Я ненавидел ее как только мог я любил ее как никого я был безразличен

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

Музыка

Стена

женщина

Всегда под рукой

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Он не любил её.

0 5882f 7e2e3ada L

Я ненавидел ее, как только мог. Я любил ее, как никого. Я был

безразличен к ней, как будто никогда не знал ее. Я думал о ней, пытаясь забыть. И я забывал,

но все равно помнил. Я звонил и не хотел разговаривать. Я молчал, хотя мне было много, что

сказать. Не подходил к телефону, но ждал звонка. Я кричал, когда пытался быть спокойным.

Я отталкивал, когда хотел обнять. Я смотрел ее фотографии, но не хотел ее видеть. Я лгал

ей, когда она знала правду. Я общался с другими, хотя она лучшая. Я обижал ее, но обижался

сам. Я хотел, чтобы она всегда была рядом и сам прогонял ее. Я причинял ей боль и охранял

ее от других. Я ревновал ни к кому, ни к чему, а ко всему. И когда она ушла, она стала мне

еще ближе, потому что она в моем сердце, в моем уме, в моей душе.

citataPizPineta

0 5884d 5f50330f L

Wkq4 39GtiI

0 5882f 7e2e3ada L

RoPnabolevSem

Влюбляются не в лица, не в фигуры
И дело, как ни странно, не в ногах.
Влюбляются в тончайшие натуры
И трещинки на розовых губах.

Влюбляются в шероховатость кожи,
В изгибы плеч и лёгкий холод рук,
В глаза, что на другие не похожи,
И в пулемётно-быстый сердца стук.

Влюбляются во взмах ресниц недлинных
И родинки на худеньких плечах,
В созвездие веснушек чьих-то дивных
И ямочки на бархатных щеках.

© Copyright: Шаркунова Анна, 2012
Свидетельство о публикации №112101610845

RSarkunovaPRanna

0 5882f 7e2e3ada L

0 756a2 e86e4905 XXL

0 5884d 5f50330f L

RyPtebyPnePlUbilIG1IG1IG1

Я тебя не любил, я тобою любовь убивал.
Я старался быть нежным, но что тут греха мне таить…
Ты была отражением скучных и тусклых зеркал,
Очень жаль… только снились глаза мне совсем не твои.

Я тебя не любил, хотя, (веришь?) возможно, и зря…
Говорят же «клин-клином». Быть может, и был бы в том прок.
И сейчас, растворяясь в бездушных снегах января,
Я бы не был так холоден, сломлен и так одинок.

Я тебя не любил. Я, как мог, наслаждался чутьём,
Что могу тобой править, что мир твой замкнулся на мне.
Понимая, что мы с тобой долго не сможем вдвоем…
Может, даже жалея об этом…(совсем в глубине…)

Я тебя не любил… Словно горькая злая игра
Мою жизнь поглотила, и (мне так казалось) – финал
Никогда не наступит, и рыжие перья костра
Не изменят того, о чем я когда-то мечтал.

Я тебя не любил… Ты молчала… Ты знала о том.
Ты всегда была рядом, любовь отдавая без меры
Я тебя не любил, не гадая: « А что же потом…»
Ты ушла. Целый мир стал пустым и немыслимо серым…

© Copyright: Галина Ремезова, 2011
Свидетельство о публикации №111012506460

RgalinaPRremizova

0 5884d 5f50330f L

0 756aa 2120ee23 XXL

0 5882f 7e2e3ada L

0 5884d 5f50330f L

RonPnePlUbilPej

Он просто не верит в любовь!
Любил просыпаться и видеть рядом ее,
Любил сжимать ее руку,
Любил смотреть долго-долго.
Он не любил ее.

Он просто не верит в любовь!
В ее глазах он видел радость.
Чувствовал запах ее волос,
Не видя впереди длинных полос.
Он не любил ее.

Он просто не верит в любовь!
По ночам читая ее письма
С глубоким смыслом.
Он вовсе не любил ее.
Он так говорил, он так думал.
Он вовсе не любил ее.

Он просто не любил ее!
Она его любила.
Любил ругать за глупые ошибки,
Любил кричать и ссориться,
Любил улыбку и глаза,
Любил невинность и родимое пятно.
Он не любил ее.

