Я жил как жил не важно что неважно а важно что душа была чиста

Я жил как жил не важно что неважно а важно что душа была чиста

Я живу душой наизнанку,
не боясь, что кто-то осудит.
Мне не важно, что будет завтра.
Может завтра уже не будет…
Мне давно уже стало неважно
то, что вслед мне молва сказала…
Разве слово их что-то изменит?
Я себе уже все доказала.
Доказала, что сила — в поступках.
То, что скрыть нельзя боль и радость.
Есть печаль, что время не лечит,
и что слезы — еще не слабость.
Я спешу попросить прощенья
и в грехах своих повиниться.
… показать весь текст …

Я рисую себе счастье.
Счастье — это очень просто.
Оно то, что очень ясно,
И, конечно, без вопросов.

Счастье, чтоб семья вся вместе,
Детский смех из дальних комнат.
Счатье — бегать несерьезно
Босоногими по росам.

Счастье — это мама рядом,
Улыбается, как прежде,
Обнимает мягким взглядом,
Излечиться есть надежда.
… показать весь текст …

Другая сказка про Снежную королеву

Что ты знаешь про сказки? Искал в них когда-нибудь суть?
Может все еще веришь в любовь, что всему венцом?
Расскажу тебе новую сказку. Не обессудь.
Будет грустно. Она ведь с печальным концом.

Это сказка о том, как Герда отправилась в путь
Выручать друга Кая, милей кого нет и родней.
Знаешь, в этом и есть вся простая девчачья суть:
Если любят они, отважней их нет и смелей.

Расскажу, как брела, спотыкаясь, в замерзшей глуши,
Стерла пальцы в кровь, хватаясь за холод и мрак.
А вокруг темнота,…
… показать весь текст …

Женская любовь

Бог женщин создал из Адамова ребра,
Тем самым завещав с мужчиной рядом быть.
За это женщине был послан ценный дар —
Бог научил ее отчаянно любить.

Был послан дар, но он же — тяжкий крест.
Нельзя ведь только счастье пить до дна.
Как оказалось, у любви земной
Еще есть и другая сторона.

С той стороны любви живет печаль
Излюбленная спутница разлук.
Там лжи, неверности густая чернота
И мыслей безнадежных вечный круг.
… показать весь текст …

Уставший ангел

Налетался сегодня. Устал. Беда с этими людьми.
Вот ведь земные созданья! Не знают чего хотят.
А ты тут сиди, проектируй чужие мечты и сны.
А не сможешь — дисквалификация и прямая дорога в ад.

А они то тарелки бьют, решая, кто все-таки прав,
То депрессия у них и пьяными лезут за руль.
Вот и мечусь между ними, успокаивая дикий нрав.
А самому б подлечить нервишки на озере Иссык-куль.

Нет, они неплохие. Смеются, ревут невпопад.
И поспорить могу, что их портит квартирный вопрос.
Просто сложно с ними. Живут, уткнувшись в айпад,
А то, что неважно, принимают уж слишком всерьез.
… показать весь текст …

Источник

Я жил как жил не важно что неважно а важно что душа была чиста

Чтобы сохранить свою жизнь в красках и заполнить ее впечатлениями, нужно изгнать из своего круга общения зануд! Те, кто постоянно пытаются измерить тебя лекалом своего совершенства, просто не могут жить так, как ты. Но очень хотят!
И все вот это занудство поглощает человека потому, что он не способен на спонтанность. Он не может выйти за рамки. Не может пойти против шаблонности и сделать что-то такое, что, вероятно, возмутит окружающих, но даст ему самому по-новому ощутить жизнь! Он способен то…
… показать весь текст …

Родные души..

Какую же нежность способен пробудить человек, коснувшийся твоей души!
У него есть какие-то свои незримые ноты, которые подходят к твоим внутренним струнам.
И это создает волшебную музыку! Он умеет ласкать не прикасаясь. Успокаивать без слов тот шторм, что иногда захлестывает твою душу. Одним взглядом… Ты ловишь его, на миг замираешь, а он внутри тебя уже шепчет тихим голосом, гладит взволнованные волны сознания… И наступает штиль. Ты смотришь в его глаза и различаешь все оттенки и полутона вселенной. Они вмиг способны менять мир вокруг тебя, смешиваясь, создавая неповторимую палитру счастья, нежности и необыкновенной легкости внутри.
И ты понимаешь, как мало значит то, чему мы ошибочно приписываем ценность! И как важно, чтобы рядом с тобой был хотя бы один человек, способный озарить и раскрасить твой мир, красками своей чистой души…

