Я был принят в этом семействе как родной

Я был принят в этом семействе как родной

QridBUfbVa8POpHArpdXOSHdNzmTneIy6KMbefm662aAUE4EJCc3aPZnd1PI 716AOQtwY0P

ОК ЕГЭ 2021 запись закреплена

e29ca8РАЗБОР ТЕКСТА ДЛЯ СОЧИНЕНИЯ ЕГЭ

Показываем, как нужно работать с тестом, чтобы 100% попасть в проблему и не потерять 9 первичных баллов за сочинение! f09f9187f09f8fbb

Текст задания 26 мы даем не просто так. Зачем, как думаете? f09fa689f09fa7a1

(1)Я все чаще думаю о том, как трудно быть истинно благодарным, то есть принести пользу тому, кто оказал нам некогда истинное благодеяние. (2)Неуважение к заслугам, а еще более неблагодарность, представлялись всегда моему воображению в самом отвратительном виде. (3)В душе я никогда не был неблагодарным, но — увы! (4) На деле я не сумел или даже не захотел (кто доберётся до правды, роясь в хламе сердца!) быть благодарным именно там, где благодарность была священным долгом.

f09fa689Как проявить благодарность? Как не оказаться неблагодарным? Нужно ли быть благодарным? На все эти вопросы автор дает намеки ответов прямо в первом абзаце. Возможно, один из этих вопросов окажется проблемным.

(5)Правда, во всей моей жизни не так много случаев такого долга.

(6)Я имел твердое намерение отблагодарить — и не однажды, — но судьба не дала мне этого сделать. (7)Один случай касается целого периода моей жизни; здесь я скажу только, что я считал себя обязанным благодарностью почтенному семейству профессора Мойера, и именно его почтеннейшей теще Екатерине, урожденной Буниной (сестре по отцу Василия Андреевича Жуковского). (8)Я был принят в этом семействе как родной и мечтал о женитьбе на его дочери. (9)Мечтам юности не суждено было осуществиться, и я поневоле остался в долгу у незабвенной Екатерины Афанасьевны.

f09fa689не отблагодарив семью близких людей, рассказчик ощущает, что остался в долгу перед ними.

(10)Наконец, самый священный долг, оставшийся не так выполненным, — как бы мне теперь (но, увы, поздно!) хотелось это сделать, — был долг благодарности моей матери и двум старшим сестрам. (11)Со смерти отца, с 1824 по 1827 год, эти три женщины содержали меня своими трудами. Кое-какие крохи, оставшиеся после разгрома отцовского состояния, недолго тянулись; и мать, и сестры принялись за мелкие работы; одна из сестер поступила на работу в какое-то благотворительное детское заведение в Москве и своим крохотным жалованьем поддерживала существование семьи.

f09fa689«долг благодарности … матери и двум старшим сестрам» рассказчик считает «самым священным» и сожалеет о том, что не успел отблагодарить их.

(13)Уроков я не мог давать: одна ходьба в университет с Пресненских прудов брала взад и вперёд часа четыре времени, да мать и не хотела, чтобы я работал.
-(14)Ты будешь, — говорилось, — чужой хлеб заедать; пока хоть какая-нибудь есть возможность, живи на нашем.

(15)Так и перебивались. (16)К счастью нашему, в то блаженное время не платили за лекции, не носили мундиров, и даже когда введены были мундиры, то мне сшили сёстры из старых вещей какую-то мундирную куртку с красным воротником, и я, чтобы не обнаружить несоблюдения формы, сидел на лекциях в шинели, выставляя на вид только светлые пуговицы и красный воротник.

(17)Как мы выжили в Москве во время моего студенчества, для меня осталось загадкою. (18)Квартира и отопление были, правда, даровые у дяди в течение года. (19)А содержание? (20) А платье? (21) Две сестры, мать и две служанки, и я на прибавку. (22)Сестры работали; продавались кое-какие остатки, но как до этого доставало — не понимаю. (23) Иногда, только иногда, в торжественные праздники, помогал мой крестный отец, Семен Андреевич Лукутин; помогали иногда кое-какие старые знакомые. (24)Но я не был благодарным по отношению к ним, о чем сейчас сожалею.

f09fa689Здесь три абзаца подробностей: что именно рассказчик имел в виду. Новых тезисов нет.

Источник

ЕГЭ по русскому языку. Сочинение по тексту Н.И.Пирогова (проблема проявления благодарности).