Он просто не любил ее!
Она его любила.
Ее красота и разговоры до самого утра,
Ее прелестный лоб и ямочки на щеках.
А может сделать предложение? Может я услышу «Да».
Как будто он снова в облаках,
И мысли, мысли, мысли.
Он не любил ее.

Читая ему этот стих по вечерам,
Улыбаясь, а в душе рыдая.
Он забывал ее, забывал себя,
И, что живет он тоже забывал.
Забыл, что посветил ей стих.
Он все забыл.

Он просто не любил ее,
Она любила!

© Copyright: Валентина Осипова, 2012
Свидетельство о публикации №212073001004

RvalentinaPRosipova

0 5884d 5f50330f L

gfHZhDlDN1I

0 5884d 5f50330f L

RonaPlUbilaPtiSinu

Она любила тишину,
Смотреть, как дождь стучит по крышам.
Любила осень и весну,
Любила слушать, как ты дышишь,

© Copyright: Юлиана Джун, 2011
Свидетельство о публикации №111110609683

RUlianaPRdZun

0 5882f 7e2e3ada L

0 756a9 9441ac7d XXL

0 5884d 5f50330f L

© Copyright: Вера Хотянова, 2008
Свидетельство о публикации №208120100273

RveraPRhotynova

0 5882f 7e2e3ada L

rzd7uc7Euh4

0 5884d 5f50330f L

Она любила пить «Бордо» с тяжёлым привкусом ванили,
ходить зимою без пальто, не пряча раненые крылья.

Она любила пить бордо

Она любила сквозняки ловить своим шуршащим платьем,
кормить воробышка с руки, и уклоняться от объятий.

Она любила сквозняки

Она любила, как никто

Она сожгла черновики

Она любила пить бордо. Она любила сквозняки.
Она любила, как никто. Она сожгла черновики.

© Copyright: Борис Бударин, 2009
Свидетельство о публикации №109022003615

0 5882f 7e2e3ada L

RonPnePlUbilPcvetRaPbordo

Он не любил цветА бордо, любил всегда цветА индиго,
любил рулетку и авто, ноктюрны Моцарта и Грига

Он не любил цветА бордо

Он не любил шампань-вина, предпочитая вина Крыма.
Его душа была больна святою волей пилигрима.

Он не любил шампань-вина

Он не сумел понять то что.

На крышу поднялась она, до сантиметра путь измерен.
Шагнула в высь. и. тишина. Он не любил досужих сплетен.

На крышу поднялась она.

© Copyright: Борис Бударин, 2009
Свидетельство о публикации №109072702326

RborisPRbudarin

0 5884d 5f50330f L

0 75686 ac5c086c XL

0 5884d 5f50330f L

onaPlUbilaPtiSinu

она любила тишину… осеннее уединенье…
и то, что нравится ему… она не ставила в сомненье…
она любила тишину…

она любила подставлять… ветрам. свое лицо и плечи…
она умела удивлять… а многие шептали – «Не чем»…
она умела удивлять…

Читайте также:  Как узнать кто будет мальчик девочка или двойня

любила длинные шелка… к ним сквозняков лихих касанье
и поступью была легка… тянулся шлейф очарованья…
любила длинные шелка…

она умела пить коньяк… по капельке… и осторожно…
пору осеннюю приняв… достойно… женственно… как должно…
она умела пить коньяк…

она любила старину… от взгляда, приходя в смятенье…
и то, что нравится ему… она не ставила в сомненье…
она любила старину…

© Copyright: Фаина Мухамадеева, 2010
Свидетельство о публикации №110102701849

RfainaPRmuhamadeeva

0 5884d 5f50330f L

0 756be dd911f30 XL

0 5884d 5f50330f L

EHEeEaEtEhEeErPEhEoEnEeEy

0 5882f 7e2e3ada L

Процитировано 1 раз
Понравилось: 2 пользователям

Источник

Герой нашего времени.
Княжна Мери (страница 3)

II
Княжна Мери (страница 3)

За полчаса до бала явился ко мне Грушницкий полном сиянии армейского пехотного мундира. К третьей пуговице пристегнута была бронзовая цепочка, на которой висел двойной лорнет; эполеты неимоверной величины были загнуты кверху в виде крылышек амура; сапоги его скрипели; в левой руке держал он коричневые лайковые перчатки и фуражку, а правою взбивал ежеминутно в мелкие кудри завитой хохол. Самодовольствие и вместе некоторая неуверенность изображались на его лице; его праздничная наружность, его гордая походка заставили бы меня расхохотаться, если б это было согласно с моими намерениями.

