Я не таким был с детских лет как прочие

Я не таким был с детских лет как прочие

t6vFQ XIzAb1q U4WQuX12dbk EanTOgzCXvw9KWR5D8yWMm9GGHft5R3CmrUAGzgD1MuWGf

Jurij Abazov запись закреплена
На земле Баяна

100 самых мудрых цитат в мире

В цитатах скрыта правда, они заставляют задуматься…

Если человек действительно чего-то захочет, то вся Вселенная будет способствовать тому, чтобы его желание сбылось.
​ Пауло Коэльо

2. Не всегда прощения просит тот, кто виноват. Прощения просит тот, кто дорожит отношениями.

4. Один не разберет, чем пахнут розы. Другой из горьких трав добудет мед. Кому-то мелочь дашь, навек запомнит. Кому-то жизнь отдашь, а он и не поймет.

5. Какая разница, кто сильнее, кто умнее, кто красивее, кто богаче? Ведь, в конечном итоге, имеет значение только то, счастливый ли ты человек или нет?

6. Самое бесполезное жить для других когда не просят.

7. Жить надо так, чтобы тебя помнили и сволочи.

8. Я все равно ни о чем не жалею — хотя бы потому, что это бессмысленно.

9. Как легко обидеть человека! Взял и бросил фразу злее перца. А потом порой не хватит века. Чтоб вернуть обиженное сердце.

10. У иных людей мозгов — кот наплакал, зато амбиций — слон наложил.

11. Мне наплевать, что вы обо мне думаете. Я о вас не думаю вообще.

12. В наши дни люди всему знают цену, но ничего не умеют ценить

13. Когда тебя предали — это все равно, что руки сломали. Простить можно, но вот обнять уже НИКОГДА не получится.

Лев Николаевич Толстой

14. Любовь бежит от тех, кто гонится за нею, а тем, кто прочь бежит, кидается на шею.

15. Говори правду, и тогда не придется ничего запоминать.

16. Я всегда ищу в людях только хорошее. Плохое они сами покажут.

17. Бывает лед сильней огня, зима — порой длиннее лета, бывает ночь длиннее дня и тьма вдвойне сильнее света. Бывает сад громаден, густ, а вот плодов совсем не снимешь. Так берегись холодных чувств, не то, смотри, совсем застынешь.

Иосиф Александрович Бродский

18. Судьба не дура… зря людей сводить не станет!

19. Люди одиноки, потомy что вместо мостов они стpоят стены.

20. Не бойтесь кого-то потерять. Вы не потеряете того, кто нужен вам по жизни. Теряются те, кто послан вам для опыта. Остаются те, кто послан вам судьбой.

21. Не тот велик, кто никогда не падал, а тот велик — кто падал и вставал!

22. Перед тем как излить душу, убедитесь что «сосуд», не протекает.

Джордж Бернард Шоу

23. Интернет, он не сближает. Это скопление одиночества. Мы вроде вместе, но каждый один. Иллюзия общения, иллюзия дружбы, иллюзия жизни…

Януш Леон Вишневский

24. Если человек предал кого-то из-за тебя, не стоит связывать с ним жизнь, рано или поздно он предаст тебя из-за кого-то.

Антуан де Сент-Экзюпери

25. Если все сложилось не так, как вы ожидали, не расстраивайтесь. Божьи планы всегда лучше наших.

Иоганн Вольфганг фон Гёте

26. Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной я не вполне уверен.

27. Верность, которую удается сохранить только ценой больших усилий, ничуть не лучше измены.

Франсуа Де Ларошфуко

28. Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой.

Антон Павлович Чехов

29. Есть три вещи, которых боится большинство людей: доверять, говорить правду и быть собой.

Федор Михайлович Достоевский

30. Две самые ужасные фразы в мире, это: „Мне надо с тобой поговорить“ и „Надеюсь, мы останемся друзьями“. Самое смешное, они всегда приводят к противоположному результату, ломая и беседу, и дружбу.»

31. Что толку трогать ножкой омут, когда ныряешь с головой?

32. В грозы, в бури, в житейскую стынь, при тяжёлых утратах и когда тебе грустно, казаться улыбчивым и простым — самое высшее в мире искусство.

33. B мою жизнь входят те, кто хочет, и кто хочет уходит, но есть общие правила для всех гостей: заходя — вытирайте ноги, уходя — закрывайте за собой дверь.

34. Счастливей всех тот, кто без тревоги ждет завтрашнего дня: он уверен, что принадлежит сам себе.

Луций Анней Сенека

35. Есть такие слезы, которые надо выплакать обязательно, в любое время дня и ночи, выплакать, чтобы все внутри перегорело…

36. Всё приходит в своё время для тех, кто умеет ждать.