Сочинение по тексту Н.И. Пирогова (И.П.Цыбулько «Типовые экзаменационные варианты», 2019, вариант 13).

(1)Я всё чаще думаю о том, как трудно быть истинно благодарным, то есть принести пользу тому, кто оказал нам некогда благодеяние. (2)Неуважение к заслугам, а ещё более неблагодарность представлялись всегда моему воображению в самом отвратительном виде. (3)В душе я никогда не был неблагодарным, но — увы!

(4)На деле я не сумел или даже не захотел (кто доберётся до правды, роясь в хламе сердца!) быть благодарным именно там, где благодарность была священным долгом.

(5)Правда, во всей моей жизни не так много случаев такого долга.

(6)Я имел твёрдое намерение отблагодарить — и не однажды, — но судьба не дала мне этого сделать. (7)Один случай касается целого периода моей жизни; здесь я скажу только, что я считал себя обязанным благодарностью почтенному семейству профессора Мойера, и именно его почтеннейшей тёще Екатерине Афанасьевне Протасовой, урождённой Буниной (сестре по отцу Василия Андреевича Жуковского). (8)Я был принят в этом семействе как родной и мечтал о женитьбе на его дочери. (9)Мечтам юности не суждено было осуществиться, и я поневоле остался в долгу у незабвенной Екатерины Афанасьевны.

(13)Уроков я не мог давать: одна ходьба в университет с Пресненских прудов брала взад и вперёд часа четыре времени, да мать и не хотела, чтобы я работал:

— (14)Ты будешь, — говорилось, — чужой хлеб заедать; пока хоть какая-нибудь есть возможность, живи на нашем.

(15)Так и перебивались. (16)К счастью нашему, в то блаженное время не платили за лекции, не носили мундиров, и даже когда введены были мундиры, то мне сшили сёстры из старых вещей какую-то мундирную куртку с красным воротником, и я, чтобы не обнаружить несоблюдения формы, сидел на лекциях в шинели, выставляя на вид только светлые пуговицы и красный воротник.

(17)Как мы выжили в Москве во время моего студенчества, для меня остался загадкою. (18)Квартира и отопление были, правда, даровые у дяди в течение года. (19)А содержание? (20)А платье? (21)Две сестры, мать и две служанки, и я на прибавку. (22)Сёстры работали; продавались какие-то остатки, но как этого доставало — не понимаю. (23)Иногда, только иногда, в торжественные праздники, помогал мой крёстный отец, Семён Андреевич Лукугин; помогали иногда кое-какие старые знакомые. (24)Но я не был благодарным по отношению к ним, о чём сейчас сожалею. ( По Н. И. Пирогову )

Читайте также:  Туфли как по немецки будет

*Николай Иванович Пирогов (1810—1881) — русский хирург, анатом, естествоиспытатель, педагог.

Вступление. На нашем жизненном пути встречается немало людей, которые помогают, подставляют плечо, дают советы, да просто оказываются с нами рядом в трудную минуту. И нередко мы воспринимаем это как должное, как некую обязанность близких совершать для нас добрые поступки. Формулировка проблемы. Выдающийся хирург Н.И.Пирогов поднимает проблему проявления благодарности по отношению к людям.

Комментарий. 1-й пример. Автор с горечью и искренним раскаянием пишет о том, что не всегда выполнял священный долг к тем, кто когда-то протянул ему руку помощи. По прошествии многих лет он так и не удосужился проявить добрые чувства к семье профессора Моейера, которая приняла участие в судьбе юноши, не препятствовала зарождающейся любви бедного, никому не известного студента и дочери уважаемого учёного и его жены. Пояснение 1-го примера. Этот пример показывает, что не нужно стесняться говорить слова признательности и благодарности людям, которые дарили свою любовь и тепло. 2-й пример. Но с особенно нестерпимым стыдом и мучительной болью Н.И.Пирогов говорит о том, что оказался неблагодарным к матери и сёстрам, которые много трудились, отказывали себе во всём, чтобы он мог учиться в университете, стать достойным человеком. Для них это не было жертвой, они верили в счастливую будущность своего любимца и оказались правы. Пояснение 2-го примера. Автор пишет об этом, чтобы покаяться перед родными людьми в том, что не смог выразить свою любовь к ним. Смысловая связь примеров. Эти два примера, дополняя друг друга, помогают читателю осознать, какие страдания причиняем мы своим близким равнодушием к их заботе и преданности, как потом терзает чувство вины за такое отношение.