Он бросил фуражку с перчатками на стол и начал обтягивать фалды и поправляться перед зеркалом; черный огромный платок, навернутый на высочайший подгалстушник, которого щетина поддерживала его подбородок, высовывался на полвершка из-за воротника; ему показалось мало: он вытащил его кверху до ушей; от этой трудной работы, ибо воротник мундира был очень узок и беспокоен, лицо его налилось кровью.

— Скажи-ка, хорошо на мне сидит мундир. Ох, проклятый жид. как под мышками? режет. Нет ли у тебя духов?

— Помилуй, чего тебе еще? от тебя и так уж несет розовой помадой.

Он налил себе полсклянки за галстук, в носовой платок, на рукава.

— А ты звал ее на мазурку?

— Смотри, чтоб тебя не предупредили.

Войдя в залу, я спрятался в толпе мужчин и начал делать свои наблюдения. Грушницкий стоял возле княжны и что-то говорил с большим жаром; она его рассеянно слушала, смотрела по сторонам, приложив веер к губкам; на лице ее изображалось нетерпение, глаза ее искали кругом кого-то; я тихонько подошел сзади, чтоб подслушать их разговор.

— Я? я переменился. О, никогда! Вы знаете, что это невозможно! Кто видел вас однажды, тот навеки унесет с собою ваш божественный образ.

— Отчего же вы теперь не хотите слушать того, чему еще недавно, и так часто, внимали благосклонно.

— О, я горько ошибся. Я думал, безумный, что по крайней мере эти эполеты дадут мне право надеяться. Нет, лучше бы мне век остаться в этой презренной солдатской шинели, которой, может быть, я обязан вашим вниманием.

— В самом деле, вам шинель гораздо более к лицу.

В это время я подошел и поклонился княжне; она немножко покраснела и быстро проговорила:

— Не правда ли, мсье Печорин, что серая шинель гораздо больше идет к мсье Грушницкому.

Грушницкий не вынес этого удара; как все мальчики, он имеет претензию быть стариком; он думает, что на его лице глубокие следы страстей заменяют отпечаток лет. Он на меня бросил бешеный взгляд, топнул ногою и отошел прочь.

Она потупила глаза и не отвечала.

Грушницкий целый вечер преследовал княжну, танцевал или с нею, или вис-Е-вис; он пожирал ее глазами, вздыхал и надоедал ей мольбами и упреками. После третьей кадрили она его уж ненавидела.

— Ну, так что ж? А разве это секрет?

— Разумеется. Я должен был этого ожидать от девчонки. от кокетки. Уж я отомщу!

— Пеняй на свою шинель или на свои эполеты, а зачем же обвинять ее? Чем она виновата, что ты ей больше не нравишься.

— Зачем же подавать надежды?

Я раза два пожал ее руку; во второй раз она ее выдернула, не говоря ни слова.

— Этому виноват Грушницкий.

Стали разъезжаться. Сажая княжну в карету, я быстро прижал ее маленькую ручку к губам своим. Было темно, и никто не мог этого видеть.

Я возвратился в залу очень доволен собой.

В продолжение ужина Грушницкий шептался и перемигивался с драгунским капитаном.

Нынче поутру Вера уехала с мужем в Кисловодск. Я встретил их карету, когда шел к княгине Лиговской. Она мне кивнула головой: во взгляде ее был упрек.

Возвратясь домой, я заметил, что мне чего-то недостает. Я не видал ее! Она больна! Уж не влюбился ли я в самом деле. Какой вздор!

Я вошел в переднюю; людей никого не было, и я без доклада, пользуясь свободой здешних нравов, пробрался в гостиную.

Тусклая бледность покрывала милое лицо княжны. Она стояла у фортепьяно, опершись одной рукой на спинку кресел: эта рука чуть-чуть дрожала; я тихо подошел к ней и сказал:

— Вы на меня сердитесь.

Я сделал несколько шагов. Она выпрямилась в креслах, глаза ее засверкали.

