Я так долго был один что не заметил как стал самым могущественным в своем роде

Содержание
  1. Готовый перевод Living all alone, I didn’t realize there were no one comparable to me in power / Я так долго был один, что не заметил, как стал самым могущественным в своем роде: Спешл 4. Банкет на атласе
  2. Готовый перевод Living all alone, I didn’t realize there were no one comparable to me in power / Я так долго был один, что не заметил, как стал самым могущественным в своем роде: Глава 23. Розмари Лот Амелия
  3. Готовый перевод Living all alone, I didn’t realize there were no one comparable to me in power / Я так долго был один, что не заметил, как стал самым могущественным в своем роде: Глава 20. Первое возмездие
  4. Готовый перевод Living all alone, I didn’t realize there were no one comparable to me in power / Я так долго был один, что не заметил, как стал самым могущественным в своем роде: Спешл 2. О птице, зовущей себя бессмертной, Фениксе
  5. Готовый перевод Living all alone, I didn’t realize there were no one comparable to me in power / Я так долго был один, что не заметил, как стал самым могущественным в своем роде: Спешл 3. Будни Фаф

Готовый перевод Living all alone, I didn’t realize there were no one comparable to me in power / Я так долго был один, что не заметил, как стал самым могущественным в своем роде: Спешл 4. Банкет на атласе

(Прим. пер. Уважаемые читатели! В данной главе повествование идет от лица Немеи)

Досужие рассказы: глава 4. Банкет на атласе

По команде Немеи обитатели атласа разом выбросили правые кулаки в воздух. Это была утренняя тренировка по военной подготовке, ставшая теперь уже ежедневной практикой. Каждый день по очереди все отряды получают уроки под присмотром Его Превосходительства.

Я – зверолюд божественного ранга. Заслужил свое имя среди богов тем, что нес гибель многим злым божествам, наводящим ужас на всех вокруг. Я так гордился своим боевым талантом, что даже прозвал себя Царем Зверей. Но в итоге оказалось, что я – всего-навсего «лягушка в колодце».

Я уступил Его Превосходительству. А потом и богу-дракону Фафнир. Число его подчиненных продолжает расти, и, может, мне еще ни раз предстоит преклонить колени. Конечно, тренировка есть тренировка, а в настоящей войне я не намерен никому уступать. Если мы столкнемся всерьез – разговор будет иным. Хоть в рядах Его Превосходительства сплошь боги и мифические существа, обладающие немыслимыми способностями, даже у них есть свои пределы. К тому же, с занесением в атлас наши души вступают в связь с Его Превосходительством. Так, наша сила растет.

Испокон веков «Ордалии Божьи» считались самым тяжелым испытанием на пути становления Великим богом. Могущество существ, расставленных на этажах этого лабиринта, сложно даже вообразить. Сама по себе ссылка сюда – свидетельство твоей силы. И, изначально могущественные боги попадая сюда, продолжают развиваться. Поэтому кто попало здесь не водится.

И все-таки, кто же он такой? Он ведь шутит, когда говорит: «Всего лишь человек»? Он не скажет правду… Отличный пример того, что нельзя недооценивать безымянных богов.

Еще больше меня удивляет, что есть те, кому безразлична природа его силы. Например… эти фанатики, которые устроили перед его домом молельню.

ПРОСТИ МНЕ, НЕСЧАСТНОМУ ЖАЛКОМУ ЧЕРВЮ МОИ СЛАБОСТИ!

ПРОСТИ МНЕ, ГЛУПОМУ ЖАЛКОМУ ЧЕРВЮ МОЕ НЕВЕЖЕСТВО!

ПРОСТИ МНЕ, БЕССИЛЬНОМУ ЖАЛКОМУ ЧЕРВЮ МОЮ БЕСПОМОЩНОСТЬ!

С ВАШЕЙ БОЖЬЕЙ ПОМОЩЬЮ МЫ СМОЖЕМ ИСЦЕЛИТЬ И ПРИВЕСТИ К РАСЦВЕТУ ЭТИ ГИБЛЫЕ ЗЕМЛИ!

И Я ПОНЕСУ ГИБЕЛЬ ЛЮБОМУ ГЛУПЦУ, ЧТО ОСМЕЛИТСЯ ВСТАТЬ НА ВАШЕМ ПУТИ, О, ГОСПОДИН!

