Юлия логунова как дальше быть

Пранкеры против онлайн-уроков. Как сделать безопасной учебу на дому

Из-за распространения коронавирусной инфекции многие образовательные учреждения перенесли свои занятия в виртуальное пространство. Однако уроки начали срывать пранкеры и тролли. Они подключаются к онлайн-конференциям российских школьников и студентов. «Шутники» оскорбляют педагогов, пишут матерные комментарии в чате и отправляют непристойные картинки. Разбираемся, как защитить детей от троллинга в Сети.

Опасные занятия

nBkSUhL2hFMimsewIr6BrNOp2Z398Jii1ifFh fH nKUPXuaDyXTjHou4MVO6BCVoZKf9GqVe5Q CPawk214LyWK9G1N5ho=QBaRszo76pqpDcdMfL3TJQ

Фото: портал мэра и правительства Москвы

В образовательных учреждениях за рубежом вмешательство посторонних людей в учебные видеоконференции уже стало привычным делом. Так, одна из школ в Норвегии решила прекратить онлайн-уроки из-за того, что к трансляции в приложение Whereby подключился мужчина, который разделся перед детьми и начал с ними общаться. Как выяснилось позднее, злоумышленник вручную подобрал адрес.

Тролли освоили и другой сервис видеоконференций – Zoom. К слову сказать, не только они, но и блогеры, в числе которых популярный американский бьюти-гуру Джеймс Чарльз: в своем Twitter он написал, что не против посетить онлайн-занятия. Однако большая часть «шутников» не останавливается на простом подключении к конференции. Они занимаются зумбомбингом.

Учитывая масштаб и серьезность проблемы, американские власти, в частности федеральная прокуратура штата Мичиган, признали, что зумбомбинг является не шуткой, а нарушением закона. Отмечается, что взломщикам конференций «могут быть предъявлены обвинения в связи с совершением федерального преступления». Наказание для злоумышленников будут определять индивидуально, то есть с учетом того, каким образом человек подключился к конференции и как себя вел.

Вместе с тем мода на зумбомбинг уже добралась и до России, где сервисом Zoom также пользуются многие школы. На YouTube можно найти ролики с дистанционными уроками, в которые вмешиваются нежелательные гости. Они оскорбляют педагогов, отправляют в чат непристойные сообщения и даже изображают нацистские жесты – это лишь малая часть того, что происходит в онлайн-конференциях российских школьников.

nBkSUhL2hFMgmMyyL76BrNOp2Z398Jii1ifFh fH nKUPXuaDyXTjHou4MVO6BCVoZKf9GqVe5Q CPawk214LyWK9G1N5ho=275aXHV0QPT9U81oRt7 jw

Доступ к трансляциям злоумышленники иногда получают от самих учеников. Школьники в соцсетях или на различных форумах публикуют ради шутки свои данные для входа. Особо «талантливые» тролли объединяются и делятся друг с другом похищенными логинами и паролями от трансляций, призывая к атакам. «Дайте конфу, куда набегаем»; «Внимание, скидывайте свои конфы»; «Умные люди ставят пароли, тупые оставляют комнаты открытыми», – пишут они на анонимном форуме «Двач».

«Весь класс был в шоке»

nBkSUhL2hFMimsewIL6BrNOp2Z398Jii1ifFh fH nKUPXuaDyXTjHou4MVO6BCVoZKf9GqVe5Q CPawk214LyWK9G1N5ho=Rw3B1Mou0pVg8JlkJIm6Kg

Фото: портал мэра и правительства Москвы

Жертвами зумбомбинга стали ученики одной из школ в Звенигороде. На занятие по биологии, которое вела учительница Юлия Логунова, заглянули «шутники» и начали оставлять непристойные записи.

«Это был наш самый первый урок 27 марта, мы только начали пользоваться площадкой Zoom и толком ничего о ней не знали. По своей глупости не стали делать пароль на вход, который рассылается родителям и учащимся, поэтому зайти мог любой», – рассказала она Москве 24.