Я остановился, взявшись за ручку двери и сказал:

— Простите меня, княжна! Я поступил как безумец. этого в другой раз не случится: я приму свои меры. Зачем вам знать то, что происходило до сих пор в душе моей! Вы этого никогда не узнаете, и тем лучше для вас. Прощайте.

Уходя, мне кажется, я слышал, что она плакала.

Я до вечера бродил пешком по окрестностям Машука, утомился ужасно и, пришедши домой, бросился на постель в совершенном изнеможении.

Ко мне зашел Вернер.

— Весь город говорит; все мои больные заняты этой важной новостью, а уж эти больные такой народ: все знают!

— Чтоб вам доказать, доктор, ложность этих слухов, объявляю вам по секрету, что завтра я переезжаю в Кисловодск.

— Нет, она остается еще на неделю здесь.

— Так вы не женитесь.

— Доктор, доктор! посмотрите на меня: неужели я похож на жениха или на что-нибудь подобное?

Читайте также:  Ты не такой хотя и хочешь им быть для них ты просто псих как я

Вернер ушел в полной уверенности, что он меня предостерег.

Из слов его я заметил, что про меня и княжну уж распущены в городе разные дурные слухи: это Грушницкому даром не пройдет!

Нигде так много не пьют кахетинского вина и минеральной воды, как здесь.

Грушницкий с своей шайкой бушует каждый день в трактире и со мной почти не кланяется.

Наконец они приехали. Я сидел у окна, когда услышал стук их кареты: у меня сердце вздрогнуло. Что же это такое? Неужто я влюблен? Я так глупо создан, что этого можно от меня ожидать.

Я у них обедал. Княгиня на меня смотрит очень нежно и не отходит от дочери. плохо! Зато Вера ревнует меня к княжне: добился же я этого благополучия! Чего женщина не сделает, чтоб огорчить соперницу! Я помню, одна меня полюбила за то, что я любил другую. Нет ничего парадоксальнее женского ума; женщин трудно убедить в чем-нибудь, надо их довести до того, чтоб они убедили себя сами; порядок доказательств, которыми они уничтожают свои предупреждения, очень оригинален; чтоб выучиться их диалектике, надо опрокинуть в уме своем все школьные правила логики. Например, способ обыкновенный:

Этот человек любит меня, но я замужем: следовательно, не должна его любить.

Тут несколько точек, ибо рассудок уже ничего не говорит, а говорят большею частью: язык, глаза и вслед за ними сердце, если оно имеется.

С тех пор, как поэты пишут и женщины их читают (за что им глубочайшая благодарность), их столько раз называли ангелами, что они в самом деле, в простоте душевной, поверили этому комплименту, забывая, что те же поэты за деньги величали Нерона полубогом.

Ума холодных наблюдений И сердца горестных замет.

Женщины должны бы желать, чтоб все мужчины их так же хорошо знали, как я, потому что я люблю их во сто раз больше с тех пор, как их не боюсь и постиг их мелкие слабости.

Ей стало лучше; она хотела освободиться от моей руки, но я еще крепче обвил ее нежный мягкий стан; моя щека почти касалась ее щеки; от нее веяло пламенем.

— Что вы со мною делаете? Боже мой.

Она ударила хлыстом свою лошадь и пустилась во весь дух по узкой, опасной дороге; это произошло так скоро, что я едва мог ее догнать, и то, когда она уж она присоединилась к остальному обществу. До самого дома она говорила и смеялась поминутно. В ее движениях было что-то лихорадочное; На меня не взглянула ни разу. Все заметили эту необыкновенную веселость. И княгиня внутренно радовалось, глядя на свою дочку; а у дочки просто нервический припадок: она проведет ночь без сна и будет плакать. Эта мысль мне доставляет необъятное наслаждение: есть минуты, когда я понимаю Вампира. А еще слыву добрым малым и добиваюсь этого названия!

Слезши с лошадей, дамы вошли к княгине; я был взволнован и поскакал в горы развеять мысли, толпившиеся в голове моей. Росистый вечер дышал упоительной прохладой. Луна подымалась из-за темных вершин. Каждый шаг моей некованой лошади глухо раздавался в молчании ущелий; у водопада я напоил коня, жадно вдохнул в себя раза два свежий воздух южной ночи и пустился в обратный путь. Я ехал через слободку. Огни начинали угасать в окнах; часовые на валу крепости и казаки на окрестных пикетах протяжно перекликались.