Гиримекала… Бог зла. Его отряд в основном включает выходцев из его же семейства. Бог, который почитает другого бога… Уже даже не смешно. Но он вполне всерьез видит в Его Превосходительстве объект религиозной веры, святыню. Видимо, поэтому каждый день спозаранку он повторяет эти странные молитвы.

Сотрясая почву, к дому Его Превосходительства подошла группа, ведомая гигантским семиглавым золотым драконом.

– Это ты тут слишком шумный! Ты не подумал, что в такую рань можешь нарушить покой господина?

Семиглавый дракон по имени Ладон даже не стал скрывать своей злости.

– Ты смеешь высмеивать мою веру?

– Выражение уважения господину прекрасно! Но все-таки все хорошо в меру!

Перебранка разгоралась пуще прежнего.

«Вот не надоедает им каждый-то раз. Такими темпами они точно нарушат покой Его Превосходительства».

– Ну-ка прекратите! Только не в Его присутствии!

Кажется, мои слова немного остудили их пыл: Гиримекала и его группа, ни сказав ни слова, вернулись в атлас, а драконы вальяжно раскинулись на их месте.

Ну и ну. Каждый-то день начинается эта напрасная ругань. Не то чтобы они не ладили. Казалось бы, какая разница – верность или вера? Многие из обитателей атласа, включая меня, чувствуют то же самое, но эти двое… они просто превзошли всех.

Думаю, драконы Ладона превозносят Его Превосходительство в основном за звание «Убийцы Драконов». Они всегда приносят ему разные дары, собранные из недр атласа. Чаще плоды и мясо.

Впрочем, их пламенной верности Ему есть еще одна причина.

Из дома показались фигуры Его Превосходительства, Фафнир и Фенрира.

По команде Немеи все, кто присутствовал на утренней тренировке, разом выправили позу, наложили правую ладонь на левую и поклонились.

Ладон с его драконами тоже привстали и склонили головы.

– О! Спасибо! На этот раз даже Фаф не съесть это все одной… А давайте-ка устроим сегодня банкет! Я тут на днях как раз получил от Пьянчуги отличное сакэ.

Пьянчугой он называл демона, который покровительствует виноделию. Сам он парень с трудным характером, но зато сакэ варит непревзойденный!

– Ура! Банкет! Большое спасибо, Ладон!

Фаф бросилась обнимать Ладона, и остальные драконы тут же расслабились.

А вот и вторая причина. Все они без памяти влюблены в Фафнир, и каждый раз изо всех сил стараются ей угодить.

Его Превосходительство повернулся к зевающей серебряноволосой девице, как раз выходившей из дома:

– Девятихвостая, ты умеешь готовить? Помоги-ка мне сегодня.

Десятихвостая так обрадовалась тому, что ее поспросили о помощи, что мигом ринулась обниматься с Его Превосходительством. Они, на пару с Фенриром хорошенько устроились жить с господином… И постоянно все делают вместе с ним.

– И передайте Гиримекале! Все за дело!

Повинуясь, все радостно воскликнули и сразу начали подготовку к банкету.

А Немея рассеянно наблюдал эту невиданную доселе картину.

– Кто бы мог подумать…

Я в который раз живо ощутил величие нашего суверена, и, насладившись моментом, бросился помогать с подготовкой к празднеству.

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Источник

Готовый перевод Living all alone, I didn’t realize there were no one comparable to me in power / Я так долго был один, что не заметил, как стал самым могущественным в своем роде: Глава 23. Розмари Лот Амелия

Глава 23. Розмари Лот Амелия

Услышав шум снаружи, первая принцесса Амелии Розмари Лот Амелия мигом вскочила с постели, схватила ближайший длинный меч и приготовилась. В палатку тут же ввалилась Анна из ее сопровождения.

Читайте также:  Как по англ будет мат

– Госпожа, на нас напали! Немедленно приготовьтесь!

– Н-напали? – в бешенстве закричала Роз.

– Лорд Фрактон. Кроме него еще несколько кавалеристов перешли на сторону врага и… теперь сражаются с нами.

Изначально Фрактон горячо выступал за курс усиления аристократии, ставший традиционным во внутренней политике Амелии. Сторонники этой идеи сосредоточились вокруг так называемой группировки Гильберта. Они с самого начала составляли оппозицию фракции Роз. И сейчас оказалось, что почти все кавалеристы из сопровождения занимают сторону Фрактона.