37. В молодости мужчина хочет секса, а женщина любви. В зрелости он хочет любви, а она секса. И только в старости они хотят одного и того же: покоя.

38. Когда человеку лежать на одном боку неудобно — он перевертывается на другой, а когда ему жить неудобно — он только жалуется. А ты сделай усилие: перевернись!

39. Когда человеку по-настоящему тяжело, он не плачет и голос его звучит почти спокойно. Боль уходит вглубь. Истерика и слезы — спутники скорее слабой или показной боли, чем истинной.

40. Величайшее в жизни счастье — это уверенность в том, что нас любят, любят за то, что мы такие, какие мы есть, или несмотря на то, что мы такие, какие мы есть.

41. Я презираю свое Отечество с головы до ног, но если с этим соглашаются иностранцы, мне становится очень обидно.

Александр Сергеевич Пушкин

42. У каждого мужчины где-то на свете есть женщина, созданная только для него. Она не лучше других, но она единственная, кто ему по-настоящему нужен. И у каждой женщины тоже обязательно есть такой мужчина. Мало кому выпадает счастье встретиться. Или же люди встречаются и проходят мимо, не распознав своей судьбы. Это тайна, у которой нет объяснений.

43. Умей ценить того кто без тебя не может, и не гонись за тем кто счастлив без тебя!

Габриэль Гарсиа Маркес

44. Любовь в браке сохраняется до тех пор, пока муж и жена продолжают интересоваться мыслями друг друга.

45. Умный человек не обижается, а делает выводы.

46. Депрессия не признак слабости — это признак того, что вы пытались быть сильным слишком долго.

47. Человек должен быть порядочным, это осуществимо в любых условиях при любой власти. Порядочность не предполагает героичности, она предполагает неучастие в подлости.

48. Все хотят, чтобы что-нибудь произошло, и все боятся, как бы чего не случилось.

49. У женщины действительно есть такое место, прикоснувшись к которому, можно свести ее с ума… это Душа…

50. Не спрашивай о том, что тебя не касается, не услышишь того, что тебе не понравится.

51. Дайте человеку необходимое и он захочет удобств. Обеспечьте его удобствами — он будет стремиться к роскоши. Осыпьте его роскошью — он начнет вздыхать по изысканному. Позвольте ему получать изысканное и он возжаждет безумств. Одарите его всем, что он пожелает — он будет жаловаться, что его обманули и что он получил совсем не то, что хотел.

52. Кто не любит одиночества — тот не любит свободы, ибо лишь в одиночестве можно быть свободным.

53. Перед самым рождением младенца ангел прижимает палец к его губам и шепчет: «Забудь все свои прошлые жизни, воспоминания о них не должны смущать тебя в жизни настоящей». И над верхней губой новорожденного остается ложбинка.

54. Мужчина должен помочь женщине быть слабой, сильной она может быть и без него.

55. Чем честнее человек, тем меньше он подозревает других в бесчестности. Низкая душа предполагает всегда и самые низкие побуждения у благородных поступков.

Марк Туллий Цицерон

56. Уважения заслуживают те люди, которые независимо от ситуации, времени и места, остаются такими же, какие они есть на самом деле.

Михаил Юрьевич Лермонтов

58. Одна большая любовь, которая произошла один раз за всю жизнь, оправдывает все те бесконечные приступы отчаяния, которым человек бывает обычно так подвержен.

59. Не пытайтесь казаться людям лучше, чем Вы есть на самом деле — на цыпочках долго не устоишь… но и не пытайтесь казаться хуже, чем Вы есть — на корточках тоже долго не просидишь… ВСЕГДА ОСТАВАЙТЕСЬ СОБОЙ!

Михаил Афанасьевич Булгаков

60. Прощать надо молча — иначе какое же это прощение.

61. Стараться забыть кого-то-значит все время о нем помнить…

62. Счастлив тот, кто умеет быть простым в сложных отношениях.

63. То как ты поступаешь по отношению к другим людям, вернется к тебе рано или поздно. Это закон Окончательного Возврата. Он не имеет ничего общего с наказанием или вознаграждением. Так устроен мир. Ты получаешь то, что посылаешь. Это неизбежно.

64. Вот она, жизнь…Вечно всё то же: один ждёт другого, а его нет и нет. Всегда кто-нибудь любит сильнее, чем любят его. И наступает час, когда хочется уничтожить то, что ты любишь, чтобы оно тебя больше не мучило…

65. Слова, предназначенные для одного человека, ничего не дадут другому.

66. Поторопись! С каждой секундой песка в твоих песочных часах становится меньше, а добавить его нельзя.

67. Пессимист видит трудности при каждой возможности; оптимист в каждой трудности видит возможности.

68. Счастье — это когда ты хочешь то, что можешь, и можешь то, что хочешь.

Читайте также:  Как часто можно есть творог грудничкам

69. Брак без любви — чреват любовью без брака.