Позиция автора. Автор считает, что следует говорить «спасибо» не только в душе, но и уметь благодарить вслух, от всего сердца, хотя это бывает не всегда легко.

Собственное отношение к позиции автора. Я разделяю точку зрения учёного на проблему неблагодарности, неумения или нежелания выразить любовь и признательность к тем, кто помог нам в трудной жизненной ситуации. А ведь это делает несчастными тех и других. Зато как приятно чем-то отблагодарить людей за добро! Аргументация собственной позиции. Я вспоминаю героя романа Джека Лондона «Мартин Иден», который, преодолев огромные трудности, превратился из полуграмотного матроса в известного писателя. Он, получив первые большие гонорары, от всего сердца отблагодарил тех, кто давал ему небольшие деньги, хотя сам нуждался, кто отрывал от себя последний кусок хлеба, кто верил в его талант и призвание. Мартин приобрёл дом для Марии, в чьём бедном домишке он снимал угол, дал денег семье сестры, которая надрывалась на тяжёлой работе, с тем, чтобы она больше не трудилась, помог другу, работавшему вместе с ним в прачечной. Он отплатил им сполна за поддержку и участие в его судьбе.

Вывод. Прочитав этот текст, понимаешь, что нужно вовремя проявить благодарность, успеть сделать что-то хорошее для тех, кто не предал, не отступился, помог тебе. Иначе угрызения совести за неоплаченный долг не дадут покоя, измучают душу, отнимут радость жизни.

Источник

Я был принят в этом семействе как родной

(1)Я все чаще думаю о том, как трудно быть истинно благодарным, то есть принести пользу тому, кто оказал нам некогда истинное благодеяние. (2)Неуважение к заслугам, а еще более неблагодарность, представлялись всегда моему воображению в самом отвратительном виде. (3)В душе я никогда не был неблагодарным, но — увы! (4) На деле я не сумел или даже не захотел (кто доберётся до правды, роясь в хламе сердца!) быть благодарным именно там, где благодарность была священным долгом.
(5)Правда, во всей моей жизни не так много случаев такого долга.
(6)Я имел твердое намерение отблагодарить — и не однажды, — но судьба не дала мне этого сделать. (7)Один случай касается целого периода моей жизни; здесь я скажу только, что я считал себя обязанным благодарностью почтенному семейству профессора Мойера, и именно его почтеннейшей теще Екатерине, урожденной Буниной (сестре по отцу Василия Андреевича Жуковского). (8)Я был принят в этом семействе как родной и мечтал о женитьбе на его дочери. (9)Мечтам юности не суждено было осуществиться, и я поневоле остался в долгу у незабвенной Екатерины Афанасьевны.
(10)Наконец, самый священный долг, оставшийся не так выполненным, — как бы мне теперь (но, увы, поздно!) хотелось это сделать, — был долг благодарности моей матери и двум старшим сестрам. (11)Со смерти отца, с 1824 по 1827 год, эти три женщины содержали меня своими трудами. Кое-какие крохи, оставшиеся после разгрома отцовского состояния, недолго тянулись; и мать, и сестры принялись за мелкие работы; одна из сестер поступила на работу в какое-то благотворительное детское заведение в Москве и своим крохотным жалованьем поддерживала существование семьи.
(13)Уроков я не мог давать: одна ходьба в университет с Пресненских прудов брала взад и вперёд часа четыре времени, да мать и не хотела, чтобы я работал.
-(14)Ты будешь, — говорилось, — чужой хлеб заедать; пока хоть какая-нибудь есть возможность, живи на нашем.
(15)Так и перебивались. (16)К счастью нашему, в то блаженное время не платили за лекции, не носили мундиров, и даже когда введены были мундиры, то мне сшили сёстры из старых вещей какую-то мундирную куртку с красным воротником, и я, чтобы не обнаружить несоблюдения формы, сидел на лекциях в шинели, выставляя на вид только светлые пуговицы и красный воротник.
(17)Как мы выжили в Москве во время моего студенчества, для меня осталось загадкою. (18)Квартира и отопление были, правда, даровые у дяди в течение года. (19)А содержание? (20) А платье? (21) Две сестры, мать и две служанки, и я на прибавку. (22)Сестры работали; продавались кое-какие остатки, но как до этого доставало — не понимаю. (23) Иногда, только иногда, в торжественные праздники, помогал мой крестный отец, Семен Андреевич Лукутин; помогали иногда кое-какие старые знакомые. (24)Но я не был благодарным по отношению к ним, о чем сейчас сожалею.