«Плохи наши дела… Плохи даже не то слово…»

Анна была готова расплакаться, но Розмари погладила ее по голове и сказала:

– Все будет хорошо. Мы выкарабкаемся. Что с Арнольдом?

Сейчас Роз интересовали самые важные для нее люди.

– Я получила доклад о том, что его атаковала нечисть из деревни поблизости.

«Ясно. Половина моего конвоя – новобранцы, еще совсем зеленые… У них нет опыта реальных военных действий, не то что усмирения демонов… Конечно, ветераны тоже были, но все они из группировки Гильберта… Даже прикажи я им помочь мирным жителям, они все равно не стали бы рисковать своими жизнями. Видимо, Арнольд, узнав, что невинные гражданские могут пострадать, бросился туда в одиночку… И я не смею его осуждать, но… Я и представить не могла что ты задумаешь мятеж…»

(Гил, неужели ты пошел на это…?)

«Сейчас на моей родине Амелии идет подковерная борьба между наследниками престола. Все они стремятся прийти к власти. И сильнейшими кандидатами на право стать следующим правителем являюсь я, первая принцесса Розмари, и первый принц Гильберт. Однако, каким бы жестким не было это соперничество, обычно дальше слов дело не доходило. Как же Гильберт и его группировка могли сговориться с имперцами…?»

– Лорд Фрактон, Вы… Вы предали наше отечество?! – взвыла Анна. Она испытующе смотрела на лорда Фрактона, стоящего с торжественной улыбкой на устах в окружении старших кавалеристов.

Окрестности уже кишели людьми в черных робах.

«Наверняка, он рассудил, что будь он только со своей шайкой, Анна даже в одиночку разнесла бы его наемников. Есть целых две причины, почему он не смог завербовать и ее. Одна – седой стриженный под монаха в алой робе. Вторая – черноволосый со шрамом на щеке. Обе носят герб с двуглавым ибисом на красном фоне. Это эмблема империи Глитнир. Такие вот две имперские причины…»

Все палатки в округе были разорены. Окинув взглядом окрестности, Кая Роз не обнаружила.

«Может, его еще не убили, и он скрылся в лесу? Так было бы лучше всего… Потому что сейчас опаснее всего – быть здесь, со мной…»

– Победителей не судят. Так что, уверяю Вас, предали наше отечество как раз Вы, принцесса.

– Я предала? На каких основаниях вы обвиняете меня?

«Впрочем, их мотивы мне понятны. Они готовы продать родную страну ради сохранения привилегий и богатства. Такие уж они люди. В каком-то смысле не было нужды и спрашивать».

– Вы идете против традиционного уклада…

Фрактон некоторое время пристально смотрел на нее.

– В таком случае не лучше ли было обсудить это за столом заседаний? Или я ошибаюсь?

– Но ведь Вы же этого не примете…

– Я не приму – значит нужно сговориться с врагом? Разве не так мыслит обычный… жалкий… грязный предатель?

Не в силах вымолвить ни слова, Фрактон лишь беспомощно скрежетал зубами.

– Что бы Вы теперь ни говорили, с того момента, когда Вы причинили боль народу нашей страны, вы – просто грязный мятежник! Стыд-то у Вас есть? – продолжала Роз добивать его словами. И как раз в тот момент…

Из глубины леса вылетел ослепительно белый сгусток и попал в подчиненного Фрактона, который недавно наступил на павшего воина. Тот согнулся пополам и, продолжая терпеть атаки откуда-то из леса, наконец, рухнул на землю.

При виде могучего синевласого мужчины с как обычно запущенной щетиной, Роз прослезилась. Иначе и быть не могло. Перед ней с мечом в руках возник человек, которым она с детства восхищалась, как героем. Человек, которого сейчас она ждала больше всех на свете.

– Арнольд? Какого черта ты здесь…?

– Что это значит? Разве черные пантеры и огры не держат блокаду?! – спросил выглядевший по-варварски молодой парень у стоявшего по соседству коротко стриженного седоволосого мужчины.

– Я тоже удивлен. Их не видно, совсем, как если бы… их пробили. Другими словами… Неужели это засада?

Седой внимательно посмотрел вокруг.