70. Будьте заняты. Это самое дешевое лекарство на земле — и одно из самых эффективных.

71. Каждый человек — кузнец своего счастья, причем голова служит ему то молотом, то наковальней.

72. Люди, как правило, не отдают себе отчета в том, что в любой момент могут выбросить из своей жизни все что угодно. В любое время. Мгновенно.

73. Когда разочаровываешься в человеке, понимаешь: это не он такой плохой! Это ты относилась к нему лучше, чем он этого заслуживал, и ждала от него того, на что он вообще не способен…

Иван Сергеевич Тургенев

74. Войско баранов, возглавляемое львом всегда одержит победу над войском львов, возглавляемых бараном.

75. Мы любовь свою схоронили, крест поставили на могиле,»Слава Богу»-сказали оба, но восстала Любовь из гроба, укоризненно нам кивая-«Что вы сделали, я-живая!»

76. Знаешь, что такое верность? Умение себе запрещать.

77. Всё, что человек хочет— непременно сбудется, а если не сбудется, то и желания не было, а если сбудется, не то — разочарование только кажущееся. Сбылось — именно то!

Александр Александрович Блок

78. Грех отдаваться без любви, грех не отдаваться, если любишь.

Михаил Ефимович Литвак

79. У каждого в жизни есть кто-то, кто никогда тебя не отпустит, и кто-то, кого никогда не опустишь ты.

81. Умная девушка целует, но не любит, слушает, но не верит и уходит до того, как ее оставили.

82. Брак — это единственный вид тюрьмы, из которой тебя выпустят на свободу за плохое поведение.

83. Душа, в отличие от разума, не думает и не рассуждает — она чувствует и знает, поэтому не ошибается.

84. Никогда не осуждайте человека, пока не пройдете долгий путь в его ботинках.

85. Всегда помни, что толпа, рукоплещущая твоей коронации— та же толпа, которая будет рукоплескать твоему обезглавливанию. Люди любят шоу.

86. Кто хочет делать — ищет способ, кто не хочет — ищет причину.

87. Потерять любимого человека — это страшно, но еще страшнее так никогда его и не встретить.

88. Диких зверей можно не бояться, нужно бояться плохого друга. Ибо дикий зверь ранит только тело, а плохой друг ранит душу.

Сиддхартха Гаутама (Будда Шакьямуни)

89. У её ног лежат 10 мужчин, а ей нужен одиннадцатый, который стоит и смотрит в другую сторону.

90. Для создания семьи достаточно полюбить, а для её сохранения нужно научиться терпеть и прощать.

91. Слабые никогда не прощают. Умение прощать — свойство сильных.

92. Многоточие — это следы на цыпочках ушедших слов.

93. Друг — это одна душа, живущая в двух телах.

94. Умен не тот, кто не делает ошибок, Умен тот, кто умеет легко и быстро исправлять их.

Владимир Ильич Ленин

95. Не тот дорог, с кем хорошо, а тот, без которого плохо …

96. Чем больше я узнаю людей, тем больше я люблю собак.

97. Самый большой обман — обещать любить одного человека всю жизнь.

98. Деревья обнажили плечи, скрывает маски желтый бал, Кто говорит, что время лечит, тот никогда любви не знал.

99. Прежде чем осуждать кого-то возьми его обувь и пройди его путь, попробуй его слезы, почувствуй его боли. Наткнись на каждый камень, о который он споткнулся. И только после этого говори, что ты знаешь- как правильно жить.

100. Только одной причиной можно объяснить, почему в настоящий момент вы не испытываете блаженство и счастье: ваши мысли заняты тем, чего у вас нет. Иначе вы были бы счастливы! Вы сосредоточены на том, чего у вас нет. Однако уже сейчас вы можете блаженствовать-для этого у вас есть все!

Могут ли все ваши тревоги вместе взятые продлить вашу жизнь хоть на мгновение? Зачем волноваться о том, что будет завтра? Есть ли жизнь после смерти? Буду ли я жить после того как умру? Кто-то когда-то сказал: Жизнь-это то что случается с нами пока мы составляем планы.

Источник

Я не таким был с детских лет как прочие

Я буду писать стихи ему – может он
Расслышит их, возвращаясь под утро с пьянки.
На шею себе повесит их, как жетон,
Стальной, именной, простого сержанта янки.

Недействительные талоны; ущерб немыслим.
Информация неверна; показанья лживы.
Он писал мне «я тут умру без тебя», но мы с ним
Остались живы.

Истечет ведь куда быстрее, чем им поверишь.
И за это им даже, в общем-то, не предъявишь.
Сколько нужно, чтоб написать их? Минуты две лишь
И десять клавиш.

