, тупейших разговоров, хотя раньше я относилась к ним спокойно и снисходительно: мол, все разные, имеют право на свою слабость.

Что самое страшное, я стала подмечать схожесть поведения детей – слюнявых, бездумных, вечно орущих на таких тональностях и децибелах, невыносимых нормальному человеческому уху, что хочется убиться, – с поведением старой близкой родственницы, которая в силу энцефалопатии вернулась из состояния «стар» в «млад». Мне это стало противно. В каждом ребенке я видела ее. Ужасало.

Если в самолете или поезде со мной едет родитель с младенцем – поездка безвозвратно испорчена. Я физически не могу выносить их криков-ультразвуков и «старческих» кряхтений: меня трясет до состояния «выйти вон из самолета». Наверное, я поломана, наверное, во мне что-то рухнуло. Я редко могу от души умилиться чужому малышу. Только если он какой-то необычный, яркий. Не просто тугощекий пухлый голубоглазый пупс, сучащий жирными ножками. Нет, такой ребенок – залог моего покер-фейса как минимум.

Детей своих подруг люблю, думаю, потому, что вижу в них часть близких мне людей. Дети из детских домов тоже совсем не вызывают неприязни. Вызывают желание согреть их и вечно гладить по головам. Не из жалости. Просто так вышло.

Это, наверное, страшно и глупо: тетка на четвертом десятке с такими аморальными, «неправильными» и «неженскими» взглядами. Но – опять же – имею право. Понимаю корни «проблемы». Но пока делать с этим ничего не собираюсь. Видимо, так должно быть, что я до сих пор пока еще не стала матерью, ибо, возможно, я бы ею быть не смогла. В самом лучшем смысле этого слова – не смогла бы. А быть плохой или так себе – так уж лучше вовсе не рожать. Время, конечно, покажет, что к чему. Но сейчас – так.

Юлия и Дмитрий

Мы не хотим детей, предохраняемся. То есть это сознательный выбор. Страха стать родителями у нас нет. Есть нежелание. Нежелание делать несчастными себя и ребенка, который будет ухожен, но никому не нужен. Я не понимаю, почему именно мы должны заводить детей. Уверена, что те, кто их хочет, с легкостью справятся с этой задачей.

Раньше мы испытывали очень сильное давление по поводу того, что не заводим детей. Последние пару лет давление практически прекратилось. То ли им это надоело, то ли поняли тщетность такого подхода. Но, конечно же, всегда найдутся те, кто считает своим долгом сказать, что у нас не семья, что дети должны быть, и все в этом стиле. Сейчас подобные интересы извне пресекаем вопросом: «А ваше какое дело?». Конечно, не всегда так грубо, но смысл такой же.

Большинство наших знакомых с детьми, а то и с несколькими. Бездетные знакомые у нас в меньшинстве. Но это не делает их по умолчанию интересными людьми.

Общение с детьми не нравится. Конечно же, мы стараемся адекватно и дружелюбно с ними общаться, но внутренне такое общение явно в тягость. Всегда вздыхаем с облегчением, когда этот ужас заканчивается. Да и подобных визитов/контактов стараемся избегать по возможности. Интересного для себя я ничего не вижу. Каждый раз после общения с детьми я в который раз понимаю, что все делаю правильно.

Читайте также:  Как готовиться к колоноскопии что можно есть

Идея родительства прекрасна для тех, кто хочет детей. Для тех, кто не хочет это, скорее проклятье. Я читаю иногда всякие ресурсы про родительство, интересуюсь теорией – и кроме еще большего желания держаться от всего этого подальше больше никаких чувств во мне после такого чтения не возникает.

Артем и Инга

Детей у нас нет, потому что не получается забеременеть. Проблема как и со стороны здоровья, так и головах. Так по крайней мере говорит психолог.

Родительство само по себе нами пока, если честно, никак не осознается, но оно очень желаемо. И если оно и пугает, то только тем, что не справишься с ответственностью и, наверное, еще нарушением привычного жизненного уклада.