– Н-нет… Его здесь не должно было быть! – Всполошился Фрактон, схватившись за голову. – Ик! Скорее всего, это ваш отряд призывателей тигрят так оплошал!

– Я знаю. Что бы ни случилось, я сделаю это. – Отреагировал тот легким кивком, и, сделав шаг вперед, вытащил длинный меч, висящий на поясе. – Неужто моя миссия наконец вышла за пределы скучной бойни с этими неумехами королевы. Я – Дигнил Гастрея. Сойдемся же в битве не на жизнь, а насмерть!

– Меч императора… Похоже, я не смогу вежливо отказаться… – Арнольд тоже достал двуручный меч на изготовку и принял позицию.

– Да начнется честная схватка!

– Да начнется честная схватка!

Обменявшись этими словами, в следующий миг двое сошлись в поединке.

Источник

Готовый перевод Living all alone, I didn’t realize there were no one comparable to me in power / Я так долго был один, что не заметил, как стал самым могущественным в своем роде: Глава 20. Первое возмездие

Глава 20. Первое возмездие

«Итак: первым делом я должен определиться со стратегией.

В конечном счете, мой дар – «Бессильнейший мира сего». Да, в последнее время я, конечно, зазнался не на шутку, возомнив себя каким-то мощным парнем… Вот только получив назад воспоминания прежнего Кая Хайнэмана, я понял, как глубоко заблуждался.

Во-первых, одними только победами мировым мастером меча не станешь. И вообще, я еще и мира-то не видел! (Прим. пер. дословно «Ну точно лягушка в колодце») Черт, да не я один: в той дыре все с ума посходили!

Во-вторых, этот данж с громким именем «Ордалии Божьи», если хорошенько припомнить, уже не кажется таким уж опасным местом. Даже я, слабак, и то сумел пройти его. Не говоря уже о том, что самые сложные места оказались там пустяковыми, если уж здраво рассудить…

Хм. А вот этот мир как раз не так прост. Четыре Великих Демонических королевства, отряд Отважных, Драконорожденные… Да он битком набит сильнейшими! До того, как ко мне вернулась память, я только и хотел, что сражаться, а теперь вот, как это ни прискорбно, перехотелось напрочь. Хотите сказать, еще недавно я жаждал этой жизни на грани, этих битв насмерть и все такое? Не-не, беру свои слова назад. Таких не знаю.

Как бы то ни было, сейчас лучше всего быть осторожным. И тварями из атласа не бросаться… Ну Фаф, самая сильная из них – другое дело, а Фэн и Девятихвостая еще совсем зеленые, хоть и просились вместе со мной. Но пока что я им строго-настрого приказал сидеть в атласе.

Читайте также:  Как сделать так чтобы было больше фпс в играх

Так, со стратегией определился, теперь… А что теперь делать? А не пойти ли этой мечте стать каким-то там охотником? Уж лучше в кругосветное путешествие отправлюсь…

Нет, лучше сначала решу, как найти выход из этого критического положения, в которое я попал…»

Я и еще двое, не побоюсь этого слова, людей, резко обернулись и посмотрели на стаю зверей, окруживших их со всех сторон.

– Что, больше не побежишь? С виду дохляк, но справился неплохо. Должен сказать, что даже немного запаниковал, когда ты скрылся в том тумане. – Из чащи показался мужчина изящной наружности, одетый в черную робу. Защитным кольцом его окружали звери.

«Хм? Что-то не выглядит он опасным. Хотя в воспоминаниях Кая он был ужасно сильным. Ну, остается лишь проверить!»

– Мой господин, Фаф не по душе этот человек. Хотелось бы его порешить! – предложила Фаф, даже не пытаясь скрыть отвращение.

«Мне во что бы то ни стало нужно вытащить из него информацию об их «плане». К тому же, Фаф мне теперь как родня. Правильно ли будет доверять ей такое опасное дело?»

«Ты ж сам слабак, куда ты лезешь?»

«Вот грубиян… При всем при этом еще и доходяга. Астарот, как и все обитатели того подземелья, совершенно безобидный. Хотя, последнее время моя оценка силы оппонента притупилась…

Из-за чрезмерного роста способностей я тренировался исключительно в «Перчатках Запечатанного Бога», которые резали мои показатели. И такой образ жизни я вел последние несколько десятков тысяч лет. Поэтому, мне кажется, что сейчас я имею склонность занижать расчеты силы противника. Конечно, приблизительно я могу понять, сильный противник или слабый. В частности, слабый, немного слабоватый, очень слабый, не стоит даже разговора, слабый, как муха и так далее.