В приведенном для анализа тексте Николай Иванович Пирогов, выдающийся русский хирург и педагог, рассматривает проблему значимости выражения благодарности.

Рассуждая над тем, как важно быть благодарным, автор приводит в пример два случая из своей жизни, которые, по его мнению, являются иллюстрациями «священного долга».

Читайте также:  Как по английски будет я еще вернусь

Первый из них связан с периодом пребывания в семье профессора Мойера. Об этом времени у автора остались приятные воспоминания: «Я был принят в этом семействе как родной…». Автор очень признателен теще профессора Екатерине Афанасьевне, принявшей особое участие в его судьбе. За проявленную доброту он чувствует себя обязанным ей: «…и я поневоле остался в долгу…».

Второй случай связан с теплыми воспоминаниями о матери и сестрах автора, которые поддерживали его в студенческие годы. Зарабатывать деньги юноша не мог, поскольку был очень занят учебой. Именно поэтому семья всеми силами пыталась помогать ему в материальном плане: «…эти три женщины содержали меня своими трудами». Автор очень признателен своим близким людям за их заботу и поддержку. Он считает долг благодарности перед ними «священным».

Оба примера, дополняя друг друга, объединены тем, что подчеркивают важность выражения благодарности. Случаи из жизни автора показывают, что быть благодарными – это наша обязанность, которую нужно своевременно исполнять.

Вы видите только 35% текста. Оплатите один раз,
чтобы читать целиком более 6000 сочинений сразу по всем предметам

Доступ будет предоставлен бессрочно, навсегда.

Источник

Сочинение 13. Сборник ЕГЭ-2019

Я всё чаще думаю о том, как трудно быть истинно благодарным, то есть принести пользу тому, кто оказал нам некогда благодеяние. Неуважение к заслугам, а ещё более неблагодарность представлялись всегда моему воображению в самом отвратительном виде. В душе я никогда не был неблагодарным, но — увы!

Я всё чаще думаю о том, как трудно быть истинно благодарным, то есть принести пользу тому, кто оказал нам некогда благодеяние. Неуважение к заслугам, а ещё более неблагодарность представлялись всегда моему воображению в самом отвратительном виде. В душе я никогда не был неблагодарным, но — увы!

На деле я не сумел или даже не захотел (кто доберётся до правды, роясь в хламе сердца!) быть благодарным именно там, где благодарность была священным долгом.

Правда, во всей моей жизни не так много случаев такого долга.

Я имел твёрдое намерение отблагодарить — и не однажды, — но судьба не дала мне этого сделать. Один случай касается целого периода моей жизни; здесь я скажу только, что я считал себя обязанным благодарностью почтенному семейству профессора Мойера, и именно его почтеннейшей тёще Екатерине Афанасьевне Протасовой, урождённой Буниной (сестре по отцу Василия Андреевича Жуковского).

Я был принят в этом семействе как родной и мечтал о женитьбе на его дочери.

Мечтам юности не суждено было осуществиться, и я поневоле остался в долгу у незабвенной Екатерины Афанасьевны.

Наконец, самый священный долг, оставшийся не так выполненным, — как бы мне теперь (но, увы, поздно!) хотелось это сделать, — был долг благодарности моей матери и двум старшим сёстрам. Со смерти отца, с 1824 по 1827 год, эти три женщины содержали меня своими трудами. Кое-какие крохи, оставшиеся после разгрома отцовского состояния, недолго тянулись; и мать, и сёстры принялись за мелкие работы; одна из сестёр поступила на работу в какое-то благотворительное детское заведение в Москве и своим крохотным жалованьем поддерживала существование семьи.

Уроков я не мог давать: одна ходьба в университет с Пресненских прудов брала взад и вперёд часа четыре времени, да мать и не хотела, чтобы я работал.

— Ты будешь, — говорилось, — чужой хлеб заедать; пока хоть какая-нибудь есть возможность, живи на нашем.

Так и перебивались. К счастью нашему, в то блаженное время не платили за лекции, не носили мундиров, и даже когда введены были мундиры, то мне сшили сёстры из старых вещей какую-то мундирную куртку с красным воротником, и я, чтобы не обнаружить несоблюдения формы, сидел на лекциях в шинели, выставляя на вид только светлые пуговицы и красный воротник.

Как мы выжили в Москве во время моего студенчества, для меня осталось загадкою. Квартира и отопление были, правда, даровые у дяди в течение года.

А содержание? А платье? Две сестры, мать и две служанки, и я на прибавку.