В новый год без драмы

Скоро наступит самое ожидаемое и волшебное время в году, о котором по-своему мечтает каждый, — Новый год.
И мне хочется пожелать людям научиться Жить!
Жить искренне, счастливо, с наслаждением и любовью в каждом дне!
Перестать делать из своей драму и обеднять свои будни. Ну не для того отмерен человеку его короткий земной путь, чтобы все время страдать по прошлому, плакать, отчаиваться и слепо блуждать между вчера и завтра, упорно не желая жить в сегодня.
Мы, каждый из нас, рожден для того, что…
… показать весь текст …

Берегите своих ангелов

Я становлюсь ангелом для каждого, кто приходит в мою жизнь.
Какой бы разбитой не была твоя душа, с каким бы количеством боли ты не пришел в мою жизнь, я не брошу.
Не откажусь, не предам и не струшу.
Я приму.
Я помогу подняться, научу заново жить, любить и дышать.
Я согрею. Успокою и подарю силы на новый вдох…
Я дам свои крылья… на время, пока твои не отрастут заново и не смогут поднять тебя так высоко, как ты только сможешь взлететь…
Я буду тебя любить. Без причин, поводов и обещаний. Просто…
… показать весь текст …

Страшно.

Люди постоянно чего-то боятся: встреч, разлук, того, что кто-то подумает о о них не правильно, осуждения, косых взглядов, пересудов за спиной, и ещё много всякой ерунды. Просто потому, что не понимают того, что существуют вещи, поистине ужасающие и заставляющие кровь застывать в венах.

Страшно — это когда родители переживают своих детей. А дети отказываются от родителей, когда те становятся обузой.

Страшно, когда два взрослых человека намеренно уничтожают созданную ими же жизнь, мотивируя это…
… показать весь текст …

На меньшее я не согласна

Знаешь, а мне не нужно просто так: погулять, поиграть или от скуки.
Не буду я ни лекарством, ни спасением, ни панацеей.
Я меньше, чем на любимую не соглашусь никогда. И меньше, чем на единственную тем более.
Мне нужно, чтобы мужчина ко мне бежал. Хотел в любой момент: утром, днем, ночью… всегда. И везде.
Чтобы скучал по голосу моему, по улыбке, по жестам и взгляду.
Чтобы у него мурашки по коже пробегали при воспоминании о моих прикосновениях и шепоте моём, срывающимся на стон.
И, чтобы когда я н…
… показать весь текст …

Наедине с дождем

© Copyright: Душа Крылатая, 2016 Свидетельство о публикации №116090504991

Ты в моем сегодня

Обнимайте друг друга почаще.
И совсем не важно чем: руками, словами, мыслями.
Будьте ближе! И чёрт с ним, что разные города, жизни, дела. Главное, чтобы одно на двоих « скучаю» шёпотом перед сном и улыбка от нежности на губах.
Будьте теплее друг с другом!
Поверьте, совсем не важно кто вы друг для друга, сколько вы будете рядом, и будете ли вообще… Согревайте ваши души огоньком тёплых фраз, нежностью, желанием, страстью и яркими воспоминаниями перед сном!
Не бойтесь!
Не бойтесь гореть, любить, скучать, шептать милые нежные глупости в порывах чувств…
Жизнь не оставит вам времени на это когда-то где-то и с кем-то. Все происходит только с вами… здесь и сейчас.
И глупо думать, что на то, чтобы быть счастливым у вас ещё есть завтра. На самом деле его нет.
Поэтому спешите наполнить души друг друга трепетом, волнением, радостью и любовью…
Дышите одними лёгкими и наслаждайтесь прикосновением желанных ладоней любимого человека.
А я…
А я понимаю, что хочу наполнить свое сегодня тобой…

Уметь принять пустоту

Самое отталкивающее и окончательно уничтожающее уважение к человеку — это бессмысленная навязчивость. Когда все ясно, понятно, объяснено и разложено по полочкам. А человек все равно продолжает писать и звонить… Звонить и писать… А зачем? Ведь не от большой любви на сообщения не приходят ответы, звонки остаются неотвеченными, а знакомые маршруты обходятся за версту, чтобы не встретиться. Порой человеческой глупой наивности нет края… Или внутри не остается ни капли достоинства, чтобы осознать и принять неизбежное. А ведь именно это необходимо!
Просто нет больше ничего… Нет любви, нет желания видеть, слышать, говорить, нет желания участвовать в жизни другого и принимать его участие в своей… Отныне вы чужие… и изменить ничего нельзя. Да и не нужно.
Потому что в одном из сердец тихим шёпотом звучит другое имя… И он наслаждается этим звуком…

Читайте также:  Седло по башкирски как будет

© Copyright: Душа Крылатая, 2017 Свидетельство о публикации №217022501263

Люди с грифом «не дано»

Нельзя винить человека за нелюбовь к тебе!
Ты можешь быть тысячу раз прекрасной, любящей, внимательной и доброй, но это ровным счетом ничего не изменит! Он будет все понимать. Быть может даже злиться на себя. Находить доводы в твою пользу. Убеждать, хотеть и пытаться что-то изменить… но не любить.
А ты будешь болеть. При каждом «нет», «не могу» и «не сегодня»… Будешь все понимать, но все равно плакать и задавать себе один и тот же дурацкий вопрос… ну почему так…
И не находить ответа.
И именно…
… показать весь текст …

А какой вкус у твоей жизни!