Сколько нужно, чтоб обезвредить их, словно мину
У себя в голове. Сапер извлечет из почвы
Как из почты, и перережет, как пуповину
Проводочек: «Эй, половина.
Спокойной ночи».

С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы – почти тигрица, обнимающая детеныша.

Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество.

Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать – ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний – эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует – безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие. Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия.

Ей бы только идти с ним, слушать, как он грассирует, наблюдать за ним, «вот я спрячусь – ты не найдешь меня»; она старше его и тоже почти красивая. Только безнадежная.

Она что-то ему читает, чуть-чуть манерничая; солнце мажет сгущенкой бликов два их овала. Она всхлипывает – прости, что-то перенервничала. Перестиховала.

Он кивает; ему и грустно, и изнуряюще; трется носом в ее плечо, обнимает, ластится. Он не любит ее, наверное, с января еще – но томим виноватой нежностью старшеклассника.

Она скоро исчезнет; оба сошлись на данности тупика; «я тебе случайная и чужая». Он проводит ее, поможет ей чемодан нести; она стиснет его в объятиях, уезжая.

И какая-то проводница или уборщица, посмотрев, как она застыла женою Лота – остановится, тихо хмыкнет, устало сморщится – и до вечера будет маяться отчего-то.

Потому что Ты от меня уже устаешь. Сожалеешь, что вообще-то меня придумал.

Ты играешь в огромный боулинг моим мирком, стиснув его в своей Всемогущей руце, катишь его орбитой, как снежный ком, чувством влеком, что все там передерутся, грохнет последним страйком игра Твоя. Твой азарт уже много лет как дотлел и умер. А на этом стеклянном шарике только я и ценю Твой гигантоманский усталый юмор.

Злишься – обзавелась благодарной паствой,
Кормишь собой желающих раз в два дня?
Да. Те, кто был любим – ни прощай, ни здравствуй.
Тем, кто остался рядом – не до меня.

Пой, пока не сведет лицевые мышцы,
Пой, даже видя, сколько кругом дерьма.
Мальчик мой, ты не выдержишь – задымишься,
Срежешься, очень быстро сойдешь с ума.

Нет у меня ни паствы, ни слуг, ни свиты.
Нет никаких иллюзий – еще с зимы.
Все стало как обычно; теперь мы квиты.
Господи,
Проапгрейди и вразуми.

Ты просишь:
— Можно я поживу у него пока?
Надеясь:
— Можно я поживу с ним?
Глотая:
— Можно я поживу в нем.

Мы вплываем друг другу в сны иногда – акулами,
Долгим боком, пучинным облаком, плавниками,
Донным мраком, лежащим на глубине веками,
Он таскает, как камни, мысли свои под скулами,
Перекатывает желваками,

Он вращает меня на пальце, как в колесе, в кольце –
Как жемчужину обволакивает моллюск,
Смотрит; взгляд рикошетит в заднего вида зеркальце,
На которое я молюсь;

Это зеркальце льет квадратной гортанной полостью
Его блюзовое молчание, в альфа-ритме.
И я впитываю, вдыхаю, вбираю полностью
Все, о чем он не говорит мне.

Он ведь вовсе не мне готовится – сладок, тепленек,
Приправляется, сервируется и несется;
Я ловлю его ртом, как пес, как сквозь ил утопленник
Ловит
Плавленое солнце.

Эльвира Павловна, столица не изменяется в лице. И день, растягиваясь, длится, так ровно, как при мертвеце электрокардиограф чертит зеленое пустое дно. Зимою не боишься смерти – с ней делаешься заодно.

А розы Ваши, кстати, живы. На подоконнике стоят.

Эльвира Павловна, мне снится наш Невский; кажется, близка Дворцовая – как та синица – в крупинках снега и песка; но Всемогущая Десница мне крутит мрачно у виска. Мне чудится: вот по отелю бежит ребенок; шторы; тень; там счастье. Тут – одну неделю идет один и тот же день. Мне повторили многократно, что праздник кончился, увы; но мне так хочется обратно, что я не чувствую Москвы. Мне здесь бессмысленно и душно, и если есть минуты две, я зарываюсь, как в подушку, в наш мудрый город на Неве. Саднит; и холод губы вытер и впился в мякоть, как хирург. Назвать мне, что ли, сына Питер – ну, Питер Пэн там, Питер Бург. Сбегу туда, отправлю в ясли, в лицей да в университет; он будет непременно счастлив и, разумеется, поэт.

Читайте также:  Как узнать была ли начислена субсидия

Мне кажется, что Вы поймете: ну вот же Вы сидите, вот. Живете у меня в блокноте и кошке чешете живот. Глотаете свои пилюли, хихикаете иногда и говорите мне про блюли и про опилки Дадада. И чтобы мне ни возражали, просунувшись коварно в дверь: Вы никуда не уезжали, и не уедете теперь.