Вот только когда мой противник – не демон, а человек, тут я своей оценке не доверяю. Что ни говори, а все мои связи с людьми за последние 100000 лет свелись к нулю. Не знаю, по какой шкале их оценивать…

Во всяком случае, этот парень точно не тот, к кому можно относиться с пренебрежением. Я пойду в полную силу».

Я извлек «Громовую катану» из «Ларца» и обнажил ее.

– Эй ты, ты хоть понимаешь, что происходит? Или от страха совсем рехнулся?

Черных пантер, окружавших мага, было сорок.

«Если воспоминания меня не подводят, то перед тем, как попасть в подземелье, Кай уже мысленно прощался с жизнью. Но я отчего-то совсем не чувствую тут угрозы. Что ж, нужно провести пробу».

– «Истинное Фехтование Кайрю, Итторю – «Линия смерти»!

Для меня это был самый близкий прием, выполнить который я мог хоть с закрытыми глазами. Как только я произнес заклятье, линия понеслась навстречу зверям. Через секунду от них остались только шматы мяса, разбросанные по земле.

«Как и сказал Астарот, они оказались слабаками. А значит. этот мир еще опаснее, чем я предполагал! Неосмотрительность теперь под запретом. Особенно такая, к которой был склонен прежний я, совершавший кучу необдуманных действий, бросающихся в глаза!»

– Ты что-то говорил про план. Не будешь так любезен поделиться с нами?

Среди моих книжек была одна про вежливую пытку. Обычно Фаф имела тенденцию бросаться на книги, которые читал я, но эту я ей не дал, потому что решил, что она повредит ее воспитанию. Хотя сейчас я думаю, что может она и произвела бы на нее положительный эффект.

«Как бы то ни было. Я не силен в пытках, но если причинить сильную боль, он ведь все расскажет? Смотри-ка, у меня есть пара восстанавливающих здоровье штук. Правда, «Панацея» может применяться только на себя, но помимо нее я обнаружил в лабиринте много разных мощных зелий. Много разных…»

– Н-не подходи! Чудовище! – испуганно пролепетал рыжеволосый, изо всех сил сжимая короткий меч своими дрожащими руками.

Ударив обухом, я их переломал.

Кости пробили насквозь кожу на его руках, которые теперь изогнулись в неестественном направлении.

Лесной воздух прошил душераздирающий вопль.

И я воспринял его как сигнал к началу своего допроса.

Источник

Готовый перевод Living all alone, I didn’t realize there were no one comparable to me in power / Я так долго был один, что не заметил, как стал самым могущественным в своем роде: Спешл 2. О птице, зовущей себя бессмертной, Фениксе

Досужие рассказы: глава 2. О птице, зовущей себя бессмертной, Фениксе

65000 с запуска игры

Как и в прошлый раз, дорога с верхнего этажа до 600-го для сбора живности в мой атлас заняла немыслимое количество времени. Вообще, сам по себе захват этих этажей проходил гладко, но даже так это заняло около 10000 лет. А все потому, что этот данж до идиотизма огромный…

Наконец-то я иду дальше.

И вот мы прибыли на 700-й.

700-й этаж представлял собой необъятную выжженную пустыню без единой травинки. Здесь, над алеющей землей высилось алое небо. И посреди этого алеющего пейзажа восседала огромная алая птица.

«Дерьмо. Совсем не могу оценить его силу. Чем она отличается от тех птиц, которые встречались мне в этой местности?»

Я всю дорогу только и ходил в «Печатках Запечатанного Бога», поэтому последнее время оценка силы противника стала проблематичной.

– Эй, Фаф. Что ты думаешь?

«Да уж, Фаф такая обжора. А птица – так вообще ее любимое блюдо. Правда, спрашивал я вовсе не об этом».

– Фаф, ты же благородная леди. Нельзя ставить аппетиты в приоритет. И вообще, если ты будешь есть такие второсортные продукты, точно живот заболит!

– Поняла! – выбросив правую руку в небо, бодро ответила Фаф.

«Ну что за чудесное дитя!»

– Ах ты…! Ты что, только что назвал меня второсортным продуктом?