По словам педагога, после этой истории она сразу установила пароль и разослала его классным руководителям учеников. «Теперь зайти могут только учащиеся нашей школы. Больше в течение уже всей недели дистанционного обучения такого не повторялось», – добавила она.

Об атаке троллей Москве 24 также рассказал Никита – девятиклассник из Санкт-Петербурга. «Однажды из-за таких гостей у нас сорвался урок. Все участники конференции видят проделки злоумышленника. Некоторые смеются, а некоторым неприятно», – сказал он.

По словам школьника, система защиты у приложения хромает. «Я давал совет учителям о том, как уберечь чат. Проблема в том, что организаторы различных конференций оставляют ссылки на трансляции в соцсети. В поиске можно вбить zoom.us и спокойно найти рандомную конференцию. Так делает большинство троллей», – заключил Никита.

Поможет собственное приложение?

nBkSUhL2hFMimsewL76BrNOp2Z398Jii1ifFh fH nKUPXuaDyXTjHou4MVO6BCVoZKf9GqVe5Q CPawk214LyWK9G1N5ho=sMDY0OJP5r35 KypgB6RgA

Фото: портал мэра и правительства Москвы

Зампредседателя комитета Госдумы по образованию и науке, координатор проекта ОНФ «Равные возможности – детям» Любовь Духанина в беседе с Москвой 24 рассказала, что школы самостоятельно выбирают, какую онлайн-платформу будут использовать для обучения. Однако, по словам парламентария, пользователи неоднократно сообщали о недостаточной безопасности видеоконференций в Zoom.

«Воспользовавшись ошибкой, злоумышленник может взять под контроль онлайн-конференцию, перехватить управление экраном, заменить сообщения и удалить участников конференции», – объяснила она.

Чтобы защититься от нападок злоумышленников, Духанина дала следующие рекомендации педагогам.

nBkSUhL2hFMikM L76BvMKnxdDs9Zu zibGnuWR9mOBdDebBizCnTY8qdJf6ReJ58vU9meMMok3Ee2nhSR6ISeO9G1N wjJ=ANVFFEjmDiYuBZZh5wCPNw

Кроме того, депутат напомнила, что действия злоумышленников, проникающих в школьные чаты, могут расцениваться как хулиганство, наказание за которое предусмотрено Административным кодексом.

«Так, оскорбление, то есть унижение чести и достоинства, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей. За публичные оскорбления штрафы еще выше. К сожалению, не все нарушители спокойствия это понимают», – сказала она.

В свою очередь, депутат Госдумы Виталий Милонов не только раскритиковал действия «шутников», но также не поддержал идею использовать приложение Zoom для проведения онлайн-уроков. Об этом парламентарий заявил в беседе с Москвой 24.

Кроме того, парламентарий подчеркнул, что обязательно выступит с инициативой по поводу разработки отечественного приложения.

«Кризис – возможность для разработки собственных площадок. Нужно попросить наших программистов, чтобы предложили такую платформу. Она может быть самоокупаема за счет дополнительных сервисов», – заключил он.

Источник

Юлия Логунова

Юлия Логунова запись закреплена

Будем работать по методикам: •Войта-терапия
•Бобат-терапия
•Кастильо Моралес
•Дыхательная гимнастика – растяжка
•Профилактика срастания кожных слоев послеоперационных шрамов

Каждому ребенку подбирается индивидуальная программа для самостоятельных занятий дома.
Важно!
Занятия включают в себя обязательное обучение родителей. Это очень важный пункт реабилитации детей. Большинство упражнений приносят результат благодаря исключительно выполнению 3-5 разовых комплексов в течение суток. Один комплекс может занимать по времени от 5 до 20 минут.

Кому подойдут эти занятия?
•Детям с нарушениями функций дыхания и глотания
•Детям, которые страдают частыми простудными заболеваниями и ОРВИ
•Детям с бульбарными нарушениями
•Детям с детским церебральным параличом
•Детям с отставанием в развитии в первые пять лет.

Всего набираю 10 мест, осталось свободных 6!
Стоимость 1 занятия (40-60 мин) 2500р.
Запись на занятия и вопросы Вы можете задать по телефону: 89814692364
либо в личные сообщения.
Успей записаться!
____________________
В карусели можно познакомиться со мной, а по ссылке можно почитать подробнее про методики
https://www.rcpcf.ru/wp-content/uploads/2018/10/Reabi..