В одном из домов слободки, построенном на краю обрыва, заметил я чрезвычайное освещение; по временам раздавался нестройный говор и крики, изобличавшие военную пирушку. Я слез и подкрался к окну; неплотно притворенный ставень позволил мне видеть пирующих и расслышать их слова. Говорили обо мне.

Драгунский капитан, разгоряченный вином, ударил по столу кулаком, требуя внимания.

— Вот еще что вздумали! Я, правда, немножко волочился за княжной, да и тотчас отстал, потому что не хочу жениться, а компрометировать девушку не в моих правилах.

Я с трепетом ждал ответ Грушницкого; холодная злость овладела мною при мысли, что если б не случай, то я мог бы сделаться посмешищем этих дураков. Если б Грушницкий не согласился, я бросился б ему на шею. Но после некоторого молчания он встал с своего места, протянул руку капитану и сказал очень важно: «Хорошо, я согласен».

Трудно описать восторг всей честной компании.

Я не спал всю ночь. К утру я был желт, как померанец.

Поутру я встретил княжну у колодца.

— И я также. я вас обвиняла. может быть, напрасно? Но объяснитесь, я могу вам простить все.

— Все. только говорите правду. только скорее. Видите ли, я много думала, старалась объяснить, оправдать ваше поведение; может быть, вы боитесь препятствий со стороны моих родных. это ничего; когда они узнают. (ее голос задрожал) я их упрошу. Или ваше собственное положение. но знайте, что я всем могу пожертвовать для того, которого люблю. О, отвечайте скорее, сжальтесь. Вы меня не презираете, не правда ли? Она схватила меня за руки. Княгиня шла впереди нас с мужем Веры и ничего не видала; но нас могли видеть гуляющие больные, самые любопытные сплетники из всех любопытных, и я быстро освободил свою руку от ее страстного пожатия.

Ее губы слегка побледнели.

Я пожал плечами, повернулся и ушел.

Все собираются идти смотреть удивительного фокусника; даже княгиня Лиговская, несмотря на то, что дочь ее больна, взяла для себя билет.

Нынче после обеда я шел мимо окон Веры; она сидела на балконе одна; к ногам моим упала записка:

В восемь часов пошел я смотреть фокусника. Публика собралась в исходе девятого; представление началось. В задних рядах стульев узнал я лакеев и горничных Веры и княгини. Все были тут наперечет. Грушницкий сидел в первом ряду с лорнетом. Фокусник обращался к нему всякий раз, как ему нужен был носовой платок, часы, кольцо и прочее.

Читайте также:  Как стирать одежду в стиральной машине чтобы не было катышков

посмотрел на меня довольно дерзко. Все это ему припомнится, когда нам придется расплачиваться.

В исходе десятого я встал и вышел.

На дворе было темно, хоть глаз выколи. Тяжелые, холодные тучи лежали на вершиннах окрестных гор: лишь изредка умирающий ветер шумел вершинами тополей, окружающих ресторацию; у окон ее толпился народ. Я спустился с горы, и повернув в ворота, прибавил шагу. Вдруг мне показалось, что кто-то идет за мной. Я остановился и осмотрелся. В темноте ничего нельзя было разобрать; однако я из осторожности обошел, будто гуляя, вокруг дома. Проходя мимо окон княжны, я услышал снова шаги за собою; человек, завернутый в шинель, пробежал мимо меня. Это меня встревожило; однако я прокрался к крыльцу и поспешно взбежал на темную лестницу. Дверь отворилась; маленькая ручка схватила мою руку.

— Теперь ты веришь ли, что я тебя люблю? О, я долго колебалась, долго мучилась. но ты из меня делаешь все, что хочешь.

— Так ты не женишься на Мери? не любишь ее. А она думает. знаешь ли, она влюблена в тебя до безумия, бедняжка.