Мы ведь созвучны несказанно, как рифмы, лепящие стих; как те солдаты, партизаны, в лесу нашедшие своих. Связь, тесность, струнность, музык помесь – неважно, что мы говорим; как будто давняя искомость вдруг стала ведома двоим; как будто странный незнакомец вот-вот окажется твоим отцом потерянным – и мнится: причалом, знанием, плечом. Годами грызть замок в темнице – и вдруг открыть своим ключом; прозреть, тихонько съехать ниц и – уже не думать ни о чем.

От Вас внутри такое детство, такая солнечность и близь – Вам никуда теперь не деться, коль скоро Вы уже нашлись. Вы в курсе новостей и правил и списка действующих лиц: любимый мой меня оставил, а два приятеля спились, я не сдаю хвостов и сессий, и мне не хочется сдавать, я лучше буду, как Тиресий, вещать, взобравшись на кровать; с святой наивностью чукотской и умилением внутри приходят sms Чуковской, и я пускаю пузыри, а вот ухмылка друга Града, подстриженного как морпех – вот, в целом, вся моя отрада, и гонорар мой, и успех.

И, как при натяженьи нити (мы будто шестиструнный бас) – Вы вечерами мне звоните, когда я думаю о Вас. И там вздыхаете невольно, и возмущаетесь смешно – и мне становится не больно, раскаянно и хорошо.

Когда б не этот подоконник и семь поникших роз на нем.

Источник

Я не таким был с детских лет как прочие

orderarr

и тот огонь что горит во мне
это не я
это кто-то другой
ходит во мне с фонарём
ищет во мне человека

навстречу попадаются беженцы и солдаты
показывают в разные стороны
говорят:
«чё ты здесь делаешь
здесь давно никто не живёт»
прикуривают от фонаря
идут дальше

и тот кто ищет во мне человека
тоже продолжает идти

или лучше иди почитай прозу
в ней гораздо больше турников
и разметки по́ля
всё как-то спокойнее
чем составлять словесный портрет
по остаткам зубов
в задненёбных и переднеязычных
по ту сторону грозового фронта
под вой сигнальных звоночков

а в театре который выгорел
иногда живут бездомные бродяги
стукаются друг о дружку
деревянными носами
как последние из рода маори
в своей небывалой пустоте

и оплывает голос лорелеи
с прокопчённой высокой галереи

ты не первый
что пропал в этих водах
мальчик с коленками и облаками
август
расчёсанная чешуя каникул
а может
мальчика-то и не было

может
просто попалась хорошая книжка
и ты стал многоточием
сороконожкой
путаешь свои лапки
как слова
сидишь на месте
читаешь об африке

и может
кто-то дышит тебе в макушку
подсказывает
как приготовить языком и губами
самое вкусное блюдо
маленькие прозрачные внутренности хорея
ядовитая рыбка
которой нельзя отравиться

детской комнаты у меня не было

редкая птица знает моих щедрот
девочка на камне прыгает
не устаёт
паганель запахивается в халат
удивляется что не ошибся
называет на память
кто кто в теремочке живёт

зайцы улицы прочая толчея
спрыгни девочка
раздели меня на меня
такого квадратного
шарящего руками наоборот
когда мы идём за мёдом при свете дня

не матерью но домохозяйкой
и этот с кнопкой в животе висит на люстре
но вот невесело и мать бельё стирает
выходит на балкон
балкон звенит

как будто город петроград в году не помню
и двор повёрнутый лицом на абортарий
в нём шелест ток подземный колыханье
и страшно сквозь опущенных ресниц

свет близлежащий северный аптечный
смерть петербургский слабенький мотивчик
когда я вырасту меня уже не будет
так белка стрелке глядя с трапа говорит

доктор опаздывает ко второму звонку
едет через верховья нила и калахари
мама подпрыгивает бежит к окну
за окном равнина заполненная пустяками

машинами эхом собачьих разборок
доктор едет по этой снежной равнине
вечер кончается жизнь вырастает под сорок
мама стоит чужая как манекен в витрине

доктор расстёгивает чемоданчик
достаёт из кармана змею и дудку
ничего не понимает болеет мальчик
чёрная рука щекочет пятку
маленькая лихорадка подожди минутку

лишнего не рисуй
стань полиглотом
птенцом в руках
гладить твой синий мех
жить по очереди
спрашивать сов

вон он читает
пускает пыльные пузыри
родины – нет
мамы – нет

они летят и лопаются
летят и лопаются
дверь захлопывается

его накрывает свет

маленькая керосиновая книжка
синяя на школьной паучьей подставке
спящий не просыпается
чудище складывает лапки
механически продолжает идти
потом падает

изнутри раздаётся уханье
неземное до
по комнате разлетаются лучи цеппелины пятна
звери становятся человеком потом обратно
потом надевает калоши
начинает идти пальто
когда его спрашивают кто ты
говорит никто