Читайте также:  Как мыть лежачего больного в домашних условиях старую женщину чтобы не было запаха

nOxZoB91bpppJ8I1MbuenH5HzDAiMDoblx8qaBAgp 84S 8ZSNTkndzr rWW

tNezYoVv2SZfRmSjKttMFvmoaGEEfahVbCffG4iaf2 Lu0YQp9EXVqRlF1uSRKcAJaK4hRP9HDgyeKsMyRecYEyN

tNezYoVv2SZfRmSjKttMFvmoaGEEfahVbCffG4iaf2 Lu0YQp9EXVqRlF1uSRKcAJaK4hRP9HDgyeKsMyRecYEyN

Gp8goOKEFjw3lqmax6rCAnhRPhJC rlF71IdjltLVfhtcih0MZIrdlhSUah9N71P6chjpLqHoqDpZVWUjOokT68v

Юлия Логунова запись закреплена

gf zi5dJ8KAGiM3w2Zxv8FQvw35vmicYFd5riyXqAuHaLimF7Q4wZSmQE m H8PZ90GmwbwnbYwv keKTePR Uen

Юлия Логунова запись закреплена

c1JTIlzklFLdAtm UKdX6oVoqUuMoUV xcoFnrL7bCCO6gfWAmqxBPcqiMer6oOmTicjUd7OUt COBrTaV589 Yi

gvbI aW3pnUpQMwV17CiUZqqDyz4

Юлия Логунова запись закреплена
Юлия Логунова запись закреплена
ДЕТИ В СЧАСТЛИВОЙ СЕМЬЕ † Православие

Важный пост. О людях, которых знаю лично. Тем страшнее писать его.
автор: Ольга Савельева

. Ярослава приходила ко мне на лекцию в Сочи. Милая, улыбчивая, красивая девушка, молодая мама троих детей.
Сыну Ярославы Яше на тот момент не было и года.
Показать полностью.
Он играл дома с музыкальной книжкой.
Болтик на книжке раскрутился и в ладошки малышу выпала батарейка-таблетка. Круглая, маленькая.
Любопытный малыш немедленно ее проглотил.

Рядом, в двух метрах, был папа, который именно в ту секунду отвлекся на другого ребенка.

Старшему брату (6 лет) показалось, что младший сунул в рот монетку, и он сказал папе.

Папа попытался вызвать рвоту Яше, но не получилось. На всякий случай, вызвали скорую.

На скорой с Яшей поехала мама Ярослава, прибежавшая из магазина.

В скорой шутили, все было беззаботно, обещали отпустить их раньше, чем оформят бумаги.

Глубокий вечер. Врач-эндоскопист уже ушел домой. Все успокаивали маму, мол, не паникуйте, это же просто монета, а не батарейка.

И тут Ярославу пронзила догадка, она позвонила мужу и попросила показать старшему сыну батарейку из книжки: «Такая была у Яши?»
— Такая.

Малыша к тому времени стало рвать окисью, экстренно вызванный эндоскопист достал окислившуюся батарейку (новые батарейки окисляются стремительнее).

Вроде, обошлось. Яшу оставили в больнице, стали колоть антибиотики, противопубцовые, кроворазжижающие препараты.

К Новому году отпустили домой.

А 2 января случилось самое страшное. Последствие ожога пищевода:
разрыв (перфорация) и воспаление пищевода (медиастенит), разрыв легкого и плевры из-за заброса в полость желудочной кислоты (пневмония, плеврит), сепсис.

Потом три недели ада в реанимации, на грани между жизнью и смертью, без внятных перспектив, маму пускали на час. Яша сам не дышал, гастростома, трахеостома.

Яша победил. Выкарабкался. Сейчас ему лучше. Он уже дома, бодренький, веселый, с мамой, папой и братьями.

И это история про хеппи-энд.
И Ярослава написала о ней для того, чтобы предостеречь других, чтобы все родители знали, что даже детская книжка может быть смертельно опасной для ребенка.