Знаете в чем секрет счастья?
Да в том, что нет никаких секретов!
Счастье — это проживать свою жизнь, ощущая её вкус.
Ото всего: от слов, звуков, прикосновений, событий и эмоций. И вкус не всегда будет сладкий, не надейся! Фишка в том, чтобы научиться правильно «готовить» свою жизнь. Находить и добавлять нужные ингредиенты в пропорции, делающей этот вкус незабываемым.
И совсем не важно из чего ты решишь сделать своё сегодня! У каждого из нас свои предпочтения. Выбирай своё, не бойся! Быть может…
… показать весь текст …

Источник

Общество Мёртвых Поэтов Питера Уира. скачать

За мной, друзья мои! Ещё не поздно новый мир искать
Меня влечёт судьба под парусом пуститься вслед закату,
Пусть силы прежней нет – той силы, что в движенье приводила
И небо, твердь и землю, не беда –
Пусть жар сердец горячих судьба и время остудили, сильны мы волей
Искать, стремиться, находить и не сдаваться!

Даже спорт – это шанс достичь совершенства. Любовь важна не только в поэзии, но и в жизни. Люди пишут и читают стихи не ради забавы, мы читаем и пишем стихи потому, что мы принадлежим к роду человеческому, а род человеческий одержим страстями. Медицина, право, инженерноге дело – весьма благородные занятия, и они необходимы для жизни, а поэзия, красота, музыка, любовь – ради них то и стоит жить! Самые прекрасные стихи могут быть посвящены кошкам, цветам, дождю. Любое явление для поэта может быть источником вдохновения. Только не пишите заурядных стихов. В любой душе есть что-то очень значительное.

Отвергнуть всё, что жизнью лишь казалось,
Чтоб умирая, не сожалеть о том,
Что я не жил.

Смотреть на вещи надо с разных точек зрения. когда вы считаете, что в чём-то разбираетесь, постарайтесь посмотреть на это с другой точки зрения – вы должны попробовать, а когда читаете – пусть вас не заботит, что думает автор – главное – что думаете вы. Постарайтесь обрести собственный голос – чем дольше это открадывать, тем менее вероятно, что вы вообще его обретёте. Торо сказал: «Большинство людей проводят жизнь в тихом отчаянии!» Не поддавайтесь этому. Нужен прорыв, не смотрите под ноги – оглянитесь вокруг! Наберитесь смелости и отыщите новый взгляд!

О жизнь моя, вопросов неотступных череда,
И вереницы бесконечные людей, лишённых веры
И города, кишащие глупцами, где среди этого добро,
О жизнь моя, ответ в том, что ты есть,
Что существует жизнь, сознание, и в том, что пьесса жизни
Ещё не кончилась, и ты, быть может впишешь свою строку

Какую строку вы впишете?

Мы собирались в Индейской пещере и по очереди читали из Торо, Уитмена, Шелли – из титанов, и собственные стихи. Это были волшебные вечера и мы отдавались чарам поэзии. Мы были романтиками – мы не просто читали стихи, поэзия капала с наших уст, как мёд, души воспаряли и рождались заново.

Розу цветующую в поле сорви –
Она улыбнётся согласно
Завтра увянут её лепестки,
Бегу времён подвластно.

Почему поэт написал эти строки? Можете мне не верить, но каждый из вашего класса однажды похолодеет и умрёт. Вглядитесь в эти старые снимки – посмотрите на эти лица из прошлого. Вы часто проходили мимо них. Они ничем от вас не отличаются. Также подстрижены, как и вы, и подобно вам чувствуют себя непобедимыми. Они верят как и многие из вас, что им уготовано великое будущее. Их глаза полны надежды, как и у вас, но разве они не растратили понапрасну заложенные в них таланты? Но если вы прислушаетесь, вы услышите их шёпот, обращённый к вам.

Это битва, это война! Её жертвами могут стать ваши сердца и души! Армия академиков наступает – они покушаются на поэзию! А теперь, дорогие мои ученики, мы будем учиться думать самостоятельно, будем учиться вникать в слова. Пусть говорят всё, что угодно, но слова и идеи могут изменить мир!

Ловите мгновение, и пусть ваша жизнь будет необыкновенной!

Источник

Девушка парню

Ты мой, а прочее не важно,
Ни расстоянья, ни года.
Все потому, что мы однажды
Случайно встретились тогда,

На перекрестке двух столетий,
На перехлесте двух миров.
И ты один такой на свете,
Пусть даже ты пришел из снов.