Подобрав слюни, Фаф в весьма брутальной манере щелкнула суставами пальцев.

«Фаф, а Фаф… бойцовский дух это, конечно, хорошо, но ведь в конце концов ты просто хочешь ее сожрать?»

Как я и думал, она воспротивилась.

Расстроенная Фаф принялась сосать большой палец.

Не успела удивиться птица, как я тут же разрубил ее надвое громовой катаной.

Я точно разрубил ее на две части… И я был уверен, что это станет концом испытания, но провозглашения победы так и не последовало.

«Вертикальным разрезом от самого темени. Обычно это приводит к мгновенной смерти…»

– Это бесполезно! Я – бессмертен, я – несокрушим! Я – бессмертный бог! Такому, как ты…

Со следующей попытки я ее четвертовал.

– Хм, и правда. А как насчет этого…

– Ах ты скот! Зарубить прям посреди разговора!

На следующий раз я разрубил ее в клочья. И в следующий же миг в огромном столбе огня она вновь предстала невредимой.

– Говорю же, хватит атаковать меня посреди предложения!

Отпорхнув от меня на расстояние вверх, она уставилась на меня уничтожающим взглядом.

Читайте также:  Как на китайском языке будет имя настя

«Если это правда, то сколько бы я ни рубил ее на части, она не умрет».

Мне приходилось встречаться с противниками, которые в шутку воскресали несколько раз, но, как и следовало ожидать, эта их способность имела пределы. А так чтобы до бесконечности… со мной такое впервые.

– Бва-ха-ха-ха-ха! – изливала она изо рта едкий ехидный смех.

«Ну ладно! Ладно, чертова птица! Даже если твои слова – правда, это не значит, что я не смогу победить тебя в лобовой атаке! Конечно, с такой способностью тебе легко сражаться, и я впервые за столько лет встречаю противника, которого нельзя усмирить грубой силой».

– Этот миг, когда приходит понимание того, что все твои труды тщетны. Трогает, не правда ли? – дерзко выкрикнула птица, как будто в каком-то нетерпении хлопая крыльями.

– Просто потрясающе! Ты просто нечто!

Обдумывая ворчание женского голоса в моей голове, я с величайшей радостью принялся за убийство птицы.

Когда я изрубил все ее тело на мельчайшие кусочки…

«Но ведь прошло всего-то пять часов! Раз он объявил себя бессмертным, пусть будет бессмертным, черт возьми!»

Как и следовало ожидать, такую победу я принял, как поражение.

Однако, вопреки моему недовольству, перед глазами возникла полупрозрачная табличка:

«В наличии душа Феникса. Желаете занести душу в атлас?»

«Дерьмо! А еще пел что-то про свою выдержку, чертов петух! Еще бессмертным себя называл! Хоть бы с десяток лет продержался бы, ублюдок!»

Та часть меня, которая негодовала, все никак не могла успокоиться.

«Да с такой паршивой выдержкой мне его после атласа еще воспитывать-перевоспитывать!»

Как только я занес его душу в свой зверинец, под ушами тут же раздался недовольный голос Фаф:

– Мой господин, Фаф очень проголодалась…

– Прости-прости… Сейчас сразу же займемся ужином. Сегодня твое любимое – жареная курочка.

Фаф принялась скакать вокруг меня, как заведенная.

– Хм, а ведь и правда, желудок Фаф десятка лет бы не прождал…

Едва это понимание пронеслось в моей голове, я тут же направился домой, на поверхность.

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Источник

Готовый перевод Living all alone, I didn’t realize there were no one comparable to me in power / Я так долго был один, что не заметил, как стал самым могущественным в своем роде: Спешл 3. Будни Фаф

Досужие рассказы: глава 3. Будни Фаф.

Фаф – дракон. И не просто дракон, а дракон божественного ранга.

Как Фаф очутилась в этом холодном подземелье? Ну, это было так давно-давно, что она уже и не помнит. Должно быть, кто-то попросил охранять это место… И Фаф всегда думала, что это важная-важная миссия: дождаться достойного претендента, осмелившегося бросить вызов этому подземелью. Поэтому, Фаф и ждала.

И вот однажды, ее посетил гость. Это и был мой господин! Одним-единственным взмахом своего меча он вдребезги разнес стену за спиной Фаф. А ведь это место было запечатано особым барьером от злых духов! А он преодолел его – и бровью не повел!