ЕСЛИ В ВАШЕМ ДОМЕ ЕСТЬ МАЛЫШ, ПРОВЕРЬТЕ ВСЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ КНИЖКИ И ИГРУШКИ НА ПРЕДМЕТ ТОГО, БЕЗОПАСНО ЛИ В НИХ ЗАКРЕПЛЕНЫ БАТАРЕЙКИ, И ВООБЩЕ, НЕ НАХОДЯТСЯ ЛИ ЛЮБЫЕ БАТАРЕЙКИ В ЗОНЕ ДОСТУПА МАЛЫША.

Юлия Логунова запись закреплена

Про онлайн консультации!

Не так давно я проводила опрос в историях, где спрашивала вас, как было бы удобно получать информацию через интернет. Онлайн звонком или вебинаром с записью.
Неожиданно для меня 80% выбрали вебинар с записью.
Показать полностью.

Я долго думала как провести этот вебинар, ведь не каждое упражнение универсально. Одно и то же упражнение может подходить одному человеку, но может быть противопоказано другому. Выкладывая вебинар я иду на риск, который может нанести вред пациенту.

Так как же тогда мне быть полезной, передавать мои знания и умения другим людям, у которых нет возможности лично встретиться со мной?!
Я долго думала, и пришла к выводу, что нужно создавать курс с базовыми «безопасными» упражнениями по методикам Кастильо-Моралес, Бобат-терапии и дыхательной гимнастики.
Упражнение из Войта-терапии я давать не буду, так как для таких занятий рядом обязательно должен быть обученный человек. Однако программа курса будет очень обширная и подойдёт многим, у кого есть проблемы с функциями дыхания, жевания, глотания и развития речи.
Курс выйдет скорей всего в конце весны.

А пока я открываю запись на онлайн-консультации, которыми вы можете воспользоваться уже сейчас!

В чем преимущество личной консультации вместо курса?

Во-первых, на личной консультации я буду с вами один на один. Вы сможете задать мне свои вопросы, показать ваши возможности и рассказать вашу историю!

Во-вторых, я буду лично контролировать правильность выполнения упражнений.
Смогу направить вас и вашего ребёнка в нужное русло, подскажу, как действовать в психологических моментах, когда ребенок устанет или ему будет недостаточно мотивации.

Важно, что онлайн-консультацию может получить любой человек из любой точки мира.
Мы можем сделать видеозвонок в удобном для вас мессенджере (Wats app, Instagram, Skype, Вконтакте)

Длительность звонка 40 минут, стоимость до 12 марта 1000 рублей, дальше ценник я буду поднимать

Предварительно вы можете написать мне с вашим вопросом и узнать, подойдёт вам такой формат или нет!

Источник

«Денис научил меня видеть счастье»: после смерти трёхлетнего сына калининградка стала помогать особенным детям

Восемь лет назад Юлия Логунова потеряла сына Дениса. У ребёнка была врождённая аномалия — атрезия пищевода, он перенёс 12 операций. За жизнью рыжеволосого мальчишки следила вся область. Его лечили в разных городах, но только в Кёльне в Германии Денис смог жить полноценной жизнью дома вместе со своей семьёй.

Денис длительное время мог дышать только с поддержкой аппарата вспомогательной вентиляции лёгких. Но он любил бегать, играть, улыбаться, очень ценил дружбу. Чтобы помогать сыну, Юлия решила выучиться на стоматерапевта — медицинского специалиста, который помогает людям комфортно жить со стомами (различными трубочками обеспечивающими жизнь).

Денис умер в клинике Кёльна 3 февраля 2013 года, ему было три с половиной года. А Юлия ещё четыре года училась в Германии. Сейчас она занимается паллиативной помощью детям в Калининградской области и по всей стране. Её дочке 23 года, сыну — 19 лет, самому маленькому, Демиду, два года. Денису было бы 11.

«Клопс» поговорил с Юлией Логуновой о том, как пережить утрату и о безвозмездной помощи детям.