Пусть ты далек, но разве это
Любви помехой может быть?
Езжай, родной, хоть на край света,
И там смогу тебя любить.

И разве важно, что не вижу
Тебя уже я столько лет?
Я расстоянья ненавижу,
Тебя забыть, желанья нет.

«Ты мой, а прочее не важно»-
Я не устану повторять.
Любить тебя совсем не страшно,
Пусть что угодно говорят.

А я молву не стану слушать,
Пускай не стелется зазря.
Ведь я, конечно, знаю лучше
Какой ты есть – такой как я.

Ты мой. И горестно и сладко
Опять об этом говорить.
Но вот могла б я без оглядки
Твоей единственною быть.

Хотя, зачем такие муки?
Ты жил, одну меня любя,
А остальное все со скуки
Всего лишь было у тебя.

Ты мой, беда моя и счастье,
Ты мой бесценный человек.
Я полюбила в одночасье,
А разлюбить не в силах век.

Я все придумала? Пустое!
Я не смогла б так сочинять.
Ты мой. Поверь мне, остальное
Уже неважно для меня.
Автор: 3ve3da
Не первый день дышу тобой,
В тебе, как будто растворяюсь,
И слепо за своей судьбой
Скольжу у пропасти по краю –

Твоей поддержки я не жду,
Когда вдруг соскользну с уступа,
Тебе ж и в радость и в беду
Готова руку дать. Так глупо

Любить, когда и дела нет
Тебе до чувства без ответа!
Я ж в твоей жизни вижу свет,
Хотела б быть я этим светом,

Свернусь котеночком у ног,
Согрею ласково и нежно,
Пробраться б только за порог
Души твоей морозно-снежной.

Ты знаешь, мне вдвойне теплей
В метели, стужу, непогоду,
Когда тепло в душе твоей.
В тебе я обрела свободу!

В тебе я обрела любовь,
В которой просто утопаю,
И для меня за счастье вновь
Идти у пропасти, по краю.
Автор: Морозова Вера
Дай мне руку! Я в нее
Положу сердечко
И приятное на ушко
Прошепчу словечко!

Я люблю тебя. Дороже
Слов на свете нет,
В них скрывается огромный,
Но простой секрет,

В них скрывается надежда,
Тайна бытия,
В них живет частичка рая
И любовь моя!

Нет тебя на свете лучше
И надежней нет,
Ты мне даришь лучик солнца,
Радужный рассвет!

Лишь с тобой приобретаю
Радость и тепло,
Лишь с тобой в душе и сердце
Лето расцвело!

Не страшны мне перемены,
Трудности и страх,
В доверительных, надежных
Я теперь руках!

Источник

Новая публикация в Золотом Руне

Из цикла «Когда-нибудь, не на этом свете…»

Сквозь дождь и туман, сквозь пространство и время,
в угольное смерти ушко
проникну, приникну, всем телом согрею,
всю жизнь прошепча на ушко.

Я стрелки часов обломаю и выброшу,
сожгу все календари,
но я тебя выношу, выгрызу, выпрошу
у розовой этой зари.

А солнце горит, как рана,
и мне говорит, что рано.

А звёзды только затем и нужны,
чтоб там отыскать свою.
Руки, что их зажигают, нежны,
но держат нас на краю.

О скольких уже поглотила пасть,
заоблачный ров бездонн,
но наша звезда нам не даст упасть,
сама упав на ладонь.

И, божьей коровкой на ней светясь,
легко улетит назад,
но я буду знать: это наша связь
зовёт меня в звёздный сад.

И если солнце — одно на всех,
для камня и для песка,
то эта звезда — и мой плач, и смех
узнает издалека.

Она чуть слева, наискосок,
со мною в ночи любой,
светит оттуда прямо в висок,
транслируя мне любовь.

Ты любил меня светлой, воздушной,
золотой, завитой, молодой.
Полюби меня старой, ненужной,
неказистой, больной и седой.

Отражась в зеркалах, обижаюсь
на безжалостный времени след.
Я всё больше к тебе приближаюсь
по обшарпанной лестнице лет.

С каждым днём мы всё ближе и ближе.
Но любовь — не источник утех.
Полюби меня чёрненькой, слышишь?
Белоснежка завидна для всех.

Читайте также:  Как понять есть ли защитная пленка на телефоне

Что ты скажешь, увидев морщины
и поблёкшие пряди волос.
Мы пред старостью все беззащитны,
если б встретиться нам довелось.

Но я знаю — осушишь мне щёки
поцелуями жарче весны,
и их будет без счёта, без счёта,
и объятия будут тесны.

Ты полюбишь как прежде — любую,
пусть я буду один лишь скелет.
И иду я наощупь, вслепую,
в твои руки по лестнице лет.