Теоретическая часть родительства из бесконечного подросткового любопытства была одно время интересна, а когда повзрослели и столкнулись с реальностью, в которой завести детей не так-то и просто, очень ко всему подобному охладели.

Глядя на другие семьи со стороны, мы вполне себе отдаем отчет, что видимая картинка значительно отличается от реальности, но почему-то кажется, что чувство причастности к чему-то важному, которое дает ребенок, оно как раз настоящее. Та радость, с которой наблюдают что за достижениями, что за неудачами, кажется очень искренней.

Из друзей бездетная пара осталась одна, с ними только шутим, серьезно об этом никогда не говорили.

Общаться с детьми друзей доводится время от времени, но особой тяги нет – есть чувство несправедливости, что у всех дети есть, а у нас нет.

Давление по поводу того, что у нас нет детей, ощущается со стороны родителей, но, к с частью, им хватает деликатности это прямо не выражать, а ограничиваться общими вопросами.

Карина и Валерий

Основная причина, по которой у нас нет детей, что попсово, финансовая. Нет своего жилья, тянем съемную квартиру, оба работаем, но сейчас все не очень стабильно.

У меня в детстве не было велика, роликов, приставки и всего такого, и я помню, как это удручает, когда у ровесников есть общие занятия типа игр и покатушек, а ты в сторонке сидишь. С возрастом ценности меняются, но когда ты мелкий, хочется, чтобы все было как у всех.

Второй момент касается наших характеров и качеств, мы очень на себя и свой комфорт повернуты. У нас есть кошка, и она для нас идеальна в плане количества требуемого внимания. Мы ее кормим, чешем, моем, убираем за ней, но большую часть времени она тусует самостоятельно. Как-то на неделю взяли собаку, и поняли, что это перебор. Ребенок требует постоянного внимания, а мы даже собаке не могли его уделять в полной мере. Я, конечно, понимаю, что чувства к ребенку мы будем испытывать другие, и это не самое корректное сравнение, но для нас оно было показательным.

Третий и самый главный пункт – опыт и наблюдения. С комплексами, с дефицитом внимания, инфантильные, незрелые, не состоявшиеся ни в чем другом, с ворохом самых разнообразных психологических проблем, люди заводят детей, чтобы подарить им все эти проблемы и добавить десяток новых. Вырастить ребенка это ответственность, вырастить его здоровым – ответственность в квадрате, а здоровым и счастливым – в кубе. Нас такими не вырастили, среди наших друзей и родственников есть только одна семья, которая с этим справляется. Они молодцы, но мы не уверены, что сможем так же, а родить ребенка, чтобы потом искалечить его воспитанием это очень, очень страшно.

Родительство, как, по идее, и все, что происходит в жизни взрослого человека, должно быть осознанным. Если это так, то это прекрасно. Если его причина в том, что «так получилось», то это тревожно. Если в том, что «все хотят детей» и «никто не молодеет», то это печально.

Наш возраст это красная тряпка для родственников. Мы этакие отщепенцы, живем самостоятельно, на шее ни у кого не висим, работаем, детей не заводим. У всех многочисленных родственных семей ровесников все совершенно наоборот. Понятно, что мы осуждаемы. С друзьями все намного проще, они могут иногда спрашивать, не хотим ли мы размножиться, но это всегда обмен мнениями, а не давление. С их детьми мы пересекается редко, с некоторыми из них бывает интересно, с некоторыми напряжно. Как и с взрослыми. Каких-либо сюсепусичных чувств у нас не возникает точно.

У моей сестры три разновозрастных ребенка, у каждого из них я была нянькой в разное время. Очень круто наблюдать, как по-разному они развиваются, будучи в одной семье. Вот это в родительстве интересно. Но в самой идее пугает полная ответственность за чужие жизнь, здоровье и счастье.

Мы думаем вернуться к вопросу о рождении детей через несколько лет. Может, станем к этому готовы, или просто внезапно почувствуем, что вот хотим детей. Как-то же это происходит с людьми, хоть и не со всеми.