не спорь
как будто с молоком
ты выпил дом
на стрелке
а в доме том
так говорят в начале
в доме том
летят дрозды
и бьют тарелки

и ты один
под 37 и 7
с пустым больничным клювом
в нём где-то прячется люголь
ещё по-моему любовь
ты не умрёшь
переживёшь
с таким уловом

мне часто ночами снится

чёрная курица
мокрого мальчика
по ступеням куда-то ведёт

в бумажном саду
я гуляю с тобою
вот здесь черёмуха
здесь повилика
ты показываешь крылом как пальцем

если обойти декорации
светло
пусто
одиноко

помни
мне с тобой хорошо

только не забудь
мне с тобой хорошо

купали красную кобылу
вода стекала из коня
так хорошо и грустно было
но как обычно без меня

где нет меня на хлеб и воду
посажен свет и все летят
я здесь где твой подводный город
лихой блатной болотный град

где длинноносик долгошеий
своими ручками махает
и человек сиречь евгений
от доброродства помирает

больные ломкие ответы
в мешке приносишь по теченью
в переговорной будке
короткие гудки
и простор для воображения
мария мёртвая мария
мне губы синие твои
тебе же календарь перекидной
чтоб обрывать меня по счастью
по кусочку

растяну твоё имя на бельевой верёвке
слоги топорщатся
снег скрипит под ногами
и кто-то стоит позади тебя
тянет руки сквозь простыню
чудный призрак
мёртвый гость спозаранку
а что у меня ещё есть
как будто я остался
а тебя выгнали
голую
едва одетую любовью

как покойница говаривала нет на свете покоя
теперь спокойна вяжет варежки ждёт сашу и таню
думает поспеть бы к зиме с чем их с земли встречать-то
руки крылья согреть верблюжьи уши пришить отправить по воду

ещё говорит помнишь ты говорил не стой на ветру
в стоунхендже аушвице бабьем яру
клялся что бросишь писать стихи но обманул
и я не послушалась потому что любила и сейчас люблю

вот только своих встречу а там и к тебе пойду

просто так не выловить эту рыбу
белую влажную
веткою или рукою
она плавает по тебе
щекочет хвостом лопатки
не живёт в реке
не поёт
не болит где попало

рыба говорит человеческим голосом
чего тебе надо
у тебя и так ничего не хватает
совсем старуха тебя забыла
не расплетает косу
не шепчет ласково
не обнимает

скалится белая рыба белый кит
говорит не бойся
я не злая я добрая подойди поближе
покажу все царства
всех ангелов всех чудовищ
ты один такой
больше в меня никто
не верит

карл у клавы украл полтаву
клава обиделась и умерла
кинули камнем в седого парня
его полтава звалась татьяна
шаганэ миндалина фергана

карлу неправильно карлу больно
из карла выпиливают квартет
роза упала на дар изоры
мёртвым клоуном горлом глаголем
кальция
вороном в молоке

салман о салман
склеивающий небо слюной
вползающий в пустые костяные стихи
погибающий на древесном посту
мы топчем тебя башмаками
и жуём твою кислоту
и ангел о шести ногах
отпирает тебе дверь
в бесконечный муравейник

тристаном попавшим под поезд
брошенным с корабля
и ничего не осталось
он каменный
он цветной
проводишь нездешней монетой по коже
есть кто живой
и кровь подбегает
показывает на луну
машет рукой

дурацкий матрос
здесь яблоку негде упасть
сошедший с ума
на правом борту за веслом
где память подпрыгивает
жаворонком числом
предчувствием черепа
на сквозняке позвонком

ну куда нам столько
мы в этой воде по горло
как будто всю ночь простоял в болоте
девять из десяти
что замёрз и простудился
в детстве у меня была ручная крыса
в детстве у меня не было никакой ручной крысы
она уже умерла
когда я ещё не родился
крыса прыгает с твоей головы на корабль
убегает как водомерка через моря
стаптывает башмаки
грызёт якоря когда
в темноте из болотной статуи течёт вода

графу до лихтенштейна рукой подать
сел в карету и проехал две-три улицы
там его королевство его море и небеса
датский ящичек
сплошные пластилиновые чудеса
помнишь как жрал баланду
и ноги раздувались как паруса

Читайте также:  Как пожарить мясо свинины в духовке чтобы было сочное с фото

граф обязательно приедет
он нас всех рассудит
этому пять лет
этому восемь девять десять
нина искренко встанет потянется и пойдёт
поезд тебя коленками перейдёт
в глаза заглянет
за руку вот так возьмёт
скажет люблю
будь мои фогелем
перьями покроется и запоёт