***
Устав из каждого болота
себя за волосы таскать,
ушла в себя, в свои тенёта,
тебе меня не отыскать.

Несбывшееся может сбыться,
сведя все пазлы и края,
а после улететь как птица
в необозримые края.

Теперь мне часто только снится,
как мы вдвоём с тобой живём.
Привыкла к счастью как к синице,
что обернулась журавлём.

А им, меня к себе влекущим,
окликнуть издали б: «Лети!».
Но на пути к небесным кущам
как пламя адово пройти?

В нём щели не закроешь ватой,
и Бог, увы, не Айболит.
У счастья вкус солоноватый,
а горе сладостно болит.

Открыты клапаны и шлюзы,
живу, на изморозь дыша.
Моя прожорливая муза,
ненасытимая душа.

И я в спасительное масло
взбиваю сливки облаков,
чтоб после всем святошам назло
взойти в небесный твой альков.

И как мне в это не поверить,
когда такая благодать,
как будто щели — это двери,
и до тебя рукой подать.

Мой новый день в линеечку косую,
в котором что-то напишу шутя,
о том, что заблудилась как в лесу я,
и вот кружу под музыку дождя.

И памяти моей свежо преданье.
Писать стихи, пока встаёт заря,
чтоб оправдаться перед мирозданьем,
что день сегодня прожит был не зря.

А ты пока, нарушив все границы,
для нашей встречи комнату готовь.
И пусть тебе моя любовь приснится,
а мне твоя привидится любовь.

О если бы навеки так совпало,
чтоб мы слились, в одном костре горя,
чтоб яблоко меж нас бы не упало,
не просочился отблеск фонаря.

Ты мной у Бога выкраден, утаен,
и спишь пока лишь под летальным льдом.
А дождь стучится в окна, как хозяин,
что наконец пришёл в родимый дом.

Там старый особняк, веранда и гамак,
там во дворе играет радиола.
Порой они встают из вороха бумаг
подобием сердечного укола.

Знакомое крыльцо… похожий силуэт.
пары конфорок коммунальной кухни…
О как мне явствен след давно умерших лет.
Гори, гори же ясно, не потухни!

Дворовые друзья, весёлые снежки,
с балкона на верёвочке записка.
Когда порой ни зги, ты память разожги
и мёртвых не вычеркивай из списка.

Я прислонюсь к стене среди родных теней,
в тумане проявившегося снимка…
И будет всё ясней, где ночи дней длинней,
где мертвецы с воскресшими в обнимку.

Глядишь на меня лучом исподлобья,
прячась за тучи, словно играешь…
Ну как тебе в этом твоём загробье?
Скажи, про рай нам всегда не врали ж?

Спасибо за письма с любимой ветки,
в форме сердечек — их было столько.
А знаки твои так бывали метки,
что боль моя вмиг становилась болькой.

Летите, листья, письмом к любимым,
читай их невооружённым взглядом.
Как важно знать, что нужны всё им мы,
пусть даже нет их отныне рядом.

У нашего ДК «Кристалла»,
где нынче оперный театр,
сажусь на лавочку устало
под хвойных веток опахала,
и это лучше всяких мантр.

Я вижу профиль твой и ухо
на чёткой облачной кайме,
и кажется, что легче пуха,
вне поля зрения и слуха,
ты обращаешься ко мне.

А жизнь легко проходит мимо,
и мне всё ближе старина.
Любовь к тебе невосполнима,
невышибаемая клином,
она во всём растворена.

На балкон прилетает птица.
Не успели с тобой проститься.
Не успела сказать прости.
Нас уже с тобой не спасти.

И коктейль из любви и боли
я мешала в неравных долях,
чтоб до дна его пить одной
ночью лунной и ледяной.

А небесное и лесное
будут радовать вновь весною.
Птице высыплю горсть пшена.
Передай, его ждёт жена.

Просыпаясь, угадать пытаюсь:
что там за окном? Какое небо?,
постепенно обрывая завязь
с тем, что в снах нащупывала слепо.

Я как та царица Прозерпина,
что в подземном царстве колдовала,
жизнь свою прошедшую лепила,
а потом наутро забывала.

Чудеса случаются на свете.
Ты случился некогда со мною.
Хорошо, что ты не видишь, светел,
мировую эту паранойю.

Во вселенской пустыне голой
громко голос тебе подам.
Я люблю тебя во весь голос,
не на шутку, не по летам.

Если есть ты — пусть обернётся
тот прохожий, что с парой лыж,
пусть в коляске мне улыбнётся
тот кудрявый смешной малыш.

Если есть ты — из тучи выглянь,
проведи лучом по щеке.
Мои плечи к тебе привыкли,
не умеют быть вдалеке.

И сбываются все приметы,
улыбаются малыши,
только где же ты, где ты, где ты,
ни души в мировой глуши…

Если есть ты — то как ты можешь
без меня обходиться Там.
На твоё снеговое ложе
я приду по твоим следам.