Виктория и Максим

У нас нет детей, потому что нет жилплощади. Но это, разумеется, не самое главное. И у меня, и у моего мужа очень странные и тяжелые отношения с родителями. Властные матери. Я все детство прожила в одной комнате еще с тремя людьми, и обрекать еще одно существо на это нет никакого желания.

Но при этом к идее родительства я нормально отношусь. У моих друзей отличные дети и было бы очень жаль, если бы они не родились. Но не знаю, хочу ли я своих детей. Я думала об этом, но слишком много «но». Ну и сами мы как-будто дети еще. Беременность пугает, процесс родов. В целом огромные изменения в жизни. Ответственность страшна. Сами порой с трудом вывозим, а тут у меня вообще стрессы бесконечные будут. И самое страшное – стать своей матерью в отношении с ребенком.

Мать мужа раньше требовала внучку, но теперь успокоилась, видимо, что-то поняла. А может, просто из-за сложной жизненной ситуации вокруг решила не давить. Моя мать не требует. Недавно, в попытке разобраться с ней, спросила: «Как ты думаешь, почему у меня нет детей?» Она таким мерзко-спокойным тоном ответила мне: «Я думаю, что у тебя со здоровьем что-то не так».

С каждым годом среди наших друзей все меньше бездетных людей. Одна подруга не хотела детей, но забеременела, теперь ждет. Но как-то не очень радостно. Другие, у кого нет, в основном хотят. Но на меня среди друзей никто не давит, повезло с друзьями.

Читайте также:  Как узнать есть ли сотовая связь в населенном пункте

Не со всеми детьми нравится общаться. У лучших друзей сын – мой любимый мальчик, он очень хороший, но и от него я устаю. Интересно смотреть, как ребенок взрослеет. Как учится. Какие они смешные вещи делают моментами. Наверное, лучше узнаешь себя через родительство (если человек осмыслен). Проще с теми, кто уже подрос. В целом предпочитаю без детей.

Специально про родительство я ничего не читаю и не ищу, но бывает, натыкаюсь на интересные статьи и читаю их, но не применительно к себе, конечно. Ну то есть я ребенок в этой ситуации. Но что-то и запоминается, рассказываю родительствующим друзьям.

Лена и Дима

В юности моей мечтой были муж и трое детей. Не знаю, почему я так решила – сама не из многодетной семьи. Но такой была моя идеальная картинка. И, конечно, первая любовь и должна была стать мужем и отцом моим детям. На всю жизнь.

Так не получилось, хотя первые отношения и продлились четыре года. Не получилось так и во вторых отношениях, которые продлились три года. Ни разу замужем я не была и не беременела тоже.

Сейчас я с Димой. Живем вместе чуть больше полутора лет. Я его люблю. Неудивительно, что периодически вопрос о свадьбе и детях всплывает. Но серьезно на эту тему мы говорили, пожалуй, пару раз. Когда Дима в очередной раз заикнулся о детях, я спрогнозировала ситуацию из того, что мы имеем. Даже если закрыть глаза на то, что мы живем в однушке-студии, с учетом ипотеки, кредита на машину, оплаты коммунальных и повседневных расходов, у нас с нынешним уровнем зарплаты просто нет денег на то, чтобы завести ребенка. Мы уйдем в минус. Просить о помощи родителей? Да как-то уже стыдно. На том и сошлись, что пока у нас финансовая нестабильность и скудность, детей мы не заведем. По крайней мере, сознательно не будем к этому стремиться.

Роль мамы я считаю более чем ответственной. Для меня это не просто «сюсю-мусю» и «моя кроха», не только бессонные ночи и грязные подгузники. Быть родителем для меня – это быть лучшим другом и проводником в большую жизнь. И мне с одной стороны очень страшно, как только я представляю себя на этом месте, а с другой… Наверное, это круто, когда есть кто-то, кого ты любишь просто так, за сам факт существования. И круто помогать этому человеку узнавать мир с нуля. Если же говорить более масштабно, то быть родителем – хорошо. Но только в том случае, если люди обдумали все и ответственно подошли к этому решению. Мне кажется, что самое интересное в родительстве – наблюдать за становлением человека.