«У нас никто не готов говорить о смерти»

— Юлия, первые дни февраля для вас особенные?

— Наверное, восемь жизней из девяти уже прожито у меня, как у кошки. Как будто мы сейчас будем говорить про какую-то другую мою жизнь. Да, она была очень сложная, было очень много боли, но было столько радости и любви. Когда ты не требуешь и не ждёшь от кого-то чего-то. Любовь просто есть и всё. Безусловная любовь. Я в этом тогда жила.

Читайте также:  Как по английски будет брайан мапс

В феврале мне очень тяжело. Никуда от этого не денешься. Со второго числа на третье была самая страшная ночь в жизни моей семьи. Деликатность немцев и особое отношение к таким трагедиям помогли мне пережить утрату. В России тему рождения как-то приоткрыли с советских времён, а тему смерти — нет. У нас никто не готов говорить о смерти. А если умер близкий человек? Мы не умеем об этом разговаривать, это табу, нам тяжело и страшно и мы закрываемся.

— Как родителям пережить потерю ребёнка? Возможно ли это в принципе?

— Это страшно и неправильно, когда родитель остаётся на этой земле, а ребёнок уходит. Когда умирают твои родители, это естественный процесс. Так или иначе, ты с этим смиряешься. Но наши дети не должны уходить раньше нас. Я не знаю, ради чего и почему так происходит, у меня нет объяснения. Возможно, дети становятся ангелами, чтоб потом провести своих любимых в рай.

Но я знаю точно, что с рождением ребёнка рождается любовь. И вот эту любовь никто и никогда не заберёт. Оттого что Денис стал небесным ангелом, я не перестала его любить. Как и мои дети.

Многие родители продолжают общаться со мной после того, как их малыши ушли на небеса. Видимо, больше не с кем поговорить о том, как дальше жить.

— Как вам удалось тогда сохранить семью?

Чаще всего родители расходятся, у нас стоял такой вопрос. Был тяжёлый период, когда мы уходили по разным комнатам, было очень больно. Даже сейчас я хоть и улыбаюсь, но не могу предугадать, когда эта боль нагрянет и обожжёт снова. Больно от того, что ты не можешь обнять Дениса, прижать к себе, не видишь, как он растёт. Я ни в коем случае не осуждаю семьи, которые расходятся после смерти ребёнка.

— Как тогда на ситуацию реагировали окружающие?

— Ты встречаешься с родственниками и знакомыми и слышишь нелепый вопрос: «Ну как ты?» Ты сидишь и думаешь: «Ну а как я?» Ряда друзей и знакомых просто не стало, они не отвернулись, но стали бояться со мной общаться, не знали, что сказать. Вторая часть людей приходила из любопытства. Это обескураживает, хочется залезть под плиту и не вылезать. После смерти Дениса я не смогла находиться в России, это одна из причин, почему я тогда, в 2013-м, вернулась в Германию. В Светлогорске мы похоронили тело Дениса, но душа его осталась в Кёльне. И мы вернулись.

«Оттого что Дениса не стало, другие дети продолжали жить»

— Когда вы в последний раз поехали с Денисом лечиться в Германию, вы взяли с собой и старших детей?

— Когда мы второй раз полетели самолётом санавиации из Калининграда, я понимала, что с Денисом я уже не вернусь. При этом у нас получился очень тяжёлый период, когда старшие дети жили здесь одни, а мы были в Москве на лечении. Мы разрывались. То бабушки, то друзья смотрели за детьми. Даньке на тот момент было восемь лет, Лере — 12. Тот возраст, когда мама была особенно нужна, её не оказалось рядом. Я должна была ходить в реанимацию за сведениями ежедневно. На фоне всего этого я понимала, что нужно воссоединить семью. Я сделала всё, чтобы детей взять с собой в Германию.

Они там пошли в школу, стали учить языки. Данька знает четыре языка, не считая языков программирования.

— Почему вы в Германии стали заниматься стоматерапией? У Дениски ведь были медсёстры и врачи, уход.