В тот раз Фаф подумала, что господин – страшный-престрашный! И вдруг Фаф вспомнила слова, которые кто-то когда-то ей сказал:

Когда-нибудь явится тот, кто освободит тебя. И когда настанет этот час, ты иди вместе с ним.

Вот почему Фаф хочет следовать за господином, куда бы он не пошел. Очень-очень хочет!

Вместе навстречу приключениям!

Вместе упражняемся в военном деле!

Вместе читаем книжки!

Но больше всего Фаф любит…

– Мой господин, Фаф считает, что это очень вкусно!

…еду, которую он готовит. Она такая вкусная, что тает во рту!

Мой господин как всегда гладит Фаф по голове. Это та-а-ак приятно, что Фаф невольно жмурится от удовольствия.

Как только мы позавтракали и вышли из дома, Гиримекала с его подчиненными, как мне кажется… тут же упали на колени. А этих Фаф раньше не видела: должно быть, новенькие.

– Мой достопочтимый хозяин, эти новобранцы пополнили наши ряды.

Немного нервничая, подчиненные Гиримекалы склонили головы.

– Ага. Уж постарайтесь!

Господин всегда толкает такие воодушевляющие речи!

– ООО, нет большей милости! – в дрожи и со слезами на глазах выдавили из себя новобранцы.

Для Гиримекалы и его отряда господин – не просто хозяин, а предмет почитания. Бог, в которого они верят. Думаю, все, что скажет им господин – все равно что божественное откровение.

И видя, как они восхваляют любимого господина, Фаф тоже испытывает гордость.

Сегодня мы снова идем лабиринт.

Фаф больше всего на свете любит исследовать лабиринт с господином.

Так, мы вместе прибыли на 750-й этаж.

Вокруг тут насколько хватает взгляда – сплошное болото. А в центре сидит гигантская саламандра. У этой саламандры до ужаса нелепая способность излечиваться, сколько ее ни бей. Хоть господин и сказал, что это полная тоска, но на его лице совсем не было грусти. Напротив, кажется, он был рад.

И когда саламандра, в конце концов, перестала двигаться…

Когда Фаф в страхе подняла глаза, господин вновь улыбался, как прежде. И как прежде, погладил Фаф по голове.

Успокоившись, Фаф уткнулась в плечо господина и тихо вздохнула.

– Возвращаемся наверх. А? Что это?

Когда господин, взяв Фаф за руку, попытался было повернуть назад, из трупа саламандры вдруг с хлюпаньем повылезали бесчисленные полужидкие куски.

Вдруг закричал господин, и на него набросился рой этих существ.

Они атаковали господина. Едва Фаф осознала этот факт, безумная ярость вспыхнула в ее сердце, и она захотела со всей силы прыгнуть на слаймов.

– Фаф, успокойся. Все в порядке. Я не чувствую в них враждебности.

Подняв правую руку над головой, остановил меня господин. А потом начал гладить слаймов, облепивших его ноги.

Похоже, им нравилось, и они задрожали, как желе.

– Вас кто-то запер в этой саламандре, бедняги?

Весь рой вдруг синхронно задрожал в ответ, и господин, некоторое время словно что-то обдумывая, наконец произнес:

– Теперь вы свободны. Теперь можете жить так, как захотите.

И мы отправились на поверхность.

А слаймы сплошным потоком последовали за господином наверх.

С тех пор слаймы день ото дня преследовали господина, а потом, не успели мы глазом моргнуть – как они поселились в атласе! Похоже, изначально они просто хотели поблагодарить господина за свое спасение. А потом не захотели расставаться.

Вот так: наш господин не только силен, но и горячо любим всеми обитателями атласа!

С другой стороны, Фаф немного обеспокоена. Почему-то она не может забыть ту печаль на лице господина.

Меня часто посещает ужасная мысль. Что однажды господин исчезнет из виду.

Поэтому сегодня, когда господин укладывал Фаф спать и как всегда гладил по голове, Фаф вдруг спросила:

– А Вы всегда-всегда будете рядом?

Он сначала слегка удивился этому вопросу, но сразу же улыбнулся.

И с этим очень-очень успокаивающим чувством Фаф закрыла глаза. И тут же провалилась в сон.

Вот бы это счастье длилось без конца…

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Источник

Adblock
detector