Меня пугает то, что я не вспомню, какой сама была в детстве, что не смогу стать другом, который поможет вырасти хорошим человеком. Человеком с головой на плечах, конечно, меня пугает, что я не смогу обеспечить ребенка материально. И речь не о школе в Лондоне и последнем Айфоне. Речь о простых вещах, вроде секций по желанию, опрятной одежды, разнообразном питании, хорошей медицине, комфортном отдыхе.

Наверное, если бы финансовое положение позволяло (и я знала, что даже оставшись одна смогу «потянуть» ребенка), я бы родила. Сейчас же пока я не знаю, когда смогу иметь детей, смогу ли вообще и будут ли они у меня когда-то. Так как мне уже 30, я потихоньку смиряюсь с мыслью, что, возможно, детей у меня никогда не будет. Опять же, не знаю, насколько это было серьезно, но Дима сказал, что даже если у нас не будет детей никогда, это не помешает нам быть семьей. А пока мы сублимируем – завели собаку.

Родители постоянно требуют от меня внуков. В любой удобной и не очень ситуации. Я объясняю им, что сделать ребенка – дело нехитрое. А вот на что его содержать и воспитывать – вопрос. Они вроде как понимают, на какое-то время успокаиваются, а потом требовать продолжают. От друзей и знакомых не раз слышала фразу, от которой уже тошнит: «часики-то тикают». Ну да, тикают. Но лучше быть счастливым или несчастным без ребенка, чем несчастным самому и делать несчастным его.

Бездетных друзей с каждым годом становится все меньше. Все-таки возраст такой, детородящий. Бывает, обсуждаем с подружками, на которых так же давит общество, бестактность людей, которые подталкивают к родительству или считают бездетность в нашем возрасте ущербностью. Заканчивается все одним и тем же: «Главное, что они счастливы, мы счастливы, а эти вопросы когда-нибудь закончатся».

Друзей с детьми достаточно много, но редко когда мы видимся с ними в компании – и дети еще маленькие, и родители почему-то их с собой не берут. Поэтому с детьми я особо не общаюсь. Отношусь к ним ровно: меня не начинает плющить и умилять, когда я вижу ребенка. Я, как и ко всем, к детям отношусь в зависимости от того, как они себя ведут. Если прикольные и воспитанные – улыбнусь и подумаю, что детеныш хороший. Если вредные и капризные – дети мне определенно не понравятся. Все просто.

Оля и Женя

Пока не готовы заводить детей, слишком много сомнений в своих способностях, в финансовой стабильности и бытовых условиях, а также пока не нагулялись, не напутешествовались и вдвоем нравится.

Хотим захотеть детей в течение пары лет – максимум пяти, – поскольку в целом мы к родительству относимся положительно. Это и полезно (как социальная функция и биологическая потребность) и, возможно, клево и интересно. Кажется, что самое интересное в том, чтобы быть родителем – это наблюдение за процессом превращения ничего не соображающего кабачка в разумное существо. И как родители пытаются на это повлиять и управлять.

Однако все же пугает потеря личной свободы и того, что не справимся. И ответственность за молодую семью в целом.

Давление со стороны родственников есть, но не сильное, они в основном стараются не дергать, хотя иногда проскакивает «ну когда уже», друзья немногие спрашивают и намекают. А со стороны друзей все больше родивших пар, и чувствуется, что среда вокруг меняется, и дети становятся ее частью, но это не давление.

С детьми нам нравится общаться, но ограниченно. Потом становится непонятно, как правильно это делать и о чем говорить. Просто детишки наших друзей еще недостаточно взрослые, чтобы было интересно с ним общаться.

Источник

Adblock
detector