— Когда я оказалась там в квартире с моим малышом после клиники, я не понимала, почему у меня дома чужие люди. На тот момент я немецкий язык не знала совсем. И тут я оказалась в среде, где я ничего не понимаю, люди что-то делают с твоим ребёнком 24 часа в сутки, а ты их даже не знаешь. Это была служба по уходу. Все медицинские процедуры и реабилитационные занятия лежат на них.

Законодательство Германии таким образом устроено, что мама должна быть в первую очередь мамой и она должна в первую очередь любить своего ребёнка, а не заниматься медпроцедурами. С этим у меня оказались проблемы. Мне было тяжело расслабиться и доверять другим людям.

Чем отличаются российские родители особенных детей от родителей в Европе? Тем, что там родители занимаются прямой своей функцией, они занимаются воспитанием детей. Неважно, в каком ребёнок статусе и как он выглядит. Медицинская же часть ложится на специальные службы по уходу, они 24 часа в сутки находятся рядом с твоим ребёнком и занимаются в том числе и реабилитацией.

Это не значит, что родитель не умеет ухаживать в медицинском плане за своим ребенком, но основная забота лежит на службе по уходу.

У нас было четыре-пять постоянных медсестёр, они дежурили, потому что Денис был на аппарате. Потом мне разъяснили: если ты хочешь своим ребёнком сама заниматься, ты должна пройти обучение. И я пошла учиться. Училась уходу за стомами, как подключать аппараты, как менять компрессы, повязки, канюли, а позднее и реабилитации стомированных пациентов.

А потом получилось так, что у нас была постоянная связь с врачами из Филатовской больницы в Москве, с реаниматологами. Там в свое время Денис пролежал десять месяцев. В период обучения в Германии, мне открылось столько новых медицинский тем, что я стала делиться с коллегами. Мы постоянно были на связи. То, что сейчас входит в обиход, тогда было ново в России. В Европе об этом уже знали, а у нас нет.

— Когда Дениса не стало, почему вы продолжили обучение?

— Даже не знаю, откуда я тогда брала эти силы. Оттого что Денис ушел, другие дети продолжали жить. Проблем не стало меньше. Мне приходилось быть на связи, заниматься дальше стомированными детьми. И учёба продолжалась. Я из Германии организовывала «гуманитарку» канюль, шейных лент, других важных приспособлений, потому что в России их не было.

Читайте также:  Как по английски будет новая любовь

Затем на меня стали выходить родители стомированных детей. Я не планировала, просто получилось так, что люди стали подключаться: «Юля, как ты думаешь, какую канюлю поставить?» Тогда никаких протоколов в России не было. Какие были в больнице канюли, такие и ставили ребёнку. Сейчас же рекомендации есть. Это радует.

— Вы на несколько лет с семьёй вернулись в Германию?

— Старшая дочка не захотела возвращаться, она уехала в Киров к моей маме выучилась на художника, сейчас живёт в Питере уже со своей семьёй. Средний сын был со мной, муж остался в Калининграде. В Германии мы открыли фирму по повышению квалификации и стажировки для медицинских сотрудников. К нам приезжали из России и обучались из разных регионов. Эта тема стала моей.

У меня муж военный, мы шесть лет жили врозь, иногда он приезжал. В 2017 году встал вопрос: либо мы возвращаемся, либо надо что-то делать. Было принято решение сохранить семью.

«Трубочка, которая спасает жизнь»

— Чем вы стали заниматься, когда вернулись в Калининградскую область?

— Меня в тот момент, в 2017 году, София Лагутинская позвала возглавить благотворительный надомный хоспис «Дом Фрупполо», сейчас я осталась там как специалист по стомам. Тогда же в 2017 году провели первый лагерь для особенных детей и их родителей, и детей со стомами привезли к морю на несколько дней, и даже повели в бассейн. Кого-то в лагерь везли на машинах скорой помощи. Кто-то первый раз был на море. Кому-то вообще нельзя было находиться без аппаратов ни минуты. Я очень благодарна «Верю в чудо», что мы с командой смогли это организовать. Это «аппаратные» дети — та категория, которыми никто обычно не хочет заниматься, а им нужно и важно полноценное внимание, даже тем, кто в вегетативном состоянии.