Из прошлого не вытащить и волоком,
хоть жизнь идёт нахрапом, напролом,
но я живу под распростёртым облаком,
как под твоим невидимым крылом.

И кажется порою мне до обморока,
что Бог тебя не отнял, не сгубил,
что ты однажды выглянешь из облака
и выйдешь из неведомых глубин.

И сколько бы мне ни было даруемо,
на главное Всевышний вечно скуп.
Летят с небес снежинки поцелуями,
замёрзшими без наших тёплых губ.

Из цикла «Что-то ещё»

Чувство волшебности, колдовства,
преображенье ущербных буден,
то, что придёт на правах родства
и от унылого сна пробудит.

Что-то такое… что-то ещё…
что-то просвечивающее сквозь внешность,
не принимаемое в расчёт
и воспаряющее в нездешность.

Что-то стоящее за и над,
прячущееся в иные формы,
сон или чудо, виденье, знак,
как отклоненье от скучной нормы.

Жить в нарушение всех клише,
чтобы почувствовала: лечу ведь!
Как же важно всё это душе
вычленить, расшифровать, почуять…

«Никто» помножить на «ни с кем»
и вычесть жизнь, добавив тайны –
мой новый адрес на песке,
витальный или виртуальный.

Там разговаривают сны
и память делится бесценным,
там письма с индексом весны
и фотографии по стенам.

Не на костях, не на крови,
мой домик карточный невинный.
Он склеен из моей любви,
и в нём твоей есть половина.

Мой домик из папье-маше
на самом деле очень прочный.
Шалаш мой с милым на душе,
воздушный замок мой песочный…

***
Снег всё тот же. и лужи те же.
И поёт мне «Tombe la neige»
обольстительный Адамо.
Всё как было и всё как прежде,
так легко поверить надежде,
что мы вместе идём домой…

Я изнежена облаками
как когда-то твоими руками,
и плыву я на верхнем до
лёгче пёрышка синей птицы,
тоньше сна, что не смог присниться,
от смущенья растаяв до…

Из цикла «Ещё не вечер»

Я мысленно проигрываю жизнь,
привычную, как утреннюю гамму…
Ведь прошлому не скажешь: отвяжись,
не отряхнёшься просто, как от хлама.

Проигрываю в мыслях и стихах
то, что давно я жизни проиграла.
Звучит в ушах, торжественно тиха,
мелодия небесного хорала.

Ещё не вечер, да, но скоро ночь.
Зачем брести по замкнутому кругу,
ведь ничему уже нельзя помочь,
и не вернуть единственного друга.

Я бисер слов бессмысленно мечу.
Мне небо льёт серебряные пули.
Мой спор с судьбой закончился вничью.
Мы, кажется, друг друга обманули.

Я жизнь свою, изжитую, как ять,
вновь прогоню по всем её длиннотам,
но ничего не стану удалять
и проиграю снова как по нотам.

Проигранная жизнь моя на бис.
За свой базар я небесам отвечу.
И выйду к вам из темноты кулис.
Да, скоро ночь… Но всё ещё не вечер.

Улыбкою голубоглазой
встречает небо поутру.
А ночью, как и встарь, в алмазах,
горит о том, что не умру.

Хотя проходит жизнь в мученье,
её печенья нам не впрок,
но это тайное свеченье,
но эта радость между строк.

Летит воздушным поцелуем
к земле осенняя листва,
чтобы зимой в минуту злую
согреть непомнящих родства.

Или дождь вдруг ушатом холодным обдаст,
возвращая из неба на землю.
Ничего, слёзы высохнут, всё, что бог даст,
благодарно и жадно приемлю.

О бедная покинутая роза,
за ширмочкой от летних сквозняков!
Не знала ты, что пострашней мороза
прощание на сквозняке веков.

Кто любит — так беспомощны и слабы,
они глядят сквозь розы как очки.
Планетой завладеют баобабы
и разорвут им сердце на клочки.

Ах, роза у разбитого корытца.
Одна любовь могла бы удержать.
Не нужно слушать, что нам скажут принцы,
а просто ароматом их дышать.

хозяйкой видеть он хотел…
А я стояла безутешно,
секрет цветочных душ и тел
постичь пытаясь безуспешно.

Что он увидел, заглянув,
мне в сердце, как на дно колодца,
вмиг лепестки свои свернув,
как будто в страхе уколоться?

Поила тёплою водой,
цвети, просила, как вначале.
Ты просто слишком молодой,
а я погрязла в тьме печалей.

На что обиделся цветок?
В душе увидевши смятенье,
какой-то тёмный закуток,
он мне ответил нецветеньем…

Читайте также:  Как набрать вес девушке и быть в форме

Цветы по праздникам и на похоронах…
цветы в границах, в рамках дисциплины.
Но это было точно не про нас.
Спасением от плена или сплина,

они цвели на кухне, на столе
и в нашей жизни были вне контекста,
они хранили жизнь мою в тепле
и не было на нежность лучше теста.