Около двух часов пополуночи я отворил окно и, связав две шали, спустился с верхнего балкона на нижний, придерживаясь за колонну. У княжны еще горел огонь. Что-то меня толкнуло к этому окну. Занавес был не совсем задернут, и я мог бросить любопытный взгляд во внутренность комнаты. Мери сидела на своей постели, скрестив на коленях руки; ее густые волосы были собраны под ночным чепчиком, обшитым кружевами; большой пунцовый платок покрывал ее белые плечики, ее маленькие ножки прятались в пестрых персидских туфлях. Она сидела неподвижно, опустив голову на грудь; пред нею на столике была раскрыта книга, но глаза ее, неподвижные и полные неизъяснимой грусти, казалось, в сотый раз пробегали одну и ту же страницу, тогда как мысли ее были далеко.

В эту минуту кто-то шевельнулся за кустом. Я спрыгнул с балкона на дерн. Невидимая рука схватила меня за плечо.

Это были Грушницкий и драгунский капитан.

Я ударил последнего по голове кулаком, сшиб его с ног и бросился в кусты. Все тропинки сада, покрывавшего отлогость против наших домов, были мне известны.

Через минуту я был уже в своей комнате, разделся и лег. Едва мой лакей запер дверь на замок, как ко мне начали стучаться Грушницкий и капитан.

Источник

Я не любил её?

Я не любил её, мне было хорошо —
Ни одиночества с ней не было, ни скуки.
Мне было по фигу их сколько там ещё,
Но мне не нравились на ней чужие руки.

Я не любил её, но помнил всё о ней:
Любимые цветы и тон помады,
Всех тараканов в голове и всех друзей.
Зачем-то мне всё это было надо.

Я не любил её, меня манила страсть,
Когда шептала: «Хочешь, рядом буду?»
Да, я боялся сдаться и пропасть,
Когда скользили ниже её губы.

Я не любил её, но слушал её пульс,
Пытался отогреть её ладони.
Когда она теряла верный курс,
Я возвращал её настойчивым: «Родная…»

Я не любил её, мне нравился в ней шарм,
Улыбка и тату на пояснице.
В попытках отыскать, где мой журавль,
Я называл её «моя синица».

Я не любил её, но позволял не всё,
Душе израненной моей была приютом.
Во сне шептал так часто имя не её.
Но все же шел порой одним маршрутом,

Я не любил её, но помнил наизусть
Все цифры номера и те шальные строчки,
Что посвящала, чтобы спрятать грусть,
Чтоб мы чуть дольше подбирались к «точке».

Я не любил её, но не давал уйти.
Нет, не держал, а приглашал остаться,
Я делал больно, но твердил «прости»,
Так, сотни раз заставив сомневаться.

Я не любил её, но закрывал глаза,
Когда губами вновь касалась кожи.
И в том момент, когда текла слеза.
Не мог похожей скрыть в ладонях дрожи,

Я не любил её, но возвращался сам
И снова пристально следил за взглядом,
Не верил призрачным её мечтам.
Но забывал все прошлое с нею рядом.

Я не любил её, но как-то раз признал,
Что в этом мире не найду похожей.
Что лишь по запаху парфюма вспоминал,
Что ей не быть в судьбе моей «прохожей»

Я был всех ближе. крепче обнимал.
Но никогда ей не устраивал «допроса»,
Я так настойчиво и нежно целовал.
«Я не любил её», а дальше знак вопроса.

Я не любил её, но улыбался ей.
Смеялся от души когда она шутила.
Я шептал ей :»Просто мне поверь.»
«Я доверяю»,- она мне говорила

Я не любил ее, она меня любила..
Приходила, раздевалась, отдваалась.
И долго мне о чем-то говорила.
Одевалась, уходила. Снова возвращалась

Я не любил её, она казалась странной.
Как-то наигранно, а может быть смеясь
Она была не той, хотя желанной…
Вставала с постели, мило улыбаясь.

Я не любил её, хотя уже не важно.
Она пришла, я, может быть и ждал
Я вел себя с ней как-то эпатажно,
Она вся была чиста как идеал.

Я не любил её, но подолгу ее ждал,
И даже никогда не видел ее слез.
Незнаю почему, но её я ревновал.
У нас с ней всё было не всерьез

Я не любил её и ей не увлекался,
И не любить ее я толком не умел..
Незнаю почему, может боялся,
А может быть я просто не хотел..

Я не любил ее, она меня любила.
Она словно надо мною издевалась,
Как буд-то на столе что-то забыла…
Так же легко все время возвращалась,

Источник

Adblock
detector