она живёт в америке на дереве
под флагом съеденным звёздами
мигающим
как сломанный телевизор
беседуя об эврике
думая об эрике
великане с красными волосами
мальчике с подсолнечными ногами

куда мне уехать из этой америки
я уже ничего не открою
стану живой и сильной
вернусь в прекрасное тело человека
сделаю маленького человечка
он будет плакать и улыбаться
говорить мама мама
ваш сын прекрасно болен
у него нет сердца и селезёнки
у него вместо этого крылья и перья
у него по позвоночнику течёт река
он поёт чужую песню
ропщет наподобие тростника

что там в тебе морзянка подземный жар
некрасива отвесна сидит любовь
большими руками гладит по голове
потеряла сына нашла тебя теперь никуда не уйдёт

развернул по комнате вещи и паруса
глотаешь микстуру пачками боишься уснуть
придёт с железными пальцами оторвёт язык
будешь бабачить гукать глаголы трепать

тузиком грелкой единственным подкидным
то ли зароешь дыхание то ли найдёшь
поселилась в доме яков петрович говорит
врёт наверное слишком женская слишком твоя

где копеешной кошкой на плече лежит
ёлочной лодочкой прыгает
под кожей переворачивается
тишина не скачивается
и тело ея дрожит
голова отвинчивается
замене не подлежит

потеряла голову
любит
кого-то любит

он никогда не принесёт в платке твою голову
с погодой не повезло
тепло и неторопливо
как будто тебя завернули в мачту
заткнули уши пробками и часами
знаешь это как в детстве делали из парафина перчатку
и рука превращалась в подложку
во облацех опечатку
белая рука маленького белого человека
и линии сползали с неё тритоном в рубашку
и ты шёл домой без головы унося в кармане
лорелею
летнюю веточку
чебурашку

обошёл вокруг дерева
поднял голову
сказал ёрик мария пернатое чудище
в северной части между ребром и речью
ты начинаешься
с милого севера по ту сторону
ты улетаешь
вечная ласточка
марлевый голос марлен
в молчащее
рядом плывущее
непересекающееся

всё в твоих снах где гранит и львы
вперемешку с пальмами и геометрией
всё в твоих снах где невидимые письма
с севера на восток и обратно
всё в твоих снах моя м. незабывай
моя мадам блюме
моя незнакомка незнайка лучше бы ты была
я это придумал только всё на самом деле
и мне непонятно что здесь плохого
и я увожу твой призрак по радищевской дороге

это скорее оговорка а не описка
по фрейду on Friday ты кажется где-то близко
и кажется любишь но не меня моё раздвоенье
моё тяготенье любовное сучье веленье
пенал на столе по контуру вырезан мальчик
он злится и плачет об землю стукает мячик

зима коридор случайная встреча на лете
три тысячи кадров в потрёпанной киноленте
всё чёрное только ты раскрашена краской
лай собак и связаны руки засохли связки
тебе принесут ручей и лодку постелят
я туда ты оттуда не оглядывайся пристрелят

а когда ты вернёшься обратно я тебя встречу
жди муравьиную почту чёрненьких человечков
здесь немым хорошо у меня телефон и квартира
я живу без чудес на окраине чудного мира
солнце в окно на картине бельё и дворняги
мальчик ушёл вместо мальчика дырка в бумаге

тихие сонные люди
к реке приходят
разговаривают негромко
разноцветными продолговатыми голосами
умываются постоянством
запускают змея в бумажный воздух
а вокруг летят пузыри
пух и перья крылатые чайки

и только из сердца растёт иголка
заноза которую сладко вынуть
к полудню становится ручной тенью
спит на плече
уткнувшись носом в затылок

последний обморок лета
письмо в бутылке
чтобы не беспокоили

это стрекозы
и примкнувшие к ним
любопытствующие мальки
держат ножи и тарелки
играют в русалок и навьи чары
оседают туманом
выглядывают из-под воды
выжимают зелёные волосы
говорят на птичьем

рыбий запах и хмель аспириновых дев
уносящих тоску
в запечатанном ящике песен
и присев на корточки
ты понимаешь что жизнь
пляшет ундиной хитиновой
облаками

как вагон в подводном метро
оброс пузырями
и придонные жители не спешат
и ты рожицы корчишь медузам
так и мы уходим к себе
в глубину в прозрачные камни
стонем без звука
громко кричим в третье ухо

вот оно тысячелетие пик
заройся в подушку
словно через культурный слой
доходит твой голос
словно и не было ничего
ни земли ни моря
всё как никогда
в тишине
шевеля плавниками

бьорк идёт по переходу
плавает разговаривает само собой
она не ездит на пароходе

это как в кино
это как в метро
её ослепшие глаза разматываются сладкой лентой

мальчик и папа стоят у моря
вроде бы обещаны всемирные гастроли
в северном клубе
на липкой сцене
бумажки бигуди
цветные кудельки