Ты покупал мне розы по утрам
и выбирал всегда на длинных стеблях.
Я ахала, едва глаза продрав,
как будто огонёк в душе затеплив.

А на ночь ты их в ванну опускал,
так бережно их лепестки расправив,
как будто не цветы — меня ласкал,
и это было вне границ и правил.

Теперь же, приходя в твой новый кров,
такие же я покупаю розы,
чтобы «люблю» сказать тебе без слов
и отогреть от твоего мороза.

Запах нашей юной свежести лесной,
жаль, не передать его словами.
Каждый год я покупаю их весной.
Ландыши прохладой дышат даже в зной,
а зимой летят над головами.

Кажется, я слышу их хрустальный звон,
вижу подвенечные их рюши.
На лесной поляне — ландышевый сон…
Маленький букетик нежен, невесом…
До сих пор он греет наши души.

Из цикла «Как долго я тебя хранила в тайне. »

В подкладку сумки в тот день завалясь,
он в ней пролежал три года,
держа между нами незримую связь,
даривший фору и льготу.

Бумажное счастье истёрлось до дыр,
не хочет со мною знаться.
Но как заклинанье, заветный шифр:
шестнадцать и вновь шестнадцать.

Обычно счастье наперерез
бежит, кивая трамваю,
но он, заблудившись, то сходит с рельс,
то масло пред ним разливают.

Ах, счастье, счастье… обман и дым.
Шестнадцать и вновь шестнадцать.
Прошло три года и мне за ним
теперь уже не угнаться.

Ах, как любить бы разучиться,
как занести всё это в спам.
Не по летам летать как птица,
калашный ряд не по зубам.

И пусть покой мне только снится
и сонных вереницы дней,
капец, а не твои ресницы,
каких не видела длинней.

Вселенским холодом согрета,
всё не усвою я урок.
О сколько я твоих портретов
нарисовала между строк!

Я не художница, учусь лишь,
ты там похож и непохож,
но в них навеки заночуешь,
поскольку в будущее вхож.

Всё в этой жизни вперемешку,
но побеждает пред концом –
любви лукавая усмешка
над постным ханжества лицом.

Я долго так тебя хранила в тайне,
как в тайнике, в запрятанной шкатулке.
Моё полуреальное созданье,
ютившееся в сердца закоулке.
Не требовало света и питанья
оно, и обходилось без прогулки.

Мои стихи служили колыбельной,
баюкая, чтоб спало крепко-крепко
то, что хранило крестиком нательным,
но радовало исподволь и редко.
Боли во мне недугом несмертельным,
расти во мне невытянутой репкой.

Живи во мне, от жизни отдыхая,
как в коконе, взлелеян и обласкан,
дыши во сне младенческим дыханьем,
нас не найдёт опасность и огласка.
Цвети во мне любовью и стихами,
как на болоте замершая ряска.

Хранимым будь мелодией метельной,
моим смятеньем, облаком из рая,
наивною мечтою самодельной,
реликвией в заброшенном сарае,
судьбой нерасторжимой и отдельной,
усни во мне, вовек не умирая.

***
Пусть всё пройдёт, развеется как дым,
забвением покроется седым,
пусть обглодает жизнь меня как липку,
а я иду по нашему мосту,
где ожидала, чуя за версту
твои шаги и слабую улыбку.

Я из неясных линий и штрихов,
из слов и недописанных стихов,
твоей судьбе и жизни не помеха.
Порежу душу всю на лоскутки,
на носовые для тебя платки,
но не для плача только, а для смеха.

Мне всё равно, что скажет мир честной,
я истине не верю прописной,
забыты все законы и приличья,
остался только этот лес лесной,
осталось лишь осеннее весной,
осталось только солнечье и птичье.

***
Как ты вышел тогда на звонок из подъезда,
словно ты уже Там.
Исхудавший, родной, беззащитный, болезный,
я тебя не отдам!

Хоть душа каждый год тренировками в смерти
закалялась как сталь,
но болит как и встарь, и завидует тверди,
и молит: не ударь!

Пусть тебя сохранят мои вздохи и охи,
и стихи, и звонки,
пусть тебя защитят всемогущие боги
их щиты и клинки.

Пусть тебя оградят эти чёртовы маски,
и молитвы без слов,
и в перчатках слова, и неловкие ласки
из несбыточных снов.

Все раскручены гайки, развинчены скрепы,
жилы отворены.
Я тебя защищаю грешно и свирепо,
до последней стрелы.

До последнего хрипа в туннельных потёмках,
не пущу на убой.
Как птенца, как ребёнка, слепого котёнка
я укрою собой.