С 2014 года фонд «Вера» привлекал меня в качестве лектора на семинары и конференции по организации паллиативной помощи. С 2013 года я активно сотрудничаю и с фондом «Детский паллиатив». Мы с ними издали и даже переиздали две книги по реабилитации и уходу за стомами. С ними же мы начинали и сейчас ведем работу по проекту «Открытая реанимация». Ещё меня привлекает Минздрав РФ по ряду вопросов как эксперта. Это касается протоколов ведения стомированных детей, развития и организации в России паллиативной помощи, законодательной базы.

Зачем придумывать «велосипед», если есть страны где эти этапы уже пройдены. У меня имеется огромный опыт в этих вопросах благодаря истории с Денисом.

— Как это происходит на практике? Вы приходите в палату к ребёнку или уже домой?

— Начинается всё с перевода из реанимации в палату, где родитель должен обучиться уходу. А у нас рядовые медики часто не знают, что делать со стомированным ребенком. Знают реаниматологи, но из реанимации врач не набегается в палату к ребёнку. Встаёт вопрос: кто этим будет заниматься? Так появились врачи по оказанию паллиативной помощи. У нас в регионе таких специалистов несколько.

Из этого и состоит мой день: частично там, частично тут, плюс ещё основная работа у меня в «Доме Фрупполо», я веду осмотры стомированных детей на дому.

— Это как консультация?

— Когда ребёнок оказывается в палате после перевода из реанимации, из него торчит куча всяких трубочек, родители чаще всего не знают, как с этим справиться. На какой бок уложить ребёнка? Можно ли его трогать?

У тебя ребёнок, а из него что-то торчит? Я для того и существую, чтобы показать, как с этим обращаться, как менять, как мыть, как кормить через трубочку. Как играть и гулять с такими детьми, как сделать их жизнь полноценной.

Помните, раньше было модно носить такие украшения — чокеры? Сколько ты в них проходишь? Достаточно ограниченное время. А стомированный ребёнок постоянно с этим ошейником. Это всё натирает, ты не можешь его снять 24 часа в сутки. Очень важно, из чего сделана эта шейная лента, натирает ли она, широкая ли, узкая. Та же история и с компрессами и с подбором девайсов и аппаратов. От этих вещей зависит, насколько комфортно будет жить этот человек.

Я работаю с детьми в Калининграде и области, но в последние годы консультирую и Москву, и взрослых.

— Насколько сильно наличие трубочек влияет на жизнь ребёнка?

— Есть люди, которые умеют рисовать, а есть те, которые не умеют. Есть люди, которые умеют петь, а другие не умеют. Мы просто все разные. У каждого есть свои особенности. Есть люди, которые не могут кушать в привычном нам понимании слова, у них стоит назогастральный зонд или гастростома. Есть люди, которые не могут дышать, как мы с вами дышим, они дышат с помощью аппаратов. У кого-то они подключены 24 часа в сутки, у кого-то на ночь включаются. Этот аппарат подключается к трахеостомической канюле. Это такая трубочка, которая вводится в трахею, она спасает жизнь. Есть много людей на планете, которые дышат через эту трубочку, имеют абсолютно сохранный интеллект, они развиваются.

Если мы говорим про страны Европы, то там такие люди и рисуют, и снимают кино. Они могут гулять, ходить в бассейн. Они работают, учатся, ходят в садик. Но только если правильно будет подобрана эта самая трубочка. Это очень важно. Я очень хочу, чтобы и в России такие люди вели полноценный образ жизни.

— Если детям поставили трубки, то они уже никогда не будут дышать самостоятельно?

— Не факт. У нас есть хорошие примеры. Например, ребёнок после операции на сердце не смог дышать сам, была выведена трахеостома. Мы его стали тренировать, провели операцию — ликвидировали осложнения и деканулировали (убрали трахеостому). Сейчас он абсолютно здоров, ничем не отличается от сверстников.

Это особенность, без которой не может жить человек. Понятно, что никто бы не желал данной участи, но если есть выбор, чтобы спасти жизнь, тут разговор короткий.

Источник

Adblock
detector