Сёстры работали; продавались какие-то остатки, но как этого доставало — не понимаю. Иногда, только иногда, в торжественные праздники, помогал мой крёстный отец, Семён Андреевич Лукутин; помогали иногда кое-какие старые знакомые. Но я не был благодарным по отношению к ним, о чём сейчас сожалею.

(По Н. И. Пирогову*)
Николай Иванович Пирогов (1810-1881) — русский хирург, анатом, естествоиспытатель, педагог.

Николай Иванович Пирогов — великий русский хирург, спасший сотни жизней, человек, не жалевший себя и своего здоровья. Он был верен клятве Гиппократа до конца своих дней. В данном тексте он поднимает проблему благодарности близким людям, чувства долга перед ними.

Раскрывая данную проблему, Пирогов вспоминает годы студенчества, когда он и его семья переживали трудные времена безденежья. Автор хочет обратить наше внимание на то, как часто мы забываем о благодарности. Пирогов не говорит о других, он говорит о себе: «В душе я никогда не был неблагодарным, но — увы! На деле я не сумел или даже не захотел (кто доберётся до правды, роясь в хламе сердца!) быть благодарным именно там, где благодарность была священным долгом». Автор вспоминает два случая, когда благодарность близким он просто обязан был выразить и не смог. Он чувствовал благодарность к Екатерине Афанасьевне Протасовой, на дочери которой он хотел жениться. Второй случай был связан с семьей Пирогова: «долг благодарности… матери и двум старшим сёстрам» врач так и не смог отдать. О чем же сожалеет автор? Николай Иванович в годы студенчества вынужден был жить на средства, которые зарабатывали его сестры и мать. Родственники считали, что он должен учиться, а не работать, и сделали правильно. Но сам Пирогов потом часто задумывался: «Как мы выжили в Москве во время моего студенчества, для меня осталось загадкою…Но я не был благодарным по отношению к ним, о чём сейчас сожалею».

Позиция автора в данном тексте проста и понятна: близкие люди поддерживают нас в трудные минуты, протягивают нам руку помощи, и человек испытывает в ответ чувство благодарности, которое воспринимается им как священный долг. Быть истинно благодарным человеком очень трудно.

Я полностью согласна с мнением автора. Быть благодарным намного сложнее, чем самому что-то делать для других. Многие люди не знают, как быть благодарным, как выразить то, чувство, которое возникает в нас, если нам сделали что-то доброе или приятное. Конечно, сейчас много и безнравственных людей, они вообще не задумываются о благодарности, их совесть спит, это жалкие потребители, не умеющие быть благодарными. Но с другой стороны благодарность воспитывается родителями, если человек с детства не привык говорить слова вежливости, не ценит труд матери или отца, не помогает близким и друзья, то вряд ли такой человек будет кому-то за что-то благодарен. Получается, что надо постоянно задумываться о тех, кто рядом с нами, кто помогает нам, делает для нас что-то безвозмездно. И поэтому прав философ Василий Ключевский: «Благодарность не есть право того, кого благодарят, а есть долг того, кто благодарит; требовать благодарности — глупость; не быть благодарным — подлость».

Читайте также:  Как должен быть пришит подклад у норковой шубы

Таким образом, умение быть благодарным – ценное качество, данное не многим.

Источник

Проблема благодарности близким людям. По Н.И.Пирогову

Проблема благодарности близким людям, чувства долга перед ними. По Н.И.Пирогову

Благодарность близким людям… Мы понимаем, что это наш нравственный долг – выразить признательность тем, кто помог нам в трудную минуту. Но всегда ли мы это делаем вовремя? К сожалению, часто мы надеемся, что успеем ещё произнести добрые слова, которые так необходимы родным, что близкие рядом и никуда от нас не денутся, но, увы, мы опаздываем…

Что же является причиной того, что мы испытываем признательность по отношению к родным? Почему мы осознаём свой нравственный долг перед ними? Именно эти вопросы возникают при чтении текста известного хирурга Н. И. Пирогова.

Раскрывая проблему благодарности близким людям, чувства долга перед ними, автор опирается на личный жизненный опыт. Он приводит много примеров, когда должен был выразить признательность тем, кто поддержал его в трудную минуту, помог ему, жертвуя своими интересами, но не успел поблагодарить близких. Например, автор какое-то время жил в семье профессора Мойера, где был принят как родной. Особое участие в его судьбе приняла сестра по отцу известного поэта-романтика Жуковского Екатерина Афанасьевна Протасова, которая являлась тёщей профессора. К сожалению, автор, несмотря на благие намерения, по каким-то причинам не успел выразить благодарность добрым и гостеприимным людям.