давка на входе
некоторое количество звёзд на небе

москва
у меня нету моей скво
здесь торжество дирижаблей
кто-то целуется на воробьёвых
это одиночество пускай
тебя возносит ангел механики
ты шатаешься с ним по облакам
по небу полудня

или ещё можно срывать крыжовник
мыть его в проточной воде
утопить руки
вообще ничего не делаешь
зеваешь завтрак заря
просто ходишь ногами в пруду
опускаешься к гадам и городам

покуда тело выброшенное на берег
не начинает петь
оно открывает рот
говорит привет
собирается плыть одевает свет
на ходу вместо речи
более того вместо причины
оно говорит
и никто не слышит

как древнегреческий способ
принципиально оспоривать глупца
впаривать ему красивую лошадь
некрасивую девочку звуки из кухни вечность
а тот всё-таки уехал в бразилию
назвался там оскаром
бережёт копейку
торгует египетским хламом
песочницами войнойсконца

в белых штанишках
тёма выходит во двор
тащит за́ руку зме́я
коробка с нитками у мамы осиротела
коробка со спичками тож но у папы
ты его продолженье
змей упирается
тёма выходит за дверь

в солнечный круг
там в бразилии белых чудес
рыб пароходов
глаз заполненных илом и мылом
плачут крестьянки слезу вытирая подолом
речка течёт
вырубается сумрачный лес

оскар не помнит о мальчике
качается в страшном и голом
сне без лица и названья
не замечая свой вес

маленькие сёстры глядят из окна
на ремонт трамвайных путей
младшая говорит знаешь леля
ну её на хрен
эту культурологию
давай учить простые слова
повторять географию на голове
котлас венеция и другие места
где мы никогда не будем

каждый город заканчивается мальчиком
стоящим на берегу
ты перед ним лаовай
возлюбленный призрак пространства
в этом месте ничего не бывает
гипсовый голос лежит на песке
подойди поближе
нарисуй ему веки
вглядись останься

в этих зрачках куски краски
тени под обвалившимся потолком
старшая молчит
младшая пританцовывает с лимонадом в руке
собирали чернику прочие ягоды
окно открыто
старуха внизу стоит
думает что забыли

на ночь останется ватное
несовершенное
хочется лечь вытянуться
ничего не слышать
младая жизнь протянет тебе кузнечик
мячик серебряный бубенец
первые слоги

кажется это совсем несложно
по шерсти
рука подбирает звук
и кладёт в коробку
встряхивает коробку
хлопает ладонью
пляшет
ветер поднимает слог
и кладёт обратно

деревянные кони по кругу
твои голоса в полоску
тише тише шепчи по глазам
мышью до завтра

ниоткуда
не возьмётся
с любовью
конфетами и чемоданом
не ночевал на вокзале
не спрашивал
не переспрашивал

бегала по улицам
искала
ангельский такой голосок
радио подсказывает
в москве полночь
в петропавловске
вообще никакой погоды

нарисовал бумажную собаку
лежащую на волге
лающую случайно
выздоровел вымыл чашку
поставил на полку
бутылки банки на полку
всё равно заболею
куда я денусь

ночью кричали контролёры
осторожно осторожно
закрывается
речь перетекает в ласковое
в порожнее
укради мне мороженое
будем есть его
обжигаясь

ну что ж ты всё плачешь
когда тебя мама ведёт по вокзалу
за южную руку
и юг стоит за тобой
весь красный в ракушках
и северной машет рукой
и я говорю тебе маша но край
фабричный дождливый
тебе обещает покой
и озеро в книжке
о прочем не думай
не знай

надо отказаться от всего лишнего
сладкого слушать за дверью
как она там ходит древесной птицей
склоняет имена
разжимает пальцы

как будто уснул в лесу
и трава проросла сквозь тебя
сидит на груди
заглядывает под рубашку
веточки волоски
всё такое простое

и я показываю тебе в другую сторону
вон там они смеются
ездят на велосипедах
илья подпрыгивает как мячик
машет шляпой
не может остановиться

здесь зимой невозможно
умереть
север выводит кальций
как пса на прогулку
все 22 моих несчастья
мёрзнут по углам
запинаются о паутину
ты стала тоньше и задумчивее
сквозь тебя просвечивает кусок неба
крыша
не мы а голуби

другая половина месяца
снег
солнце
таяние пассажиров
трамвай на 90 процентов из воды
милиционеры перешагивают через лужи
все 22 моих несчастья на задней площадке
греют ладоши
подозрительно похожи
на тебя

запомнить меня
это такая
кнопка
ничего личного
ничего вечного

остановился опустил ногу
повернул голову
вроде бы
выключил
вроде бы
выдернул

комната теряет человеческий облик
сигналит машина
плывёт облако

Источник

Adblock
detector