***
Засохший между серых скал
цветочек, что я приласкала.
Пусть не меня он там искал,
и я его там не искала.

Он как-то по-иному цвёл,
не зная, от кого вёл род свой.
Счастливый случай ли нас свёл,
иль породнило нас сиротство.

Мне больно, если ты — не ты,
от нелюбви я леденею,
и лишь под взглядом теплоты
сильнее в поединке с нею.

Прости слова любви немой,
ведь сердце же не из металла,
солдатик оловянный мой,
что я из пламени достала.

И что с того, что ты другой,
и что не мне был адресован,
но доброй сказочной рукой
в моём был сердце нарисован.

И не понять, свои беды итожа,
как мог чужой стать ближайших дороже?
Нас разделяет как пропасть лишь шаг.
Но моего ты не просишь участья.
Как ты обходишься в жизни без счастья?
Без моей жизни обходишься как?

Я из окошка гляжу на дорогу.
Вдруг ты пришёл и уже у порога?
Кроме тебя мне не нужно гостей.
Всё, что вещают — хотела б забыть я,
кроме твоих драгоценных событий
я не хочу никаких новостей.

Разные судьбы и разные будни…
Я у себя буду спать до полудня,
ну а тебе собираться к восьми.
Жду тебя вечно как с фронта солдата.
Помнишь, у Чехова: если когда-то
жизнь моя будет… приди и возьми.

Прости, твою нарушила я тишь,
твой бедный мир безлюдный, нелюдимый,
где ты как жемчуг в раковине спишь,
безрадостный, безлюбый, но любимый.

Реснички знаю все наперечёт
на сделанном когда-то фотоснимке,
где ты тогда зажмурился — не в счёт,
но как мне эти дороги заминки.

Сражалась я с избыточной мечтой,
но силы были всё-таки неравны.
Как ни сильны слова любви ночной,
не быть уже Ассолью Ярославне.

Не родственник, не спутник и не брат,
в своей твою не чувствовала руку,
но я люблю тебя сильней стократ,
как если бы мы были кем другу другу.

Хвала судьбе, что не попутал бес
и жизни не поджаривал на гриле,
но венский вальс насвистывал нам лес
и на мосту мы над землёй парили…

Скажу я по секрету, что финал
переписала Андерсена сказки.
Солдатик оловянный не узнал
трагической убийственной развязки.

И, выхватив героя из огня,
я спрятала в укромное местечко.
Осталось невредимым для меня
нетронутое твёрдое сердечко.

Твои границы я не перейду,
не потревожу словом или взглядом,
но всё-таки имей меня в виду,
ты далеко, но я всё время рядом.

Мы связаны незримой бичевой.
Я алхимичка всё-таки большая:
любовь творю из полу-ничего
и сказку из тоски сооружаю.

Вот и дожили мы до осеннего плача,
будем путаться снова в ногах ноября,
хоть и правды в них нет, а тепла и тем паче,
но остались запасы в крови янтаря.

О печальный художник весёлого жанра,
юмор чёрного цвета тебе не к лицу.
К твоей осени строгой бы летнего жара
подмешать в самый раз — мудрецу и юнцу.

В твоём мире так чисто, опрятно и голо,
твои пальцы дворянски нежны и длинны.
Горький солод судьбы, одинокое соло,
ты как солнце с лицом крутолобой луны.

Пусть тебя расколдует весенняя фея,
всё ненужное сбросив как зимний балласт,
все печали тогда тебе станут до фени,
потонув среди солнечных лучиков глаз.

Дотемна далеко, а ночами так звёздно,
и надежда встречает ни свет ни заря…
Только жаль, что порою, увы, слишком поздно
мы приходим к холодным ногам ноября.

Так Лис ответил Маленькому принцу,
зависимости радуясь своей,
когда уже от боли не укрыться,
когда они уже одних кровей.

Но вспомню я тебя в минуту злую,
когда господь на радость будет скуп.
Летят снежинки, словно поцелуи,
замёрзшие от неслиянья губ.

И кажется, царевна Несмеяна
и Мёртвая царевна, что в гробу,
была такой, поскольку неслиянна
с тем, кто бы смог согреть её судьбу.

А я смеюсь, как будто всё не вечер.
Кораблик провожаю твой: плыви
в большую жизнь, любимый человечек,
под парусом улыбки и любви.

Как будто нет ни горести, ни смерти,
и жизнь опять обманами мила.
Бреду куда-то в снежной круговерти,
что поглощает медленная мгла.

Рассыпана небесная солонка.
Твой пир, зима, чаруй же и балуй!
Растаял день. Я шлю ему вдогонку
по воздуху летящий поцелуй.

Прощаю все потери и напасти.
Прощаю этот сумрак голубой.
И, кажется, я сотворяю счастье
из тьмы всего, что составляет боль.

Источник

Adblock
detector