Ещё один пример, который приводит автор, связан с его матерью и двумя старшими сёстрами, которые с 1824 по 1827 год поддерживали юношу, который учился в университете. Заниматься репетиторством, он не мог, так как много времени уходило на дорогу, да и домашние не позволили ему это делать, так как считали, что основная обязанность молодого человека – учёба, приобретение знаний. А себя считали обязанными помогать ему в материальном плане, чтобы он не голодал и был одет. Мать и сёстры брались за любую работу, даже низкооплачиваемую, лишь бы помочь родному человеку. Одна из сестёр работала в благотворительном заведении и, получая небольшое жалованье, помогала семье выжить в тяжёлый период.

Автор считает, что родные люди, которые помогают нам в трудную минуту, имеют право услышать в ответ слова признательности и благодарности. Это наш нравственный долг. Быть по-настоящему благодарным человеком нелегко.
Я соглашусь с мнением автора.Бесспорно, благодарность по отношению к близким людям – это наша обязанность. Мы никогда не должны забывать о родных людях, которые пришли нам на помощь в трудную минуту.

В заключение хочу подчеркнуть, что мы не должны воспринимать помощь и самопожертвование наших близких как нечто само собой разумеющееся, нужно уметь быть благодарным.

(1)Я все чаще думаю о том, как трудно быть истинно благодарным, то есть принести пользу тому, кто оказал нам некогда истинное благодеяние. (2)Неуважение к заслугам, а еще более неблагодарность, представлялись всегда моему воображению в самом отвратительном виде. (3)В душе я никогда не был неблагодарным, но — увы! (4) На деле я не сумел или даже не захотел (кто доберётся до правды, роясь в хламе сердца!) быть благодарным именно там, где благодарность была священным долгом.
(5)Правда, во всей моей жизни не так много случаев такого долга.
(6)Я имел твердое намерение отблагодарить — и не однажды, — но судьба не дала мне этого сделать. (7)Один случай касается целого периода моей жизни; здесь я скажу только, что я считал себя обязанным благодарностью почтенному семейству профессора Мойера, и именно его почтеннейшей теще Екатерине, урожденной Буниной (сестре по отцу Василия Андреевича Жуковского). (8)Я был принят в этом семействе как родной и мечтал о женитьбе на его дочери. (9)Мечтам юности не суждено было осуществиться, и я поневоле остался в долгу у незабвенной Екатерины Афанасьевны.
(10)Наконец, самый священный долг, оставшийся не так выполненным, — как бы мне теперь (но, увы, поздно!) хотелось это сделать, — был долг благодарности моей матери и двум старшим сестрам. (11)Со смерти отца, с 1824 по 1827 год, эти три женщины содержали меня своими трудами. Кое-какие крохи, оставшиеся после разгрома отцовского состояния, недолго тянулись; и мать, и сестры принялись за мелкие работы; одна из сестер поступила на работу в какое-то благотворительное детское заведение в Москве и своим крохотным жалованьем поддерживала существование семьи.
(13)Уроков я не мог давать: одна ходьба в университет с Пресненских прудов брала взад и вперёд часа четыре времени, да мать и не хотела, чтобы я работал.
-(14)Ты будешь, — говорилось, — чужой хлеб заедать; пока хоть какая-нибудь есть возможность, живи на нашем.
(15)Так и перебивались. (16)К счастью нашему, в то блаженное время не платили за лекции, не носили мундиров, и даже когда введены были мундиры, то мне сшили сёстры из старых вещей какую-то мундирную куртку с красным воротником, и я, чтобы не обнаружить несоблюдения формы, сидел на лекциях в шинели, выставляя на вид только светлые пуговицы и красный воротник.
(17)Как мы выжили в Москве во время моего студенчества, для меня осталось загадкою. (18)Квартира и отопление были, правда, даровые у дяди в течение года. (19)А содержание? (20) А платье? (21) Две сестры, мать и две служанки, и я на прибавку. (22)Сестры работали; продавались кое-какие остатки, но как до этого доставало — не понимаю. (23) Иногда, только иногда, в торжественные праздники, помогал мой крестный отец, Семен Андреевич Лукутин; помогали иногда кое-какие старые знакомые. (24)Но я не был благодарным по отношению к ним, о чем сейчас сожалею.

Источник

Adblock
detector